Логические правила доказательства

Следует вспомнить, что логическая взаимосвязь элементов доказательства и опровержения отражает объективные свойства, отношения и связи реального мира. Она сложилась на основе общественной практики и обусловливает необходимые регулятивы (принципы, правила, приемы) мыслительного процесса. Их следует соблюдать по отношению к тезису, аргументу и демонстрации. Нарушение этих правил ведет к логическим ошибкам.

Под логической ошибкой обычно имеют в виду непреднамеренное нарушение правил логики в процессе рассуждения. Ошибки возможны по причине логической небрежности, неосведомленности, неквалифицированности. Их относят к разряду паралогизмов.

Наряду с такими ошибками есть еще преднамеренные нарушения логических правил. Их используют с целью ввести в заблуждение оппонента; создать видимость победы в дискуссии; изменить ход действий и поступков масс людей. Такие ошибки называют уловками, или софизмами. Хотя они неприемлемы в отношениях между юристами, так как не соответствуют нормам культуры диалога, запутывают профессиональные действия, но в жизни используются.

Рассмотрим выработанные логикой, теоретически обоснованные и практически оправданные правила доказательного рассуждения и наиболее часто встречающиеся ошибки.

1. Правила, относящиеся к тезису.

Мы уже убедились, что центральным пунктом рассуждения, раскрытию и обоснованию которого подчинен процесс аргументации, является тезис. Любой, кто стремится логически правильно мыслить, обязан помнить, что, о чем бы он в доказательстве ни заводил речь, всегда следует иметь в иду главную цель — оправдание или опровержение тезиса. Доказательное рассуждение предполагает соблюдение в его отношении двух правил: определенности тезиса и его неизменности.

А. Правило определенности предполагает, что тезис должен быть логически определенным, сформулированным ясно, четко и точно. Это основное условие всякой познавательной ситуации. Нужно точно определить, о чем идет речь. Если тезис — сложное суждение, то необходимо выделить его узловые моменты. Над этим надо поработать. Существует афоризм: «Легкое дело — тяжело писать и говорить, но легко писать и говорить — тяжелое дело». Тезис обязательно должен быть корректно представлен для обсуждения.

Например, обсуждается тезис: «Свобода есть общественное благо». Этому тезису недостает конкретности. Он допускает различные толкования и вполне может быть как ложным, так и истинным.

Правило определенности или точного и ясного формулирования тезиса требует перед рассуждением уточнить содержание основных понятий, входящих в него. Целесообразно формулировать тезис в самом начале разговора. Это помогает сосредоточить внимание на главном. В древней индийской философии существовало такое требование: собираешься критиковать чье-то положение, повтори критикуемый тезис и получи согласие оппонента, что его мысль изложена верно. После этого начинай критический разбор.

Б. Правило неизменности тезиса требует, чтобы тезис оставался тождественным, одним и тем же на протяжении всего доказательства или опровержения.

Бывают ситуации, когда пропонент приходит к мысли, что нужно изменить тезис. Он может это сделать, но ему необходимо поставить в известность своего оппонента. Нельзя негласно отступать от ранее выдвинутого тезиса.

Требования данного правила просты и очевидны. При наличии элементарных навыков логической культуры они выполняются.

Нарушение приведенных правил ведет к логическим ошибкам. Их бывает несколько:

а) подмена тезиса. Данная ошибка означает следующее: начав доказывать один тезис, через некоторое время незаметно переходят к доказательству другого тезиса. Следует учитывать, что замена тезиса может быть вызвана различными причинами: непониманием сути рассматриваемого вопроса, волнением, сознательным нежеланием сохранять один и тот же тезис во время доказательства.

Например, в 70-х годах XIX века анархисты подменили в дискуссиях марксистский: «Общественное сознание определяется общественным бытием» — на тезис «Идеология человека определяется едой». Они приписали К. Марксу второй тезис и, опровергнув его, объявили, что опровергли марксизм.

Такого рода подмены возможны и сейчас они имеют место как в газетных статьях, так и в публичных выступлениях различных «специалистов» от экономики, политики и т.д.;

  • б) «логическая диверсия». Эта ошибка является разновидностью подмены тезиса. Она возможна, когда у доказывающего тезис исчезает возможность доказать его. Тогда он переключает внимание оппонента и слушателей на обсуждение другого утверждения. Это очень распространенный прием средств массовой информации, особенно в нашей стране в современных условиях, когда вместо мысли о проблемах в социальной сфере начинают рассматриваться вопросы об идеологических диверсиях;
  • в) «частная подмена тезиса» илы «потеря тезиса». Первая ситуация возможна, когда пропонент пытается видоизменить собственный тезис. Например, это происходит, если, пытаясь доказать, что «армия — это элемент политической системы общества», мы утверждаем, что она имеет современное оружие и технику. Таким путем мы ничего не докажем, так как и милиция (полиция) имеет современное оружие и технику.

