Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

3.3. Формирование и утверждение гегемонии евроцентристского мира

Как представляется, глобализация является феноменом последних четырех-пяти десятилетий, вызванным теми трансформациями, которые более подробно будут проанализированы в соответствующих главах данной книги. Но отметим здесь тот очевидный факт, что она была бы невозможна без тех эпохальных событий и процессов, которые имели место на просторах всей планеты со времен Великих географических открытий и привели в конечном счете к восхождению и утверждению евроцентристской цивилизации, или евроцентристского мира.

С точки зрения геополитического развития современного мира без преувеличения можно утверждать, что история Нового времени (особенно XIX в.) — это история распространения влияния и утверждения господства в пределах всей планеты Pax Europeana, или евроцентристского мира. Остальные народы, регионы и страны брались в расчет постольку, поскольку они были связаны с историей Запада.

Основные вехи и факторы формирования и утверждения господствующего положения евроцентристского мира, начавшегося в Новое время, подробно изучены в мировой политологической и геополитической литературе. Здесь представляется целесообразным в самой тезисной форме затронуть лишь те аспекты данной темы, которые так или иначе проливают свет на особенности и основные характеристики геополитического развития современного мира.

Новое время ознаменовалось уходом в прошлое европейской средневековой цивилизации и восхождением современной западной рационалистической цивилизации. Это период окончательного упадка и фактического исчезновения с политической карты Восточной Римской империи на Балканах и в Передней Азии, а также империи татаро-монголов на обширных просторах Евразии.

Эти события совпали с выдвижением на международно-политическую авансцену новых, динамично развивающихся акторов мировой политики в лице все более императивно заявлявших о себе национальных государств Запада. Речь идет о грандиозных социальных, национально-государственных, политических, парадигмальных и иных сдвигах и изменениях, в корне преобразивших бытийные основы существования западного человечества, которые привели к возникновению и утверждению новой системы миропонимания, перевернувшей все представления о человеке, обществе, государстве, их сущности и взаимоотношениях.

Любая цивилизация или мировая держава, продемонстрировавшая свою причастность к истории, самодостаточность и эффективность, неизменно обнаруживала тенденцию к пространственной экспансии. Пожалуй, этот принцип наиболее емко и лаконично сформулировал известный идеолог и практик Британской империи XIX в. С. Роде, который утверждал: "Расширение — это все". Этот тезис, как считал О. Шпенглер, воплощает "подлинную тенденцию всякой созревшей цивилизации".

Цивилизация, ставшая мировой, или мировая держава первоначально возникала в определенном центре, для которого вся остальная ойкумена, населенная варварами в самом широком понимании этого слова, служила в качестве объекта экспансии и арены расширения жизненного пространства. Чтобы убедиться в обоснованности этого тезиса, достаточно обратиться к опыту древних греков и римлян, арабов, монголо-татар, оттоманцев, создавших великие империи путем территориальной экспансии.

Более того, такая пространственная экспансия, особенно в условиях экстенсивного роста экономики, представляла одну из главных форм самовоспроизводства, продления существования любой цивилизации, или мировой державы, доказательства се причастности к истории. Поэтому естественно, что она неизбежно приобретала имперский характер. Можно с значительной долей уверенности утверждать, что империализм никогда не был монополией Европы или западного мира в целом, история империй так же стара, как и история человеческих цивилизаций.

Тем не менее в последние пять столетий инициатива в создании и экспансии наиболее эффективной и динамичной мировой цивилизации, отождествляемой с капитализмом, принадлежала европейцам, а затем Западу в целом.

Обладая беспрецедентной динамичностью и экспансионизмом, он заложил основы объединения ойкумены в единое целое и нынешней глобализации всех сфер жизни современного мира.

Капитализм с самого начала представлял собой феномен интернациональный, поскольку капитал никогда не признавал и не признает национальных границ. Поэтому появление и развитие капитализма привели к фундаментальным изменениям в мировом развитии. Впервые в истории человечества он сделал возможным установление действительно глобальных взаимоотношений между различными государствами, регионами, народами. Капитализм проник в самые отдаленные уголки земного шара и привнес далеко идущие изменения в динамику и характер мировой экономики, образа жизни и миропонимания народов, научно-технологического прорыва и систем политического правления.

В ходе эпохальных географических открытий европейские мореплаватели, неизмеримо расширив географические горизонты, несли свои ценности, традиции, обычаи, инструменты и орудия в Африку, Азию, Америку. По образному выражению Гегеля, мир для европейцев стал круглым1. Тем самым был положен конец изолированности цивилизаций и культур и инициировано начало длительного периода европейского проникновения в неевропейский мир, начало евроцентристского мира — мира, управляемого Европой (а затем и Северной Америкой).

Казалось бы, после открытий Колумба и Васко да Гама Запад должен был бы представляться как один из регионов обширной ойкумены, но победу в силу известного комплекса факторов одержала евроцентристская точка отсчета истории и перспектив человечества. Именно эта точка отсчета лежала в основе рассуждений Гегеля, когда он говорил о завершении историей полного цикла на европейской авансцене. Как утверждал Гегель, всемирная история направляется с Востока на Запад, так как Европа "есть безусловно конец всемирной истории, а Азия ее начало".

Первоначально именно Европа, а затем Запад разрабатывали, осуществляли и диктовали магистральные направления, пути и средства мирового развития, постепенно вовлекая в свою орбиту все новые регионы, страны и народы.

Европа дала современному миру передовую научную мысль и идеи гуманизма, великие географические открытия, положившие начало объединению всей ойкумены в единое целое, рыночную экономику, институты представительной демократии, традиции права, светское государство, основанное на принципах отделения церкви от государства, и т.д.

Англичане, французы, испанцы, голландцы, заселив гигантские просторы так называемых свободных земель Северной и Южной Америки, Австралии и Южной Африки, положили начало формированию новых наций и национальных государств европейского замеса. В итоге, в течение четырех столетий, последовавших за открытиями X. Колумба и Васко да Гама, почти вся Азия и Африка были покорены западными странами. Путем завоевания огромных территорий двух континентов, их стран и народов были созданы великие многонациональные колониальные империи, самой крупной из которых стала Британская, раскинувшаяся на громадных пространствах (от Гонконга на востоке до Канады на западе). Эти империи как бы узаконили господство Запада над всей ойкуменой. В итоге, на планете не осталось "ничейных", неосвоенных территорий. С этого времени началась борьба великих держав за передел уже поделенного мира.

С точки зрения объединения всей ойкумены в единое целое огромное значение имели: открытие в 1869 г. Суэцкого канала; строительство гигантской по своей протяженности железной дороги от Берлина через Балканы, Босфор и дальше через всю Малую Азию, Мосул и Багдад до Персидского залива; завершение в 1914 г. строительства Панамского канала между Атлантическим и Тихим океанами и т.д.

Одним из результатов всех этих процессов стало формирование в XIX в. идеи превосходства Европы над другими регионами и европейских народов над другими народами. Постепенно вырабатывались критерии передовой европейской цивилизации, противопоставляемой отсталым (якобы варварским) незападным обществам. Прогресс стал, в сущности, синонимом Европы. Не вызывала никаких сомнений сама мысль о том, что Европа должна вести весь остальной мир к благам цивилизации. Именно это имел в виду Р. Киплинг, когда провозгласил ставший знаменитым лозунг о бремени белого человека.

Можно сказать, что великие географические открытия и колониальные завоевания вызвали полную трансформацию самого ойкуменического облика (весь земной шар впервые за всю историю человечества стал единой ойкуменой) и геополитической карты планеты. Из сказанного вытекает вывод, что последние десятилетия XIX в. и первое десятилетие XX в. — это период, когда евроцентристский мир достиг своего апогея.

Постепенно частью мира, созданного европейцами, становились те регионы и территории, которые были заселены и освоены европейцами, вытеснившими либо физически уничтожившими местное население. Здесь имеются в виду прежде всего Северная Америка, Австралия и Новая Зеландия, а также Южная Америка, где сформировались либо своеобразные дочерние, либо гибридные культуры и общества.

Первая мировая война показала, что эра господства Европы {европейский век) уступает место новому атлантическому веку — веку совместного господства Европы и Северной Америки. Этому в определенной степени способствовало то, что стремительное развитие военных технологий, в частности появление авиации, постепенно уменьшало действенность фактора географической удаленности США от ведущих центров мировой политики.

Из Второй мировой войны США вышли могущественной экономической и военно-политической сверхдержавой, что уже само по себе сделало традиционную политику изоляционизма достоянием истории. Окончательно отказавшись от такой политики, Америка перешла к активному участию в мировых делах на глобальном уровне. Более того, она стала одним из полюсов образовавшегося сразу после Второй мировой войны глобального двухполюсного миропорядка.

В социально-экономическом плане главным содержанием рассматриваемого периода стало распространение капиталистических отношений и рыночной экономики из Европы и Северной Америки на все новые страны и регионы. Мировая капиталистическая система начала складываться как бы своеобразными волнами, что позволило исследователям выделить некие "эшелоны" в ее развитии. В политическую и научную лексику вошли понятия центр и периферия, которые были призваны обозначить различия между экономически развитыми и отсталыми в своем развитии странами и регионами.

Центр составляло небольшое число стран-лидеров: Великобритания, США, Франция, Германия, Скандинавские страны. Их переход па капиталистические рельсы начался раньше, чем в других странах. В ходе промышленной революции за сравнительно короткий по историческим меркам период они добились впечатляющих результатов. Периферией считались все остальные страны, которые встали на путь капитализма сравнительно поздно. Для них стал характерен так называемый догоняющий тип развития.

Круг этих стран, которые в той или иной форме и с теми или иными модификациями повторяли путь, пройденный странами центра, на протяжении XIX—XX вв. неизменно расширялся. Размежевание на центр и периферию в более или менее очерченной форме проявлялось в начальный период развертывания и осуществления промышленной революции.

Однако, начиная с рубежа XIX и XX столетий, такое жесткое разделение постепенно стало размываться. Хорошо известны, например, случаи, когда периферийные страны, поздно вступившие на путь капиталистического развития, довольно быстро входили в число стран-лидеров, тем самым неизменно расширяя центр. К ним относятся прежде всего Швеция и Япония, которые уже в первой половине XX в. вошли в число стран-лидеров капиталистического мира.

Надо отметить, что данный период ознаменовался бурным развитием производительных сил, множеством научно-технических открытий и изобретений, сыгравших решающую роль в развитии как гражданских, так и военных отраслей экономики. Более того, эти открытия в буквальном смысле произвели переворот в военном деле. С ликвидацией остатков феодализма во все более растущем числе стран довольно быстрыми темпами утверждались капиталистические отношения. Определяющее значение с этой точки зрения имели формирование и утверждение рыночной экономики и принципов свободной торговли, гражданского общества и правового государства.

Значительно позже на путь капиталистической модернизации перешли государства Восточной и Южной Европы, которые в силу национально-культурных и исторических традиций медленно изживали феодальные, патриархальные, клиентелистские и иные элементы политической культуры, существенно тормозившие развитие экономики и политической системы. Вплоть до 70—80-х гг. минувшего века в этих странах капитализм оказался не способен установить свою культурную и идейную гегемонию.

Поэтому неудивительно, что некоторые из этих стран, получившие более или менее мощный импульс для экономического развития только после Второй мировой войны (например, Италия), а в отдельных случаях даже в 70-х гг. XX в. (например, Испания), вошли в число стран-лидеров лишь в последние полтора-два десятилетия.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>