Полная версия

Главная arrow История arrow История Востока

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

9.4. Турция после Кемаля

В ноябре 1938 г. президентом Турции стал Мустафа Исмет Иненю. В новом составе меджлиса (1939) по-прежнему абсолютно господствовала НРП. Успехи во внешней политике были отмечены урегулированием проблемы оттоманского долга и укреплением связей с державами, включая СССР. Но особое место в системе международных связей занимала Германия. Вторая мировая война прошла в Турции под знаком ее формального нейтралитета, однако фактически настроения в стране были прогерманскими, что следует считать естественным, если учесть недовольство турок по отношению к Англии и Франции в связи с событиями 1920-х гг.

Мобилизация огромной армии и финансовые осложнения военного времени привели к резкому возрастанию задолженности страны. Поражение Германии во Второй мировой войне поставило руководство Турции в весьма сложное положение, особенно на фоне недовольства населения экономическими затруднениями. Встал вопрос о путях развития и новой ориентации страны. Необходимо было сделать выбор, и он был сделан. Уже в 1945-1947 гг. было принято несколько законов о земельной реформе, о создании министерства труда, о профсоюзах. Стали издаваться новые газеты и журналы, порой весьма радикальной направленности. Наконец, официально была признана (в парламентском выступлении М. Иненю в ноябре 1945 г.) необходимость отказа от однопартийной системы.

В январе 1946 г. группа депутатов из числа бывших членов ΗΡΠ создала новую Демократическую партию (ДП) во главе с бывшим премьером Д. Баяром. В отличие от правящей партии ДП выступала за широкую свободу действий для любого частного капитала, включая иностранный, за строгое соблюдение в стране всех декларированных конституцией гражданских прав и демократических свобод. На выборах 1946 г. эта партия получила 61 место в парламенте (ΗΡΠ - 396). Доктрина Трумэна, связанные с ней огромные кредиты и американские инвестиции по плану Маршалла завершили процесс переориентации Турции и в немалой степени способствовали отходу от официальной политики этатизма к экономическому развитию страны с упором на частнопредпринимательскую деятельность. Эта политика и новая ориентация усиливали позиции ДП, которая на выборах 1950 г. добилась большого успеха (396 мест против 68 у ΗΡΠ). Президентом страны стал Джеляль Баяр, премьером Аднан Мендерес. На протяжении 1950-х гг. ежегодный прирост промышленной продукции в Турции достигал 8%, хотя и сопровождался ростом внешней задолженности и жестким преследованием радикальной прессы. Впрочем, постепенно обстановка в стране менялась.

Прежде всего, несмотря на преследования, режим поощрения прав и свобод не мог не сказаться на росте оппозиционных сил. Эти силы были разными по характеру. С одной стороны, крепло рабочее движение, возглавлявшееся профсоюзами и проявлявшееся в забастовках и возрастании требований как экономического, так и политического характера. С другой - активизировалось исламское духовенство, которое добилось от ДП ряда важных уступок (преподавание ислама в школе, строительство новых мечетей, чтение Корана по радио и др.). Влияние духовенства росло довольно быстро, особенно среди необразованного населения, в деревне. Частично это влияние шло в ногу с официальной политикой ДП, делавшей ставку на национализм в стране и в то же время все более явственно опиравшейся на реакционные силы как в Турции, так и за ее пределами. Дело дошло до того, что в апреле 1960 г. была создана парламентская комиссия с чрезвычайными полномочиями для расследования подрывной деятельности оппозиции. Это оказалось предельной мерой, вызвавшей взрыв недовольства.

27 апреля 1960 г. состоялся митинг студентов Стамбульского университета, за которым в последующие дни прошли массовые демонстрации студентов в Стамбуле и Анкаре, в других городах. Движение студентов было поддержано недовольным армейским офицерством (в армии с 1954 г. существовала тайная организация ататюркистов, ставившая целью возврат к политике Кемаля), от имени которого командующий сухопутными силами Джемаль Гюрсель предъявил правительству ультиматум. 27 мая был совершен государственный переворот. Власть перешла в руки Комитета национального единства во главе с Гюрселем. По решению комитета она была передана Учредительному собранию, которое в мае 1961 г. приняло новую конституцию страны.

Конституция 1961 г. провозгласила верховный суверенитет народа, вновь декларировала свободы и права граждан, в том числе право на создание различных партий и группировок, на свободное издание газет и т.п. В новой конституции было строго оговорено разделение властей, т.е. сосуществование независимых друг от друга законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. В предвыборной борьбе в октябре 1961 г. приняло участие несколько партий, включая и Партию справедливости (ПС), созданную на основе распущенной Демократической партии (лидеры ее были сурово наказаны; трое из них, в том числе Мендерес, казнены). ПС и НРП получили в новом двухпалатном парламенте Турции большинство мест. Президентом страны был избран Гюрсель, премьером стал лидер НРП Иненю.

Под знаком бурного роста политической борьбы прошли в Турции 1960-е гг. Возникали все новые партии и группировки, как левые, так и правые. На фоне партийной борьбы все остальные проблемы страны, в том числе и экономические, оказались как бы на заднем плане. И хотя правительство по-прежнему уделяло им немало внимания, а государственный сектор экономики соответственно увеличивался, параллельно с этим росла и задолженность страны, что было следствием экономической неэффективности государственного хозяйства. Усиление забастовочной борьбы и вызванные этим репрессивные меры правительства во главе с лидером ПС Сулейманом Демирелем в конце 1960-х гг. снова создали в Турции обстановку внутреннего кризиса и анархии. В итоге военные опять оказали давление на власть с целью навести порядок. В марте 1971 г. правительство Демиреля было вынуждено уйти в отставку. И хотя на сей раз руководители армии активно не вмешались в политическую жизнь, предоставив это дело новому правительству, именно они диктовали его политику, суть которой сводилась к наведению порядка жесткой рукой, т.е. к преследованию радикальных партий, групп и органов печати. Объявленное в апреле 1971 г. чрезвычайное положение в Анкаре и Стамбуле было отменено лишь осенью 1973 г., а собравшийся вслед за этим новый парламент принял ряд важных реформ, в том числе закон об аграрной реформе, предусматривавший выкуп земель у крупных собственников и распределение их среди крестьян.

В некотором роде повторением 1960-х стали 1970-е гг. После нового вмешательства военных вновь началась ожесточенная борьба разных политических партий за власть. С новой силой разгорелись страсти, принявшие к концу десятилетия характер массовых акций политического экстремизма, что вновь привело страну к состоянию, близкому к анархии. Экономика страны, несмотря на некоторые успехи (в 1975 г. прирост валового продукта составил 8%), оставалась по-прежнему в основном государственной и потому была неэффективной, тяжелым грузом ложившейся на бюджет. К 1980 г. внешняя задолженность Турции достигла 20 млрд долл. США. Дорого обошлась стране и военная экспедиция 1974 г. на Кипре. 12 сентября 1980 г. в условиях резкого обострения внутриполитического кризиса в Турции вновь был совершен военными государственный переворот, на сей раз с роспуском всех политических партий и парламента.

Стоит отметить бросающуюся в глаза закономерность динамики развития страны в послевоенное время. Абстрагируясь от деталей, эту динамику можно зафиксировать примерно в таком виде. Вначале от вполне законных парламентских свобод с политической борьбой к состоянию нестабильности при ощутимой экономической неэффективности и росте задолженности. Затем от нестабильности к острому кризису и, как результат, к вмешательству военных, восстанавливающих статус-кво и как бы создающих условия для очередного аналогичного цикла. Если эту динамику интерпретировать с точки зрения концепции сопротивления и приспособления традиционной структуры к новым условиям существования страны, в которой формально были декларированы все гражданские права и свободы и предоставлена возможность для развития частнособственнического предпринимательства, то выводы будут весьма грустными. Окажется, что структура Турции в целом долгие десятилетия не была вполне готова к радикальной трансформации. Энергия резкой внутренней трансформации, не будучи в основном направлена в сферу экономики, что имело место, скажем, в Японии, как бы переключилась в сферу политики, где формально декларированные права и свободы предоставляли для этого определенный простор. Ситуации в немалой мере содействовало то уходящее корнями в историю обстоятельство, что турки всегда были воинами, частично администраторами и менее всего торговцами и предпринимателями. Нехватка опыта была компенсирована традиционной формой, т.е. слиянием власти с собственностью. Отсюда столь важная ведущая роль государственного хозяйства со всеми его особенно заметными в эпоху бурного развития капитализма слабостями, в конечном счете сводящимися к экономической неэффективности бюрократического управления экономикой и соответственно к росту внешнего долга страны.

Можно отметить и еще одну немаловажную закономерность: в условиях жесткой или военной централизованной власти экономическая неэффективность менее заметна, тогда как состояние политической нестабильности усиливает ее импульс, что и ведет страну к кризису.

В заключение несколько слов об исламе. Радикальные кемалистские преобразования почти не оставили ему места в социальной и политической жизни страны. В этом Турция, как подчеркивалось, была уникальной среди других мусульманских стран XX в. Однако, несмотря на столь бесценные преимущества, полностью использовать их страна не сумела. В годы нестабильности ислам поднимал голову. Его сторонники начинали вести активную пропаганду и быстро находили сочувствующих, ибо корни ислама глубоки, ими пронизана вся традиция страны, включая ее культуру, в том числе политическую. И хотя политический экстремизм в наше время распространен достаточно широко и вне мусульманского мира, многое здесь - что касается Турции - явно восходит к фанатизму ислама, с чем нельзя не считаться.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>