Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

21.3. Запад в системе отношений Японии с другими восточноазиатскими государствами

Основы взаимоотношений Японии и США были заложены в 1951 г. подписанием так называемого Договора безопасности, в соответствии с которым Япония предоставила США свою территорию под военные базы. В 1960 г. был подписан Договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности сроком на 10 лет. В 1970 г. правительство Японии приняло решение об автоматическом продлении действия Договора на неопределенно долгий срок.

Начиная с 1950-х гг., в основе внешней политики Японии лежали четыре основополагающих принципа, сформулированных тогдашним премьер-министром страны Сигеру Есидой. Это тезисы о том, что основная цель Японии — во-первых, экономическое развитие; во-вторых, ограничение вооружения армии и избегание участия в международных конфликтах; в-третьих, следование за политическим руководством США и принятие от них военной защиты; в-четвертых, отказ от идеологизации внешней политики и концентрация первоочередного внимания на международном сотрудничестве.

В 1978 г. вступили в силу "Основные направления оборонительного сотрудничества между Японией и США", которые действовали до 1996 г. Во время визита Б. Клинтона в Токио в апреле того же года была достигнута договоренность об их пересмотре. Во исполнение этой договоренности в сентябре 1997 г. Консультативный комитет по вопросам безопасности обнародовал их новую версию, в которой предусмотрены дальнейшие укрепление и расширение сотрудничества в области безопасности между США и Японией.

Показательно, что если, согласно японо-американскому Договору о безопасности, американские войска несут обязательства по защите Японии, то там ничего не говорится об использовании японских вооруженных сил для защиты американской территории. Со временем такое положение может существенно измениться в направлении расширения как объема встречных обязательств Японии, так и ее прав в рамках союза с США.

В годы холодной войны, когда основной угрозой безопасности Японии считался СССР, она была вынуждена отождествить свою внешнюю политику с политикой США, рассматриваемых в качестве старшего партнера. Исчезновение угрозы с Севера породило в определенных кругах японского общества настроения о возможности отказа от японо-американского Договора о безопасности или его пересмотра с учетом новых реальностей. При всей сохраняющейся привязанности к США Япония стремится пересмотреть традиционную ориентацию па единственного союзника и запять подобающее своему экономическому весу и притязаниям место в Восточной Азии.

В соответствии с конституционными ограничениями японские силы самообороны вплоть до начала 1990-х гг. ни разу не участвовали в конфликтах за рубежами страны. В 1992 г. после операции "Буря в пустыне" японский парламент принял специальный закон, разрешающий участие японских войск в операциях за пределами страны в миротворческих операциях под эгидой ООП. В 1995 г. в Японии были приняты новые "Направления национальной оборонной программы", в соответствии с которыми на Министерство обороны и Силы самообороны возложена ответственность не только за защиту Японии и борьбу с последствиями стихийных бедствий, но и за создание более стабильной обстановки в мире.

В сентябре 1997 г. были обнародованы пересмотренные "Основные направления японо-американского сотрудничества в области обороны", где были зафиксированы обязательства Японии по оказанию поддержки американской армии в Восточной Азии и на Дальнем Востоке. В результате этого Япония впервые после окончания Второй мировой войны выразила согласие применять войска за пределами своих границ не только в символических операциях, таких, например, как эвакуация беженцев, но и для тыловой поддержки и морской блокады побережья любого потенциального противника.

В связи с этим показательно, что в настоящее время японцы поровну делятся на тех, кто выступает за сохранение американских войск на своей территории, и тех, кто высказывается за их вывод. А примерно 80% японских бизнесменов поддерживают сокращение численности американских войск на Окинаве. Росту подобных настроений способствует поведение американских военнослужащих, которые нередко попадают на скамью подсудимых за грабежи, изнасилования, убийства и другие преступления, что, естественно, подрывает авторитет американских войск.

Многие японцы характеризуют американцев как "ленивых", "малообразованных" и "надменных". Они считают Америку державой, клонящейся к упадку, пораженной преступностью, наркоманией, расточительством. Разумеется, и американцы не остаются в долгу, обвиняя японцев в несоблюдении общепринятых правил игры.

Показательно, что в 1996 г. японское правительство заговорило о "независимой дипломатии", в то время как раньше всегда осторожное в своих заявлениях и суждениях МИД страны предпочитало использовать более неопределенное и туманное выражение "проактивная дипломатия".

В то же время часть японской внешнеполитической элиты и политиков выступает за то, чтобы уделять больше внимания вопросу об установлении более тесных японо-китайских отношений. Есть также сторонники ослабления геополитической зависимости от американского "щита безопасности". По их мнению, но вопросам глобальной значимости Япония должна говорить от имени Азии, вместо того чтобы автоматически следовать за Америкой, так как более многостороннее азиатско-тихоокеанское сотрудничество отвечает национальным интересам Японии.

В связи с этим показательно, что так называемая Комиссия Хигути, действующая в ранге консультативного совета при премьер-министре, в докладе, опубликованном летом 1994 г., провозгласила "три столпа японской политики безопасности". В докладе подчеркивалось первостепенное значение американо-японских связей в области безопасности и в то же время говорилось о необходимости азиатского многостороннего диалога по безопасности. Такой подход можно встретить также в целом ряде документов и работ, вызвавших дискуссии у японской общественности.

Среди них можно назвать доклад Комиссии Одзавы 1994 г. "Программа для Новой Японии"; план "Всеобъемлющая политика безопасности", где обосновывалась мысль о возможности использования японских военнослужащих в миротворческих операциях за границей; доклад японской ассоциации управляющих, подготовленный в 1996 г. при содействии мозгового треста Фудзи банка; доклад "Возможности и роль системы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе", представленный премьер-министру в июне 1996 г. японским форумом по международным делам и т.д.

При этом отношение японцев к Китаю характеризуется двойственностью. С одной стороны, для них типично довольно сильное культурное и эмоциональное отождествление себя с Китаем, у которого они заимствовали многое, в том числе конфуцианство, иероглифическое письмо и т.д. С другой стороны, для них Китай — традиционный соперник, потенциальная угроза стабильности в регионе. Эти противоречия особенно отчетливо проявились в разгоревшихся с новой силой в последнее время спорах и действиях двух сторон по вопросу об островах Сенкаку (кит. — Дяоюйдао).

В рассматриваемом контексте немаловажное значение имеют также отношения Японии с Южной Кореей и другими азиатскими странами, которые берут свое начало во взаимной неприязни тысячелетней давности. Особо важную роль здесь сыграла японская оккупация 1931—1945 гг. Симптоматично, что дипломатические отношения между двумя государствами были восстановлены только в 1972 г. Результатом их улучшения стало подписание в 1978 г. Договора о мире и дружбе между Японией и Китаем.

В 1992 г. в Японии побывал генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь, и в том же году в Пекин прибыл император Японии Акихито. В ходе визита император принес китайскому народу формальные устные извинения за те бедствия, которые причинила ему японская армия во время оккупации. Однако это не привело к окончательному решению вопроса об ущербе, нанесенном Китаю оккупацией, о чем свидетельствует его выдвижение время от времени на передний план взаимоотношений двух стран.

В апреле 2005 г. по всему Китаю прокатились массовые демонстрации протеста против нового японского учебника по истории, сопровождавшиеся погромами японских магазинов и нападениями на японские дипломатические представительства. Особое негодование Пекина и демонстрантов вызвало нежелание Японии раскаяться за преступления, совершенные японскими военными в начале минувшего века, когда Страна восходящего солнца вела войны в Китае с целью подчинить его своему господству и превратить в свою колонию.

Пекин также был возмущен тем, что бывший в тот период премьер Японии Дзюнъитиро Коидзуми совершал регулярные паломничества в токийский храм Ясукуни, где в списки воинов-героев, погибших за императора, включены главные военные преступники, приговоренные к смертной казни в 1948 г. по приговору Международного токийского трибунала. Такая позиция, как считают в китайском руководстве, не дает Японии морального права претендовать на место постоянного члена Совета Безопасности. Поэтому Пекин жестко дает понять Японии, что при всем уважении к ней как экономическому партнеру он никогда не примет ее претензии на особую роль в Восточной Азии и не допустит ее включения в число постоянных членов Совета Безопасности ООН. С помощью протестов, проявляющихся в различных формах, Пекин пытается поставить Японию на место в ее попытках обрести более высокое положение в мире в соответствии со своим статусом экономической сверхдержавы.

Южная Корея в свою очередь предъявляет Японии протесты в связи с се продолжающимися территориальными притязаниями на группу скалистых островов в Японском морс. Поводом одного из последних таких протестов послужило издание в апреле 2005 г. в Японии "Голубой книги" по дипломатии, в которой говорится, что необитаемая группа скалистых островков вулканического происхождения Токто (по-японски Такэсима) являются японской территорией. Однако, несмотря на эти протесты, официальный Токио продолжает настаивать на том, что эти острова принадлежат Японии.

Одновременно в Японии были одобрены школьные учебники истории, в которых острова Токто также названы японской территорией. Причиной обострения отношений между Токио и Сеулом стало решение законодательного собрания японской сельскохозяйственной префектуры Симане отмечать каждый год 22 февраля День Такэсима. Причем сама эта идея являлась инициативой активистов правящей Либерально-демократической партии. Токио вынужден будет искать новый тип отношений с Кореей в случае объединения Севера и Юга соседнего полуострова.

Такое положение вещей еще более привязывает Японию к США как главному гаранту безопасности в регионе. Несомненно, появление более сильного Китая создает у японцев чувство повышения значимости их страны для США и в то же время усиливает чувство неопределенности относительно геополитического будущего своей страны.

В связи с этим показательно, что хотя Япония многими на Западе (да и не только) рассматривается как нечестный торговый партнер, представляющий угрозу экономическим интересам США, американцы поддерживают идею предоставления ей места в Совете Безопасности ООН.

Надо отмстить, что США и Япония остаются торгово-экономическими соперниками, причем не только в сфере двусторонней торговли, но и как конкуренты за большую долю в быстро растущей экономике Азии. Конечно, обе стороны стремятся к тому, чтобы эта конкуренция не вышла за допустимые рамки. Но нет гарантий того, что она не приобретет враждебный характер. Хотя первоначальный мотив японо-американского договора о безопасности и исчез, обе стороны заинтересованы в поддержании мира в Северо-Восточной Азии. До тех пор, пока не будет разрешен внутрикорейский вопрос и не станут ясны перспективы Китая, военное присутствие Америки в Японии и Корее остается лучшей гарантией сохранения мира в регионе. Это тем более актуально, что паранойя США против Японии, имевшая место в 1990-х гг., постепенно переносится на стремительно восходящий Китай. Как констатировал 3. Бжезинский, в Америке "японофобия превратилась теперь в синофобию".

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>