Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика современного мира

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

3.5. Информационная парадигма: апофеоз виртуальных технологий

Современная информационная революция формирует новую - информационную парадигму в геополитике, в центре которой находится идея информации как главного фактора современной геополитической динамики. Под воздействием информационных технологий стремительно меняются не только формы вооружений, но и методы геополитического господства, динамика политического времени и пространства. Особую роль при этом играет новое измерение геополитики - виртуальное информационное пространство, где с помощью информационных технологий разворачиваются новые формы геополитической борьбы.

Современная информационная парадигма в геополитике призвана реализовать три главные цели при постижении геополитической динамики современного мира:

  • 1) классифицировать и организовать происходящие в мире геополитические трансформации таким образом, чтобы их можно было представить в перспективе;
  • 2) объяснить причины происходящих глобальных геополитических трансформаций и предсказать, когда, где и как будут происходить события будущего;
  • 3) предложить концептуально целостное понимание того, почему и как должна развиваться геополитическая динамика современного мира.

Современная геополитическая картина мира отличается сложностью, динамичностью, открытостью, многовариантностью, виртуальностью глобальных процессов, что позволяет многим геополитикам использовать категорию геополитического хаоса при оценке сложившейся картины мира. Однако представляется, что данная категория призвана умело замаскировать тайные пружины вполне направленной геополитической динамики, которые генерируются в рамках информационной борьбы за пространство.

Управление информационными потоками становится главным рычагом власти в постклассической геополитике, которая все больше приобретает виртуальные формы. Стремительное развитие информационных технологий приводит к разрушению старых международных институтов, контролировавших геополитические трансформации прошлого, и способствует развитию новых противоречий и конфликтов в современном мире.

В рамках информационной парадигмы геополитики принципиально по-новому решаются многие проблемы контроля над пространством. Информационная революция привела к существенным изменениям в классических характеристиках политического пространства и времени, поставила целый ряд новых острых вопросов. Наиболее сложной проблемой стало осмысление изменений структуры и качества политического пространства. Феномен предельного ускорения политического времени в сетевых структурах привел к "исчезновению" классического политического пространства: освоение виртуального мира способствовало нивелировке и поглощению реальных пространств за счет развития скорости политического времени. Стирание исторических, социокультурных и сакральных координат виртуального пространства, которое признает только "вечное теперь" актуального информационного поля на экранах телевизоров и мониторах компьютеров, равнозначно нивелировке самого понятия пространства в классической геополитике.

Новая информационная парадигма геополитики означает, что в наступившем веке судьба пространственных отношений между государствами будет определяться в первую очередь информационным превосходством в виртуальном пространстве. Тем самым вопрос о роли символического капитала культуры в информационном пространстве приобретает не абстрактно-теоретическое, а стратегическое геополитическое значение. Но социокультурные факторы активизируются только благодаря человеческой активности: в центре информационных технологий находится сам человек политический как творец и интерпретатор современной политической истории. Именно поэтому информационная парадигма в геополитике видит основную мишень геополитических технологий в изменении человека, его мировоззрения и идентичности. С точки зрения информационной парадигмы центральная антропологическая проблема геополитики - влияние виртуальной реальности на формирование менталитета человека политического информационного общества. Информационные войны используют разрушительные воздействия информационных технологий, усиливающих "анатомию человеческой деструктивности" (Э. Фромм).

Сегодня очевидно, что самая главная информационная революция произошла "за кулисами" средств массовой информации. Она была связана с появлением информационно-психологического оружия, способного эффективно воздействовать на психику, эмоции и моральное состояние людей. Военные операции в Югославии, Афганистане, Ираке - все это есть не что иное, как "перевод гуманитарной катастрофы из виртуальной реальности на местность". Геополитика начинает активно осваивать новое виртуальное информационное пространство, и результаты этого освоения можно без преувеличения назвать революционными.

Французский философ и социолог Жан Бодрийяр (1929- 2007), оценивая современную геополитическую революцию, заметил: "...никогда не атаковать сложившуюся систему с позиций силы. В этом заключается революционная идея, плод воображения самой системы, которая не устает вызывать на себя огонь. Но борьба перенесена в символическое поле, где основными правилами являются вызов, реверсия, неуклонное повышение ставок. Но за смерть можно заплатить только смертью, либо смертью в превосходной степени".

И такие смертоносные сценарии с использованием информационных технологий уже начинают распространяться в Интернете. Вот один из них.

По сигналу искусственного спутника Земли в стране N. избранной объектом нападения, начинается хаос. В компьютерных сетях "оживают" заранее внедренные чуда логические бомбы и вирусы. С помощью сверхмощных электромагнитных излучателей блокируется движение всего автотранспорта, всех самолетов на валете, выводятся настроя все системы коммуникации, глушатся теле- и радиопередачи. Через те же искусственные спутники даются команды "обнулить" счета этой страны в зарубежных банках. Компьютеры собственных банков, "взбесившись", перестают перечислять деньги даже собственному правительству. Чтобы закрепить эффект, на экраны мониторов передаются команды, психологически сбивающие человека с толку и даже способные физически вывести из строя оператора.

Далее подвергается избирательному нападению экономическая инфраструктура страны. В ее избирательном выводе из строя принимают участие роботизированные средства разрушения, обладающие машинным интеллектом, которые /вставляются высокоточными крылатыми ракетами с носителей, расположенных за тысячи километров от границ страны объекта нападения.

Таким образом, война носит бесконтактный характер, который будет отличаться, с одной стороны, эффективностью воздействия, а с другой практическим отсутствием людских потерь агрессора. Одновременно развертываются широкие террористические действия и появляются некие внутренние политические силы, готовые взять на себя ответственность за прекращение бессмысленного сопротивления.

Проблема использования информационно-психологического оружия в информационном пространстве сегодня остается открытой. Если в традиционных пространствах: наземном, водном, воздушном - границы и правила цивилизованного поведения давно определены и контролируются Советом Безопасности ООН, международными документами и соглашениями, то в информационном пространстве сегодня царит полное беззаконие.

Военные эксперты определяют информационно-психологическое оружие как "нелеталъное оружие массового поражения", способное обеспечить решающие стратегическое преимущество над потенциальным противником. Его главное преимущество над остальными средствами поражения состоит в том, что оно не подпадает под принятое международными нормами понятие агрессии. Современной геополитике предстоит еще решить сложную проблему контроля над информационным оружием, которая ставит под вопрос само существование человека.

Итак, мы рассмотрели четыре ведущие парадигмы геополитики: национально-государственную, идеологическую, цивилизационную и информационную. Каждая из них выделяет и абсолютизирует какой-то один фактор, пытаясь объяснить геополитическую ситуацию. В этом заключен их эвристический потенциал: они способны сфокусировать внимание исследователя на главном, отодвинув второстепенные доводы на задний план. Но есть и обратная сторона медали, о которой не стоит забывать: в реальном геополитическом противоборстве действует множество факторов - национально-государственных, идеологических, цивилизационных, экономических, информационных и многих других. Поэтому методологическая ценность парадигмы состоит только в том, что она дает рамочную концепцию, отталкиваясь от которой исследователь начинает анализ всей совокупности геополитических факторов, взаимодействующих на геополитическом поле.

Сегодня геополитики широко используют количественные методы, сложный математический аппарат для обоснования своих прогнозов. С одной стороны, появление компьютеров, с помощью которых можно анализировать бесконечное число статистических показателей, сделало содержательными сравнительные межстрановые исследования. Сейчас можно детально проанализировать все показатели геополитической мощи, призванные количественно отразить геополитическую ситуацию в различных регионах. Возникло даже новое направление - геополитическое картирование, занимающееся поиском адекватных путей отражения на карте мирового геополитического пространства.

Между тем, с другой стороны, увлечение количественными методами, оперирование большими потоками цифр часто заслоняет от исследователя сущность возникшей геополитической проблемы. Известно, что для решения любой проблемы необходимы новые эвристические подходы, которые никакими количественными методами не создашь. Поэтому сегодня, как и всегда в науке, геополитики продолжают искать новые идеи, разрабатывать новые методы, способные объяснить сложные реалии мира политического.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>