«Потеря тезиса» бывает, когда пропонент просто забывает то, что он выдвигал в качестве тезиса, когда он теряет контроль за ситуацией;

г) «довод к человеку» — это тоже логическая ошибка. Она состоит в подмене самого тезиса ссылками на личные качества того, кто его выдвинул. Такую ошибку очень часто допускают сознательно. В деятельности юристов в судебной практике при существующей системе иерархических отношений она выражается в форме реплики: «Кого мы слушаем?»

Иногда довод к человеку проявляется в том, что доказательство подменяют ссылкой на цитату. При этом цитаты произвольно вырываются из контекста, а иногда и произвольно трактуются.

Бывают случаи, когда пропонент подменяет доказательство тезиса воздействием на чувства людей, превращая «довод к человеку» в «довод к публике». Например, при необходимости скомпрометировать чье-то выступление обращаются к аудитории, не рассматривая ни одного тезиса выступающего.

Образно это показал А. Гайдар в повести «Школа». На митинге в Каменке большевик Баскоков не стал рассматривать ни одного тезиса эсера Кругликова о необходимости исполнять приказы Временного правительства, а обратился к крестьянам: «А скажите мне, граждане, какая Вам польза от этой войны? Война была — война есть. Земли не было — земли нет. Помещик жил рядом — жил. А сейчас живет? Живет, живет. Ну, а теперь, кто не согласен, пусть выйдет на это место и скажет, что я неправду сказал...».

Конечно, возможности для логически неоправданных отклонений сокращаются, если соблюдаются правила ясности и неизменности тезиса во время аргументации.

2. Правила по отношению к аргументам.

Доказательное значение рассуждения и его логическая самостоятельность во многом зависят от качества исходного фактического материала, от убеждающей силы аргументов. Если они ложные или сомнительные, то и доказательство будет необоснованным, и тезис в лучшем случае останется просто недоказанным. Именно поэтому необходимо проводить предварительную работу до начала самого процесса доказательства.

Выступления перед различной аудиторией или дискуссия с разными оппонентами могут различаться не только стилем, глубиной содержания, психологическими приемами, но и характером и типом аргументации, подбором и использованием действенных в этой аудитории аргументов. Решение данных задач возможно, если будут соблюдены определенные правила к самим этим аргументам. Правила эти таковы: аргументы, приводимые в подтверждение тезиса, должны быть истинными, а не противоречащими друг другу; аргументы должны быть достаточным основанием для подтверждения тезиса; аргументы должны быть суждениями, истинность которых доказана самостоятельно, независимо от тезиса.

При нарушении этих правил возможны следующие ошибки по отношению к аргументам:

а) ложность оснований (основное заблуждение). В данном случае в качестве аргументов берутся не истинные, а ложные суждения, которые выдают или пытаются выдать нам за истинные.

Очевидно, что если в фундамент рассуждения кладут непроверенные или сомнительные факты, то опытному оппоненту достаточно поставить под сомнение один или несколько доводов, и сразу же рушится вся система рассуждений. Об убедительности такого рассуждения не может быть и речи.

Почему так происходит? Потому, что в качестве аргумента используют несуществующий факт, ссылаются на событие, которое в действительности не имело места, указывают на несуществующих лиц или на не имеющиеся в действительности технические средства.

Данное заблуждение называется основным, потому что оно подрывает главнейший принцип доказательства — убедить в правильности тезиса. Это заблуждение опасно в судебной практике, в которой использование неистинных аргументов (фактов, заключений экспертиз, постулатов и т.д.) чреваты принятием неверных решений, гибелью людей, потерей доверия к суду;

б) «предвосхищение оснований». В данном случае тезис опирается на недоказанные аргументы, которые могут только предвосхитить его.

Данная ошибка совершается, когда в качестве аргумента приводится положение, само нуждающееся в доказательстве. Так, например, в нашей стране в 30-х годах искали врагов народа, ссылаясь на аргумент «усиления классовой борьбы в процессе укрепления социализма», который выдвинул И. Сталин. Между тем истинность данной посылки никем не была доказана;

в) «порочный круг» (круг в доказательстве). Смысл данной ошибки мы уже раскрывали, когда рассматривали процесс определения понятий. Причина ее возникновения в том, что тезис и аргументы здесь взаимно обосновываются.

Примером может служить последовательность рассуждений одного из деятелей английского рабочего движения Д. Уэстона. Указывая на его ошибку, К. Маркс писал:

«Итак, мы начинаем с заявления, что стоимость товаров определяется стоимостью труда, а кончаем заявлением, что стоимость труда определяется стоимостью товаров. Таким образом, мы поистине вращаемся в порочном кругу и не приходим ни к какому выводу».

Как видим, к фактам, аргументам надо подходить корректно. Не случайно говорят, что изолированный факт — это еще не аргумент. Аргументы — это проверенные и осмысленные факты, суждения и т.д.

3. Правила по отношению к демонстрации.

Объективно характер демонстрации такой же, как и умозаключения. Логическая связь аргументов в ней такая же, как и в дедукции, индукции и аналогии. Из этого следует, что логическая корректность демонстрации зависит от соблюдения правил соответствующих умозаключений. К важнейшим из них относятся следующие:

а) в процессе дедуктивной аргументации необходимо использовать в большей посылке точное определение (описание) исходного эмпирического или теоретического материала.

Оно играет роль аргумента и позволяет продемонстрировать перед оппонентом практические соображения по конкретному вопросу или научную позицию.

В судебной практике, когда теория позволяет только предвидеть, в качестве обобщающих доводов выступают практические соображения. Именно поэтому надо стремиться к большей объективности, отходить от личностных притязаний;

б) в процессе дедуктивной аргументации нужно опираться на точное описание конкретного события, которое дается в меньшей посылке.

Данное правило обусловлено требованием конкретности истины. Если его не соблюдать, то рассуждение получится двусмысленным. В судебной практике это приводит к неправильной квалификации действий юридических и физических лиц.

Наряду с изложенными правилами в процессе доказательства необходимо соблюдать структурные формы вывода силлогизмов;

в) при индуктивном способе аргументации обобщению фактов должен предшествовать конкретный диалектический анализ их действительной природы.

Следует вспомнить, что доказательное значение индуктивного обоснования зависит от устойчивости повторяющихся свойств у однородных явлений. В связи с этим оно приобретает логическую основательность, если обнаруживает в разнообразных и случайных фактах проявление существенного и закономерного;

г) при аргументации в форме аналогии демонстрация состоятельнау когда явления сходны в существенных признаках.

Это относится не только к историческим аналогиям, но и ко всем другим их видам, в том числе и в судебной практике. Но так как такая аргументация не всегда обеспечивает безусловное и окончательное заключение, ею следует пользоваться лишь в качестве дополнения к дедуктивному или индуктивному обоснованию.

Вместе с тем, если не будет логической связи между аргументами и тезисом, то возможны ошибки в демонстрациях. В самой форме доказательства они таковы:

а) «мнимое следование» («Не следует...»). Эта ошибка возникает, когда тезис нс следует из приводимых в его подтверждение аргументов. Налицо несоответствие между логическим статусом посылок, в которых формируются аргументы, и логическим статусом суждения, содержащего тезис.

Так, в повести В. Богомолова «В августе сорок четвертого» в заключительной сцене капитан из комендатуры никак не хотел поверить, что перед ним предатели и вражеские разведчики. Он видел перед собой хорошие открытые лица. В его же представлении у них должна была быть неприятная внешность, «бегающие глаза» и т.д. За это он поплатился жизнью.

Это пример логического несоответствия аргумента и тезиса.

б) переход от сказанного с условием к сказанному безусловно.

Такое возможно, если в ходе демонстрации приводится аргумент, истинный в определенных условиях, а дальше он используется как аргумент безусловный, верный во всех случаях. Например, мышьяк ядовит, яд змеиный тоже смертелен. Суждение верно только в определенных условиях. В малых дозах змеиный яд — лекарство.

Нужно учитывать, что условные аргументы могут с необходимостью обосновать лишь условно принимаемый тезис.

в) переход от сказанного в определенном отношении к сказанному безотносительно к чему бы то ни было.

Данная ошибка возможна, если достоверный тезис, обоснованный в одном отношении, используют в других отношениях. Например, войну двух государств можно обосновать тем, что их армии осуществили несанкционированные боевые действия из-за ошибок командования, которые затем переросли в организованные боевые сражения, в связи с чем была задействована экономическая и социальная инфраструктура обществ. Но этот факт отношений между двумя государствами нельзя перенести на явление «война» в целом.

Овладение искусством доказательного рассуждения - важная задача юристов различного профиля и вида деятельности. Успешное решение многих вопросов, как известно, обусловлено способностью и готовностью специалистов успешно осуществлять доказательство. Убеждать — это значит, прежде всего, доказывать.

Следует понять, запомнить и руководствоваться мыслью о том, что соблюдение логических правил по отношению к тезису, аргументам и демонстрации обеспечивает доказательность рассуждения, является главным фактором убедительности процесса аргументации в различных областях теоретической и практической деятельности юристов, обеспечивает неопровержимость выводов, принимаемых решений, сформированных убеждений.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >