Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История политических и правовых учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

2.4. Римская юриспруденция

Закон и администрация — великий вклад Рима в концепцию и практику правительств западного мира. Римский закон, постоянно приспосабливающийся к изменениям политической обстановки, до сих пор, спустя две тысячи лет, в силе в Европе. Америке и многих странах Азии и Африки. Гибкость римского права, способность его адаптироваться, вырасти из закона полиса в закон мировой империи, готовность принять в общество иностранцев с чужим языком и чужой религией — все это, в сущности, признак высшей государственной мудрости. Рим воспринял греческую цивилизацию и передал ее Европе не столько через идеи, сколько через учреждения.

Единственный римский политический писатель, долгое время влиявший на мир, — Цицерон (106—43 до н.э.). Характерно, что он не философ, а юрист и государственный деятель, занимавший самые высокие посты.

Цицерон страстно верил в умеренность, согласие и конституцию — такая вера процветает в период стабильности. Когда стабильность подорвана, конституционализм могут спасти лишь социальные и экономические реформы. А когда умеренные и честные люди терпят поражение, их место занимаю! демагоги и диктаторы и часто проводят (хотя и в искаженном виде) те реформы, которыми консерваторы могли бы спасти традиционную форму правления, если бы провели их вовремя.

Два главных произведения Цицерона — "О государстве" и "О законах" написаны им в ответ на одноименные труды Платона. Во многом Цицерон подражает Платону и Аристотелю. Однако Платон и Аристотель никогда не выходили за рамки концепции города-государства. О человечестве они не думали: мир делился на греков и всех прочих — варваров, которых греки вправе порабощать (как утверждал Аристотель). Взгляд Цицерона более универсален, на него повлияла служба в Риме и провинциях, а также учение стоиков, распространившееся в Средиземноморье в эпоху эллинизма. Цицерон верил в миссию Рима, но полагал, что единства империи можно достичь лишь путем свободы и самоуправления — "римляне, защищая своих союзников, стали владыками мира". В каждой империи народ, основавший ее, живет лучше подвластных народов, но Римская империя продержалась так долго, потому что ее власть редко бывала оскорбительной и невыносимой. Цицерон считал, что весь мир — "одно общество, члены которого и боги, и люди", и что есть закон, "действительный для всех народов во все времена". В отличие от греков он говорил, что "человек любой расы может достичь высот, если найдет себе учителя".

Платон верил, что если главные принципы государства найдены, процесс правления можно предоставить правительству. Главное для него (и для Аристотеля) — не закон, а философия. Цицерон — римлянин, юрист, практик, опытный администратор — всегда твердит о законе: "Государство — это общество Закона".

Власть закона важна. "Хотя нельзя уравнять богатства, невозможно уравнять способности, но по крайней мере права перед законом должны быть равными".

Цицерон черпал веру в закон как основу цивилизованной жизни не только из римской действительности, но и из личных убеждений. "Без закона и правительства ни дом, ни город, ни нация, ни раса, ни природа, ни сама Вселенная не могут существовать".

Однако он не думал о законе в терминах формальной власти и принуждения. "Праведный закон — разум в согласии с природой", т.е. нечто данное, а не навязанное, рождено ли оно откровением свыше или логическими выводами.

Считая человека единственным разумным существом, Цицерон вновь подчеркивает единство человечества. Все люди могут мыслить, и значит, "все они могут мыслить правильно" (т.е. иметь общую концепцию закона и справедливости).

Еще одно убеждение Цицерона делает его ближе к христианству, чем к античности: представление о связующей силе любви. Платон и Аристотель как чистые рационалисты считали человека по природе общественным животным, а государство — конечной стадией нужды человека в обществе. Чувство и инстинкты человека — только сырье, из которого творческий разум создает социальные и политические учреждения, и только разум может служить мерой вещей. Не степенью любви оценивается сущность государства. Цицерон же полагал, что "основа закона в естественном нашем стремлении любить друг друга".

Если цели государства справедливы, говорит Цицерон, тс не важно — монархия ли это, аристократия или демократия. Но не доверяя полностью этим формам, он стоит за "сбалансированную" комбинацию их, т.е. смешанную конституцию. Он также вдет дальше Аристотеля, подчеркивая важность согласия народа и свободы. "Свобода может жить только там, где власть народа велика; конечно, нет ничего слаще свободы, но если она неодинакова для всех, то не заслуживает своего имени". Принцип народного согласия был обычен для римского юриста, концепция народа (лат. рори1ш) как политической и законной силы в Риме походила на современную.

Намеченный Цицероном отход от полисной концепции в трудах римских стоиков становится реальностью. Сама школа стоиков была основана в Афинах Зеноном. Ее название произошло от портика, украшенного росписью с изображением сцен Троянской войны, — раскрашенный портик, Отсюда и название философского направления — стоицизм.

Стоики считали, что живой человек должен по возможности избегать страданий, но не видели необходимости в том. чтобы посвящать свою жизнь наслаждениям. Единственный способ хорошо прожить свою жизнь — это быть выше как наслаждений, так и страданий и с одинаковой невозмутимостью принимать все превратности судьбы, поскольку тот, кто ничего не желает, ничего не может потерять. Человек, который полностью владеет собой, не сможет стать рабом страсти. Главное — следовать принципам высокой морали и таким образом освободиться от неуверенности. Те, кто ценил классические добродетели граждан Римской республики — усердие, бесстрашие и абсолютную преданность долгу, одобряли учение стоиков, потому что находили в нем близкие принципы. Этим и объясняется то, что даже во времена, когда богатство и роскошь Рима достигли наивысшего расцвета, находились люди, которые разделяли воззрения Зенона.

В числе наиболее ярких представителей школы стоицизма были такие видные римские государственные деятели, как Сенека и Марк Аврелий.

Луций Анней Сенека (3—65) родился в семье ритора в Испании. Еще ребенком он попал в Рим, где его отец открыл юридическую школу. Будучи наставником Нерона, Сенека в 57 г. стал консулом и семь лет осуществлял управление империей. Однако в 65 г. он был незаслуженно обвинен в причастности к заговору против Нерона и покончил жизнь самоубийством.

Главные произведения Сенеки — "Нравственные письма к Луцилию" и трактат "О милосердии". Автор рассмотрел творения и аргументацию всех греческих школ — от академиков и перипатетиков до эпикурейцев, циников и стоиков. Согласно Сенеке философия не лицедейство напоказ толпе, она выковывает и закаляет душу, подчиняет жизнь порядку, управляет поступками и проявляется "в стойкости духа и убыли желаний".

Мир Сенека воспринимал как космополитическое государство со своим естественным правом, граждане которого — все люди, признают они это или нет. Относительно отдельных политических образований следует сказать, что они случайны и значимы не для всех. Таким образом, существует одно большое государство и много малых. С точки зрения Сенеки, "есть люди, которые в одно и то же время служат и большому, и малому государству; есть такие, которые служат только малому".

Линия Сенеки была продолжена Эпиктетом (50—138), рабом, привезенным в Рим из Фригии. Его хозяин стал секретарем Нерона. Эпиктет был направлен на учебу к стоику Руфу. После смерти хозяина он стал вольноотпущенным и со временем переехал из Италии в Грецию, где в Никополисе основал свою школу. Подобно Сократу, Эпиктет не оставил после себя произведений. Один из его учеников Арриан написал книгу "Беседы Эпиктета", прокомментировав их в "Руководстве, или Наставлениях Эпиктета".

В рассуждениях на тему об истинной свободе Эпиктет развивал некоторые идеи греческих циников и стоиков, утверждая, что свободен только разумный человек, который живет так, как хочет. При этом богатство или слава, заседания в сенате — тоже разновидности неволи, точнее, красивые блестящие цепи, лишающие свободы.

Основными принципами правовой идеологии Эпиктета были следующие: неотвратимость судьбы; разум — единственный и надежный критерий юстиции; внешний мир строго детерминирован волей Бога, все в нем свершается по необходимости, только мир внутренний — в нашей власти; истинно мудрый свободен, потому что не путает вещи, которые от неге зависят, и вещи, которые от него не зависят. Цель жизни — внутренняя свобода, путь к ней — покорность воле Бога, умеренность в потребностях, беспристрастность и холодная рассудительность.

Философия Эпиктета оказала весьма значительное влияние на главного представителя римского стоицизма — Марко Аврелия Антонина (121—180 н.э.).

В свое время Платон сказал, что в мире не наступит равновесие до тех пор, пока владыки не станут философами или философы владыками. В свои 40 лет Марк Аврелий стал императором.

Во времена династии Антонинов римляне вели войны зачастую на неприятельской территории и были непобедимы. Мятежи и восстания носили единичный характер и на фоне общего спокойствия выглядели как булавочные уколы.

В то же время силы империи постепенно истощались, В финансовых делах государства царил разлад. Попытки императоров превратить жизнь Рима в один большой праздник и таким образом поднять настроение его граждан все больше подрывали экономику государства. В ту эпоху уже каждый третий день считался праздником, который отмечали театральными представлениями, гонками на колесницах, гладиаторскими боями и играми с хищниками. Все это стоило безумных денег, постоянные расходы плохо влияли на экономику, обеспечивали лишь кратковременное веселье, которое не стоило затраченных средств.

Сам Марк Аврелий не хотел расширять свою территории: за счет владений соседей, не хотел наживать богатство грабежом. Его идеалами были мир и труд, заслуженное процветание страны под властью мягкого и заботливого правителя. В тс же время на протяжении всего своего правления он вынужден был сражаться с врагами и умер в военном лагере. Защищая империю, Марк Аврелий трудился не покладая рук. Успешная полководческая деятельность по защите государства наряд} с осторожной внутренней политикой — надежное тому доказательство. Однако самое главное — то, что, находясь в сложнейшей политической ситуации, он сумел остаться философом в самом широком смысле этого слова и сохранить себя.

Если Эпиктет сознательно ничего не писал, то Марк Аврелий, будучи интеллектуалом, пишет на греческом нечто вроде дневниковых размышлений. Они будут обнаружены после его смерти и войдут в историю под названием "К самому себе" (или "Наедине с собой"). Предметом размышлений философа является жребий, ему уготованный. Цель Марка Аврелия — справедливость, истина, благоразумие, мужество.

Мудрец на троне считал, что, как ни жалок человек и как ни тщетна вся его жизнь, перед ним стоят великие задачи, сводящиеся к выполнению долга. "Всегда ревностно заботься о том, — пишет Марк Аврелий, — чтобы дело, которым ты в данный момент занят, исполнять так, как достойно римлянина и мужа, с полной и искренней серьезностью, с любовью к людям, со свободой и справедливостью". Исполнение долга является признаком достойного человека.

Будучи императором, философ видел в человеке "политическое животное". Он много внимания уделяет обязанностям, и в этом отношении идет дальше и Сенеки, и Эпиктета. Благо отдельного человека не может расходиться с благом общества. При этом социальные обязанности не ограничиваются стенами родного города, они охватывают все человечество и превращаются в часть отношения человека к миру. В то же время своеобразие нравственно-политического учения Марка Аврелия заключается в том, что космополитизм не устраняет текущих гражданских обязанностей и не разлагает государственной дисциплины.

По фатализму и пессимизму Аврелий превосходит Эпиктета и не уступает Сенеке. Как и Эпиктет, он привержен нравственно-индивидуалистической практике самосовершенствования, однако как правитель понимает шаткость положения не только личности, но и империи. Император-стоик стремится сохранить хотя бы в декоративном виде остатки республиканского строя. Он всегда старался улучшить и смягчить административный и судебный механизм государства, понимая долг человечности как практическое человеколюбие и нисколько не стремясь к военной славе: слава — тлен и прельщение чувств.

По всей видимости, Марк Аврелий предчувствовал грядущие перемены. Фактически он был последним императором эпохи принципата. После его смерти начинается смута. Империя будет стабилизирована Диоклетианом, установившим систему позднеантичной абсолютной монархии (доминат), которая в гораздо большей степени была приближена к восточному деспотизму и характеризовалась не эпизодическим, а постоянным насилием и произволом.

Огромное влияние философия стоицизма оказала на творчество римских юристов. Наиболее известными среди них были Цельс, Павл, Ульпиан, Модестин, Папиниан и Гай.

Императоры начиная с Октавиана Августа стали предоставлять наиболее известным юристам право как бы от своего имени давать разъяснения по поводу решения того или иного дела. Официальный ответ от имени императора давался, как правило, на запрос одной из сторон, он излагался письменно и имел обязательное значение в суде. Постепенно накапливался массив мнений юристов, высказанных как в официальных ответах, так и иным образом. Разъяснения юристов стали средством постоянного развития, обновления права, тем инструментом, благодаря которому юридическая практика приводилась в соответствие с социальными запросами.

Римские юристы толковали существующие правовые нормы в духе их соответствия требованиям справедливости или могли изменить старую норму с учетом новых представлений о справедливом праве.

Ульпиан писал о деятельности римских юристов: "Нас называют жрецами, ибо мы заботимся о правосудии, возвещаем понятие доброго и справедливого, отделяем справедливое от несправедливого".

С III в. значение теоретической деятельности юристов снижается. Они постепенно перестают заниматься правотворчеством, но и то, что было сделано, трудно переоценить. Римские юристы предложили новую классификацию права, разделив его на публичное и частное. Многие их труды вошли во второй том Свода Юстиниана (византийский император VI в.). получивший название "Дигесты".

Последний великий представитель политико-правовой мысли Римской империи, один из отцов христианской церкви Аврелий Августин (354—430) родился в городе Тагасте, примерно в 150 милях к западу от Карфагена. Мать Августина была христианкой, а отец — язычником, и сам он не сразу определился, какую религию желает исповедовать.

Бесконечные поиски истины, а также влияние сильной и верующей матери в конце концов привели его к христианству. В 384 г. Августин отправился в Медиолан, привлеченный проповедью местного епископа Амвросия, который имел тогда необычную популярность. Он был восхищен тем, как епископ, используя прием аллегории, примирял Ветхий Завет с платонизмом. В 386 г. Амвросий крестил Августина, его внебрачного сына Адеодата и друга Алипия.

В 388 г. Августин возвращается в Африку и становится священником, а в 395 г. — епископом Гиппона, маленького морского порта к северу от того места, где он родился.

Вскоре после того, как он получил сан епископа, Августин написал книгу под названием "Исповедь" — очень личную и, по всей видимости, правдивую автобиографию. После взятия Рима готами в 410 г. (что воспринималось современниками как катастрофа вселенского масштаба) Августин пишет большой труд "О граде Божьем". Работа над ним велась 14 лет, с 413 по 427 г. В данном произведении были заложены позиции, определившие отношение к государству, праву, политике, законодательству, власти, свойственные целой эпохе начинавшегося христианского Средневековья.

Прежде всего сей труд призван был защитить христианство от новых нападок язычников. Они говорили, что Рим достиг мирового могущества и ни разу не был низвергнут до тех пор, пока хранил веру в богов своих предков, и их недовольство появлением новых святынь привело к тому, что в город ворвались варвары. Они спрашивали: "Где же был ваш христианский Бог и почему он не смог защитить свою столицу?"

Августин перебрал всю известную ему историю, доказывая, что все государства переживали взлеты и падения и что это есть часть единого божественного замысла. Рим не был исключением: все, что вознеслось, со временем должно рухнуть. Однако, замечал богослов, когда готы грабили город, то отнеслись к жителям мягко и не тронули религиозные святыни, а языческие боги не смогли сделать то же самое для своих поклонников. В любом случае, заканчивал он, упадок Рима — это всего лишь прелюдия к созданию последнего города — небесного Града Божьего, который никогда не будет разрушен, но будет стоять как величественное завершение плана Создателя.

Остаток жизни Августин провел, наблюдая за еще большими бедами, чем те, что происходили раньше. В 428 г. племена аланов и вандалов переправились из Испании на побережье Северной Африки. Вскоре они осадили Гиппон, который держался два года, но посланные ему на помощь римские войска были разбиты. В 431 г. город пал, но его епископ Августин не увидел этого. Он скончался во время осады. А в 476 г. пала Западная Римская империя. Эпоха античной цивилизации закончилась. Начиналось Средневековье.

Гибель Западной Римской империи была больше, чем политическая революция. Германские завоеватели уничтожили иллюзию империи, казавшейся вечной и всемирной, и цивилизацию, казавшуюся несокрушимой. Но военная беспомощность Рима лишь отражала его упадок и разобщенность. Военное поражение было концом, а не началом распада.

Он начался с отказа от древних гражданских добродетелей и перехода республики к античному абсолютизму. Среди невероятного материального богатства ощущались признаки потери веры и мужества, нежелание или неспособность решить социальные проблемы. В результате империю завоевали варвары, пришедшие из темных лесов и бескрайних равнин, лежащих за чертой античной цивилизации.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>