ТЕОРИИ, МОДЕЛИ И МЕТОДЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ И ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО И ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ: ОСНОВНЫЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ, СТАТИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗМЕРЕНИЯ И АНАЛИЗА

В результате изучения данной главы студент должен:

  • знать основные определения региональной экономики; организацию и структуру региональной статистики в России; основные источники данных по региональной статистике; проблемы формирования муниципальной статистики в России;
  • уметь критически оценивать данные региональной и муниципальной статистики и источники статистической информации; анализировать социальные и экономические показатели региональной и муниципальной статистики; анализировать и критически оценивать модели региональной экономики и пространственного развития с точки зрения доступности данных для их эмпирического тестирования и прикладного использования в задачах прогнозирования и планирования;
  • владеть навыками (приобрести опыт) поиска, обработки и первичного анализа статистической информации, необходимой для решения задач региональной экономики и пространственного развития, в том числе для решения задач регионального экономического анализа статистическими и эконометрическими методами; применения основных методов первичного статистического анализа экономики региона (построения индексов развития человеческого потенциала, построения многомерных группировок и типологий регионов, оценки открытости экономики региона, расчетов коэффициентов отраслевой специализации территорий и локализации отраслей; анализа структурных сдвигов в экономике региона); анализа структурных сдвигов в экономике региона.

Основные понятия: виды экономической деятельности и отрасли экономики; индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП); коэффициент концентрации рынка; коэффициент локализации производства; коэффициент специализации региона; международные требования к статистическим данным; межотраслевой баланс территории; официальная статистическая информация; официальный статистический учет; региональная и муниципальная статистика; система классификации и кодирования технико-экономической и социальной информации; специальный стандарт распространения данных; стандарты качества статистической информации; степень открытости экономики региона; типологизация регионов; MIX- и DIF-эффекты в анализе структурных сдвигов и региональной конкурентоспособности; shift-share analysis.

Неоднородность экономического пространства и неравномерность экономического развития

Население и экономическая деятельность распределены по территории нашей планеты крайне неравномерно. Некоторое представление об этой неравномерности дают ночные снимки Земли из космоса, показывающие мощность электрического освещения городов и других объектов в ночное время. Мы видим сверхмощные "звезды" крупнейших мегаполисов, высокоурбанизированные регионы Западной Европы, Японии, Юго-Восточного Китая и двух океанских побережий США с их часто расположенными населенными пунктами и густой сетью автомобильных дорог. В то же время малонаселенные или слаборазвитые регионы (например, большие части Африки, Тибета или Сибири) находятся практически в полной темноте. На протяжении тысячелетий люди осваивали прежде всего территории с наиболее благоприятным климатом и плодородными почвами. Именно тут зародились и достигли расцвета первые человеческие цивилизации. Затем, в эпоху индустриализации, факторами развития территорий стали также наличие полезных ископаемых, доступность дешевых сырья, энергии и трудовых ресурсов. В современном мире экономическое развитие все больше концентрируется в агломерацияхмегаполисах и высокоурбанизированных территориях, являющихся одновременно центрами производства знаний и инноваций, финансовыми, управленческими и логистическими центрами, транспортными узлами и крупными потребительскими рынками.

Пространственная неравномерность в расселении и размещении экономической активности присущи также любой, даже небольшой, стране или региону. На карте практически любого крупного региона мы можем выделить один или несколько центров и гораздо менее развитую периферию с более или менее регулярной системой расселения, дорог и других коммуникаций. В экономически развитых странах различия регионов в уровне экономического развития (измеряемом, например, удельным показателем ВРП в расчете на душу населения) не означают таких же различий в уровне жизни, социальной сфере, качестве инфраструктуры. В крупных развивающихся странах, таких как Россия, Китай, Бразилия, Индия, проблемы региональных различий стоят более остро. В отсталых или депрессивных регионах, удаленных от основных центров экономической, социальной, научной и культурной жизни страны могут возникать очаги социальной напряженности, что в некоторых случаях может вести к обострению религиозных и этнических конфликтов, представлять угрозу политической стабильности и единству страны. Для предотвращения подобных событий правительства практически всех крупных стран проводят активную региональную политику. Однако в чем именно должна состоять такая политика? Как измерить и оценить ее эффективность?

Чтобы профессионально ответить на эти вопросы нужно глубже разобраться в причинах региональных неравенств, в частности понять, какие пространственные структуры размещения производства, других видов деятельности и расселения населения оказываются наиболее эффективными и конкурентоспособными с точки зрения современной рыночной экономики.

За последние сто лет транспортные издержки, измеряемые затратами времени и денег, сократились в десятки, а по некоторым видам товаров – в сотни раз. Деловые и туристические поездки, в том числе в отдаленные страны, стали частью образа жизни среднего класса. Развитие телекоммуникаций позволяет проводить рабочие встречи и масштабные конференции в виртуальном пространстве. Для текущей работы, переговоров и поддержания контактов все меньшее значение имеют физические координаты того или иного сотрудника в тот или иной момент времени. Казалось бы, факторы местоположения, доступности, расстояния должны играть все меньшую роль в экономике. Однако это совсем не так!

