Периоды "варварства"

Настойчиво проводя мысль о неутомимом ходе истории, согласно которому все нации проходят определенные этапы развития, составляющие вместе некий цикл, Дж. Вико обращает внимание на возникающее по окончанию цикла варварство, в которое впадают народы. Варварство рассматривается им как неотъемлемый период в поступательном развитии человечества. Итальянский мыслитель различает в истории человечества два варварства: первое, с которого она начинается, названо им "естественное", и его он характеризует как "варварство чувств"; второе он считает хуже первого и именует его "варварством рефлексии". "Времена Второго Варварства" - так озаглавлен первый параграф его пятой книги. Времена "Второго Варварства" лежали, по его мнению, "в еще более глубокой тьме, чем времена Первого Варварства" , поскольку в период, последовавший за достигнутым людьми высоким уровнем культуры, жестокость отличается более искусными и тайными средствами. В эту эпоху процветает утонченный эгоизм, возникает более отчаянная и непримиримая борьба, чем это было в начале человеческой истории. Но и этот период заканчивается, и на смену ему, согласно Дж. Вико, приходит новый цикл, который повторяет этапы предшествующего, но уже в новой "окраске". Дж. Вико был очевидцем формирования второго витка, или цикла истории, начавшегося согласно его теории, после заката античности и формирующегося в русле новой религиозной культуры. Живя в отсталой по тем временам Италии, в которой свирепствовала инквизиция, он, судя по всему, надеялся на ее возрождение, аргументацией чему служит его теория о неутомимом ходе истории.

В пятой книге, последней, "О возвращении человеческих вещей при возрождении наций" Дж. Вико вводит нас в материал второго цикла, или второго круга, развития истории. Здесь осуществляется анализ тех темных веков, в которых зародилась христианская религия и, по мере естественного поступательного движения, согласно его логике, вернулись "времена поистине Божественные", т.е. начался новый виток развития наций: "За этими Божественными Временами последовали Времена Героические, когда снова вернулось различение двух до некоторой степени отличных природ - Героической и Человеческой". Мыслитель дает высокую оценку наступившей эпохе людей: "Ныне как будто зрелая культурность распространилась среди всех Наций", "повсюду Христианская Европа блистает такой культурностью, что в ней изобилуют все те блага, которые могут осчастливить человеческую жизнь не менее телесным удобством, чем наслаждением ума и души". Согласно установленной им логике развития истории, Дж. Вико вновь иллюстрирует этапы прохождения следующего цикла, однако делает это уже не так скрупулезно: "Первые Христианские Короли основали Вооруженные религии <...> тогда поистине вернулось то, что называли рига е! ра Ье1а "чистые и благочестивые войны" героических народов".

В каждом из вернувшихся времен Дж. Вико находит схожие явления и процессы, подтверждающие повторяемость в истории. Некоторые из его объяснений кажутся весьма надуманными и неубедительными, однако они вызваны желанием автора найти схожие моменты в человеческой истории. И хотя Дж. Вико, говоря о возвращении ряда вещей человеческих, формулирует свои суждения так, как будто "те же самые вещи снова вернулись во времена последнего варварства", все же из приводимых им примеров ясно, что это только кажущееся сходство, что это не "те же самые вещи", на самом деле речь идет не о буквальном возвращении, а о возвращении различного. Дж. Вико приводит примеры такого рода возвращений в сфере права, собственности, форм правления и т.п. и предлагает "поразмыслить о тех параллелях, которые были проведены во всем настоящем Произведении на большом количестве материала между первыми временами и позднейшими Древних и Современных наций". Эта связь древности и современности подтверждает неустранимую преемственность человеческой культуры и ее целостность, тем самым оказывается "разъясненной история, но не отдельная и временная История Законов и Деяний Греков и Римлян, а История, идентичная в уразумеваемой сущности и разнообразии в способах развития". Такую историю он называет Идеальной Историей Вечных Законов, "соответственно которым движутся Деяния всех Наций в их возникновении, движении вперед, состоянии, упадке и конце".

На протяжении всей "Новой науки" Дж. Вико упорно иллюстрирует совпадения явлений и причин в развитии человеческой истории и культуры. Очень бегло им даны характеристики Индии, Китая, России, Персии, Турции, Японии, и здесь он тоже не удерживается от сравнения: "Император Японии проводит в жизнь такую Культуру, которая напоминает Римскую Культуру времен Пунических Войн". Сменяя друг друга, эпохи подтверждают неутомимый ход времени. Причем, это естественное поступательное движение, которое нации проделывают за свою жизнь, лишено у Дж. Вико какой-либо ценностной окраски: у него не идет речь о прогрессе или регрессе, а лишь о бесконечной эволюции истории.

Заметим, Дж. Вико жил в тот период развития западноевропейской культуры, когда одной из отличительных черт было превознесение Порядка. Сам Дж. Вико неоднократно напоминает, что "все должно быть Порядком". При всей своей критической настроенности но отношению к рационалистической философии Р. Декарта, Дж. Вико все же был человеком своего времени, и потому закономерность, упорядоченность, последовательность и жесткие причинно-следственные связи вполне объяснимая черта, присутствующая в его концепции. Однако этот детерминизм не носит абсолютного характера, поскольку Дж. Вико обращает внимание на неравномерность развития регионов. При всей закономерности движения наций, Дж. Вико все же различает ряд регионов, которые "такого поступательного движения человеческих гражданских вещей не проделали" - это Карфаген, Капуя и Нуманция. Тем самым его ход истории - не фатальная закономерность, а процесс, обусловленный рядом факторов, определяющую роль в которых играет человеческая деятельность.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >