Полная версия

Главная arrow Культурология arrow АРХИТЕКТУРА: КОМПОЗИЦИЯ И ФОРМА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Объемные архитектурные композиции

К группе объемных относятся такие формы, высота которых не меньше максимального их размера в плане, а соотношения планировочных размеров не отличаются явной контрастностью (исходная фигура — куб). При этом максимальный вертикальный размер не ограничен. Протяженные композиции относятся к рассмотренной выше типологической группе фронтальных. Поэтому объемные формы могут быть либо компактными, либо высотными. Компактные объемные формы первичны в истории зодчества и вплоть

до середины XIX в. сохраняли свое количественное преобладание, одновременно наращивая типологическое разнообразие. С начала XX в. ареал распространения этих форм начал сокращаться и теперь охватывает в основном только сельские, загородные и пригородные районы. Высотных зданий, напротив, становится все больше, но концентрируются они лишь в крупных городах. При этом как высотные, так и компактные композиции могут быть однообъем- ными или составными (блокированными).

Однообъемные композиции

Большинство однообъемных композиций условно преобладают прямоугольные формы геометрически закономерны. Среди них без- (рис. 5.18).

Средневековый итальянский город

Рис. 5.18. Средневековый итальянский город

Изобретение прямого угла в свое время было одним из величайших достижений древнего человека. С тех пор прямоугольные формы являются абсолютно господствующими в архитектуре.

Популярны также цилиндрические композиции. Определенный аскетизм подобных объемов преодолевается сложностью силуэта заверше-

ний, обогащением «чистых» объемов выступами и выемками, превращением сплошного объема в «слоеный пирог» и т.п. (рис. 5.19—5.22).

Вилла Медичи (Каза Ротонда) в Швейцарии (1980-1982). Архит. М. Ботта

Рис. 5.19. Вилла Медичи (Каза Ротонда) в Швейцарии (1980-1982). Архит. М. Ботта

Драматическое столкновение компактных самодостаточных форм с фигурными вырезами в их поверхностях характерно для творческой манеры Марио Ботта. Чистая геометрия объемных форм всегда побеждает в этой «борьбе противоположностей».

Рис. 5.20. Вилла в США (1990-е гг.). Архит. Р. Майер

Цилиндрическая форма самодостаточна и не вступает во взаимоотношения с контекстом, особенно природным. Поэтому зодчий обогатил цилиндрическую часть виллы прямоугольными плоскостями.

Рис. 5.21. Проект высотного здания в США (1990-е гг.). Архит. Р. Майер

Оставаясь в рамках функционалистской стилистики, Р. Майер представил высотное здание в виде архитектурной скульптуры, что больше отвечает принципам антипода функционализма — творческого метода формализма. Это лишний раз подтверждает «закон времени», согласно которому ушедшая эпоха в зодчестве воспринимается с формально-эстетических позиций.

Функционализм 1920-х гг. оставил богатое наследство новых форм. Среди них наиболее популярная и наглядная группа форм выделяется своей «горизонтальной полосатостыо».

Макет офисного здания в США (1990-е гг.)

Рис. 5.22. Макет офисного здания в США (1990-е гг.)

Кроме геометрически закономерных, группу компактных форм в XX в. пополнили объемные формы, образованные по принципу биоподобия. Первые опыты в этой сфере творчества осуществляли в 1920-х гг. архитекторы-экспрессионисты (рис. 5.23).

Рис. 5.23. Башня Эйнштейна в Потсдаме (Германия; 1920—1924). Архит. Э. Мендельсон

Философия архитектурного экспрессионизма основана на выражении динамизма эпохи, преодоления гравитации, движения сквозь пространство и время. Предполагалось, что могущество науки и техники позволит освободиться от сковывающих сил природы. Поэтому отрицалась сама постановка вопроса о необходимости связи архитектурных форм с пространством.

Во второй половине века возникла наука «Архитектурная бионика» и сформировалось проектное направление, получившее название био-тек. Сам факт его возникновения стал возможен благодаря новым материалам и технологиям в условиях возникшего социального заказа на нетрадиционные формы. Био-тек

практикует разнообразные сочетания поверхностей двоякой кривизны, которые образуют сложные объемы, не нуждающиеся в фасадном декоре и не обладающие традиционно четкой

артикуляцией конструктивно-функциональной структуры зданий. Примеры практической реализации биоподобных форм представлены на рис. 5.24, ав.

а. Отель в Барселоне (2005). Архит. Р. Бофилл

Рис. 5.24а. Отель в Барселоне (2005). Архит. Р. Бофилл

Здание банка в Санкт-Петербурге (2009—2012). Архит. Е. Герасимов и С. Чобан

Рис. 5.246. Здание банка в Санкт-Петербурге (2009—2012). Архит. Е. Герасимов и С. Чобан

в. Дворец искусств королевы Софии в Городе искусств и наук в Валенсии (Испания; 1996—2001). Архит. С. Калатрава

Рис. 5.24в. Дворец искусств королевы Софии в Городе искусств и наук в Валенсии (Испания; 1996—2001). Архит. С. Калатрава

Биоподобные здания оцениваются массовым сознанием как экзотические объекты, не имеющие архитектурных соответствий в традиционной городской среде с ее преиму-

щественно прямоугольной застройкой. Однако имеет значение и конкретный контекст. Так, отель в Барселоне, силуэтом напоминающий дельфина, соответствует местоположе-

нию на берегу океана, в зоне пляжей. Совсем другой контекст в Петербурге, где здание банка стало частью невской панорамы, фланкированной на другом берегу знаменитыми ансамблями — Смольного монастыря и Александро- Невской Лавры. В такой ситуации бионическая форма высотного здания, конечно же, неблагоприятна для главной городской панорамы. Но в другой ситуации — на территории развлекательно-познавательного комплекса — здание в виде фантастической ракушки вполне уместно.

Проект небоскреба Чикаго-Спейр (2012). Архит. С. Калатрава

Рис. 5.25. Проект небоскреба Чикаго-Спейр (2012). Архит. С. Калатрава

Для современной архитектуры все более характерными становятся самодостаточные вертикальные (высотные) формы. Эта тенденция корректирует традиционные представления о тектонике, масштабности, гармоничном про- норционировании, особенно в зданиях выше ста этажей. В высотном строительстве особенно заметна тенденция к поиску необычных силуэтов, не имеющих аналогов в историческом зодчестве. При этом здание рассматривается как некая архитектурно-дизайнерская скульптура, форма которой лишь в малой степени зависит от функции объекта, так как обычно это здания с преимущественно однотипной ячеистой структурой — офисные или жилые (рис. 5.25).

Наглядно-очевиден скульптурно-дизайнерский подход к проектированию этого здания, что неудивительно, учитывая его типовую офисную функцию и характер творчества С. Калатравы — талантливого инженера-архитектора, дизайнера и скульптора.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>