Наоборот, сокращение транспортных издержек в сочетании с монополистической конкуренцией, в значительной мере присущей современной экономике, ведет к дальнейшей концентрации производства. Ориентироваться на локальные рынки становится все более бесперспективной бизнес-стратегией. В современных условиях (в частности, за счет экономии от масштаба) выигрывают те компании, которые успешно конкурируют на глобальных рынках, формируя и продвигая глобальные бренды. Эти процессы необыкновенно усиливают неоднородность экономического пространства, так как создание товаров и услуг все в большей мере концентрируется в небольшом числе центров, втягивающих в свою орбиту финансовые и трудовые ресурсы остальной "периферии".

Интернет и другие телекоммуникации обеспечивают почти мгновенное распространение информации, формируют сети контактов между людьми в разных странах и регионах, которые без современных средств связи никогда бы не узнали друг про друга. Это расширение связей (в сотни и тысячи раз) неизбежно ведет и к росту личных контактов: у людей, узнавших друг про друга, возможно, с помощью Интернета, возникает иногда необходимость во встречах в очном режиме для профессионального сотрудничества или в силу других общих интересов. Таким образом, снижение расходов на транспорт и развитие Интернета ведут к повышению мобильности людей, росту транспортных потоков, концентрации временных и постоянных мигрантов в основных центрах концентрации производства и других видов человеческой деятельности.

В докладе Всемирного банка о мировом развитии 2009 г. делаются следующие выводы.

В современных условиях экономического развития и прогресса добиваются территории (страны, регионы), обеспечившие:

  • повышение плотности (урбанизация, рост концентрации населения в мегаполисах);
  • сокращение расстояний (экономического роста трудно добиться без приближения к местам повышенной плотности);
  • преодоление разделений (трудно добиться роста в месте, изолированном от других такими административными барьерами, как таможенные режимы, визовое регулирование и пр.).

Отсюда следует ряд предложений для разработки региональной экономической политики:

  • – нужно признать, что экономический рост будет территориально несбалансированным;
  • – при этом развитие все же может быть инклюзивным, т.е. снижающим территориальные различия в уровне базового благосостояния;
  • – добиться инклюзивного развития при несбалансированном экономическом росте можно за счет экономической интеграции.

Для обеспечения экономической интеграции необходимо создать "объединяющие" институты, способствующие движению труда и капитала в места, где открываются новые возможности. Конечно, развитие "связующей" инфраструктуры и в отдельных случаях "адресные" интервенции также необходимы, хотя и не имеют такого значения, как развитие институтов. Для успешного экономического развития страны нужно высвободить рыночные силы, способствующие экономической концентрации и социальной конвергенции. Это достигается развитием процессов пространственной агломерации, миграции населения и производственной специализации. Важно, чтобы неоднородность экономического развития сопровождалась социальной включенностью территорий, т.е. инклюзивным социальным развитием.

Наука об экономическом пространстве и региональном развитии пытается ответить на следующие вопросы. Где наилучшим образом, т.е. наиболее эффективно с экономической точки зрения, разместить промышленное предприятие? Как наиболее эффективно распределить землю под различные виды сельскохозяйственного использования? Какая система расселения (т.е. система городов различного размера и других населенных пунктов) является оптимальной? Как планировать наиболее эффективное использование городских земель?

Исторически с этих вопросов начиналась наука об экономическом пространстве. В ее основе лежат модели размещения, использующие тот или иной математический аппарат и определенный набор факторов, влияющих на решения о размещении (одним из которых всегда являются транспортные издержки). Поскольку речь идет о поведении экономических агентов (фирм и домохозяйств), модели размещения и пространственной организации деятельности опираются на достижения микроэкономики. При этом в классические и неоклассические микроэкономические модели вводятся эффекты, связанные с расположением экономических агентов в пространстве. Каждый экономический показатель (прибыль, себестоимость, зарплата, доход, цены и пр.) оказывается функцией характеристик местоположения в рассматриваемом экономическом пространстве. Таким образом, решение задачи поиска экономического равновесия усложняется за счет необходимости определения равновесного (или оптимального) распределения экономической деятельности в пространстве.

В современных моделях размещения (развивающихся в рамках новой экономической географии) используются модели несовершенной конкуренции (монополистической конкуренции), невыпуклые производственные функции и функции полезности, учитывающие "полезность разнообразия". В этих моделях микроэкономический подход позволяет делать макроэкономические выводы о производственной специализации территорий, процессах агломерации, миграции и структуре межрегиональной торговли. В плане эмпирических исследований это "микроэкономическое" направление пространственной экономики получило бурное развитие в последние 10–15 лет не только в связи с теоретическими достижениями новой экономической географии, но и благодаря возможности использования огромных массивов баз данных, содержащих дезагрегированную информацию о фирмах, домохозяйствах, их местоположении, зарплатах, доходах, транспортных издержках, грузовых перевозках и передвижениях людей (с трудовыми и другими целями).

Другая группа теорий и моделей – теории региональной специализации и межрегиональной торговли. Они пытаются объяснить связи регионов друг с другом. При этом адаптируются модели международной торговли, развивавшиеся в рамках классической политэкономии и получившие дальнейшее обобщение в неоклассической экономической теории и в "новой теории торговли". В отличие от стран, регионы (под которыми мы будем чаще всего, если не оговорено другое, понимать субнациональные административно-территориальные единицы) являются гораздо более открытыми экономическими системами. Возможности региональных властей по регулированию торговли и поддержке местных производителей, как правило, жестко ограничиваются национальным законодательством, призванным обеспечивать единство экономического пространства страны.

Модели торговли пытаются объяснить производственную специализацию регионов, оценить экономические эффекты, связанные с межрегиональной торговлей, инвестициями и миграцией. Один из ключевых вопросов данного направления пространственной экономики: обеспечивают ли свободная торговля и перелив факторов производства (труда и капитала) конвергенцию регионов по уровню социально-экономического развития? Если да, то при каких условиях? Если нет, то в чем должна состоять региональная политика национальных властей? Нужно сказать, что в современных направлениях теоретической экономики – "новой теории торговли" и основанной на ней новой экономической географии – эти вопросы получают неоднозначное толкование, во многом отличное от выводов неоклассической теории. Поэтому эмпирические исследования в этой области представляются весьма перспективными, поскольку могут дать дополнительную информацию сторонникам того или иного направления и способствовать дальнейшему развитию экономической теории.

Еще одна группа вопросов, на которые отвечает пространственная экономика, касается причин и факторов экономического роста и развития территорий. Почему одни регионы развиваются быстрее других? Как обеспечить более быстрый экономический рост отсталых или депрессивных регионов? Как связаны между собой экономический рост и социально-экономическое развитие? От каких факторов в современном мире зависит экономическое благополучие территории?

В попытках ответить на эти вопросы наука о региональном развитии опирается на достижения макроэкономики и экономики развития (Development Economics), науки, сложившейся для анализа проблем развивающихся стран. Адаптируя положения этих теорий к региональному (субнациональному) уровню, необходимо, как и в случае с теориями международной торговли, учесть принципиальную открытость региональных экономик, ограниченность инструментов и полномочий региональных властей в проведении независимой экономической политики. Поэтому при анализе влияния на региональную и местную экономику мер, направленных на стимулирование спроса (реализация крупных проектов, поддержка экспорта, рост государственных и местных расходов), с помощью кейнсианских или леонтьевских моделей (типа "Затраты-выпуск") необходимо учитывать все виды "утечек" мультипликатора, обусловленные очень большой открытостью региональных (а тем более, местных) экономик.

Анализ факторов экономического роста и развития регионов в долгосрочном периоде можно разделить на две части. Первая часть – адаптация к региональной проблематике формализованных моделей роста неоклассической макроэкономики. Рассматриваются производственные функции региона и роль таких факторов, как труд, капитал и научно-технический прогресс. Такие выходящие за рамки неоклассической теории факторы территориальной конкурентоспособности, как производство и распространение инноваций и формирование производственных кластеров, поддаются формализации гораздо хуже. А рассматриваемые современной теорией и признанные существенными для регионального развития рядом эмпирических исследований факторы: человеческий капитал, роль креативного класса, социальный капитал, институты и культура, вообще не поддаются математическому моделированию в рамках современного математизированного "мейнстрима" в экономической теории.

Таким образом, мы видим, с одной стороны, наличие, как минимум, трех крупных направлений в региональной экономике (модели размещения / пространственной экономики, теории торговли и межрегионального взаимодействия, макроэкономические теории роста и развития). С другой стороны, вопросы, на которые призваны ответить эти направления, во многом взаимосвязаны и даже отчасти дублируют друг друга. Так, новая экономическая география пытается ответить практически на все из сформулированных выше вопросов с помощью микроэкономических математических моделей пространственных взаимодействий агентов. При этом сложность возникающих математических задач заставляет рассматривать лишь очень упрощенные ситуации с небольшим числом факторов и, как правило, двумя регионами, на основании которых делаются далеко идущие выводы и формулируются рекомендации о содержании региональной экономической политики. В других случаях теоретические и эмпирические исследования о воздействии таких факторов, как, например, человеческий капитал или качество институтов, на региональное развитие, не подкрепляются формализованными математическими моделями, которые могли бы быть интегрированы в более общие модели "пространственного экономического равновесия" или "регионального экономического роста".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >