Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Новые тенденции художественного творчества в XVII в.

? Преодоление прошлого» — главная особенность европейской культуры XVII века. После Реформации европейский человек переживает « юношескую уверенность в своих творческих возможностях» (Н.А.Бердяев). Единое пространство культуры перестает существовать: происходит секуляризация человеческой культуры, автономизация всех сфер общественной и культурной жизни, рационализация сознания. Начинается время ?рацио» в культуре, время поразительных научных открытий. Утверждается новый взгляд на природу человека, его место в мироздании. XVII век для Европы — время научных открытий. Познание мира в необычайно широких масштабах приводит к тому, что духовное постепенно перемещается на второй план. Распадение единого пространства культуры создает феномен трагического восприятия жизни. Это сложное и противоречивое время в культуре Европы выражено в стиле барокко (в переводе с итальянского — ?странный, причудливый»).

В барокко присутствуют элементы, казалось бы, несоединимые: мистика, иррациональность и трезвый бюргерский расчет. Главной темой культуры являлась традиция и новация. Все перемены в русской культуре XVII в. происходили на фоне и при участии культуры западноевропейского барокко.

Открытия в русской культуре стали возможны благодаря усилению диалога с Западной Европой, что способствовало ускорению движения по пути культурного обновления, поиску путей ?преодоления прошлого». Новизна в европейской культуре была способом преодоления прошлого, а в русских условиях — полного и решительного разрыва с ним.

Распространению культуры барокко в России в значительной степени способствовала литература. Еще в начале XVII в. (особенно после Смуты) Цри дворе появились люди, распространявшие ?латинскую» культуру. Это время В. О. Ключевский назвал ? началом западного влияния». Проводниками западного влияния для России стали Польша, Белоруссия и Украина.

В середине XVII в. при дворе существовал кружок влиятельных любителей западноевропейского комфорта, литературы и даже образования. В это время появляются переводы известных литературных произведений, светская книга начинает играть заметную роль в жизни высшего русского общества, русского города.

В истории русской культуры барокко стало мостом к новому времени, ибо зрело и развивалось в той части общества, которая готовила и проводила реформы: в среде придворной, в среде образовывающейся интеллигенции, крупного купечества, переехавшего в Россию украинского духовенства.

Миссия литературы барокко в русской культуре XVII в. Переход к новому времени стал возможен во многом благодаря литературе.

Литература уже определила для себя направление движения: это был путь просветительства и назидательности. Более всего эта черта была характерна как для придворной литературы Симеона Полоцкого, так и для знаменитого «Жития * протопопа Аввакума.

Симеон Полоцкий появился в Москве по приглашению царя Алексея Михайловича.

Симеон Полоцкий сочинял стихи и проповеди, много переводил с польского и латинского. Вся его литературная деятельность направлялась отчетливо выраженным желанием просветительства. В поэтической форме он стремился воспроизвести различные понятия и представления. Сборники его стихов напоминают обширные энциклопедические словари.

Како гражданство преблаго бывает,

Гражданствующим (правителям) знати подобает.

Он рисует идеал взаимоотношений царя и подданных как отца и детей.

Тако начальник должен есть творити -

Бремя подданных крепостно носити,

Не презирати, не за псы имети,

Паче любити, яко свои дети.

Симеон Полоцкий — первый в России светский поэт и писатель-профессионал, создавший серию разнообразных ораторских произведений. Он называл свои сочинения «мечом, не человека убивающим, но пороки их».

Главное назначение его поэзии — просветительство при дворе. В форме приветствий, восхвалений, словословий, поздравлений он стремился представить Алексею Михайловичу, а затем и Федору Алексеевичу идеализированные свойства монарха, изобразить его покровителем просвещения, стражем порядка, мудрым правителем и т. д.

В стихотворных сборниках «Орел российский», «Гусльдоб- рогласная» (1676) Симеон Полоцкий пытается разрешать вопросы строительства нового государства и культуры именно посредством просветительства.

При царевне Софье такими же придворными стихотворца- ми-просветителями стали Сильвестр Медведев и Карион Истомин.

Все формы литературы барокко носили ярко выраженные «педагогические», назидательные черты. Внутренняя жизнь человека интересовала автора только во внешних проявлениях. Сюжет обычно был замысловат и приукрашен. «Русское барокко там, где оно действительно русское, а не переводное,человечно, а не сверхчеловечно» (Д.С. Лихачев).

Барочные черты исследователи культуры находят и в творчестве Аввакума. Ужасы, которые ему пришлось пережить, не главное. Центром его рассказа о своем «житии» становятся человеческие чувства. В своих мучительствах он находит смягчающие черты, а в мучителях — человеческие свойства. На примере своего жития Аввакум учит, наставляет. Он хочет вселить в человека уверенность: с Богом да с правою верою в жизни ничего не страшно. В жизни есть только один страх — страх Божий. И даже Бог не страшен. «Татарский бог Магомет написал в своих книгах сице: «Непокарамщихся нашему преданию и закону повелеваем главы их мечем подклонити».А наш Христос ученикам своим никогда так не повелел».

Рост личностного начала во всех сферах литературного творчества, развитие изобразительности, появление народной литературы как самостоятельного направления, рост рационалистических тенденций в произведениях — все это свидетельствовало о зарождении литературы нового времени.

В условиях «бунташного» века роль духовного наставника переходит к книге, тексту. При этом литература и по форме, и по содержанию перестает быть средневековой. Это не означало, что система жанров литературы предшествующего времени полностью отмерла. Но она постепенно утрачивала свое значение в культуре России. Первый план все активнее занимает светская литература. Она получает новое культурное «окружение». Становится возможным диалог с лучшей западноевропейской литературой. Новации чаще всего появляются в порядке прямой «пересадки» на русскую почву литературного опыта соседних стран. Приобретает популярность переводной роман: рыцарский («Сказание про храброго рыцаря Бову Королевича», ? Повесть о Еруслане Лазаревиче»), любовно-авантюрный с «галантным» отношением к женщине, с его интересом к человеческой индивидуальности.

Впервые в русской литературе появляется светская поэзия, появляется театр. Примечательно, что его рождение на русской почве отмечено окончательным завершением борьбы за лидерство между церковью и светской властью в пользу последней. «...Двор как будто спешит наверстать потерянное время и сразу переходит к самой сложной форме иноземной забавы: к театральному спектаклю», — замечает в «Очерках по истории русской культуры» П.Н. Милюков.

Первое театральное представление состоялось в 1672 г. в честь рождения царевича Петра, будущего преобразователя России.

Однако первое и недолгое явление театра в XVII в. оставалось скорее «иностранной забавой» двора. Это было типичное копирование европейского барочного действа, но главное не в этом. С появлением театра начинаются первые опыты в области драматургии. И хотя для театрального действа использовали библейские сюжеты, из них исключались пессимистические мотивы, трагическое восприятие жизни, характерное для барокко. Первый спектакль назывался «Эсфирь». «Первого действа первая сень» начиналась так:

Вси вопиют.

«Счастие, счастие царю нашему желаем!

Благоденствие и мир крупно припеваем!»

Заканчивалось действие такими же радостными возгласами:

Вси глаголют.

«Ей! Ей! Ей!

Великая Москва с нами ся весели!»

Ключевые слова действа— «радость» и «веселье». «Яовоц русской литературе предстояло учиться смеяться, и она делала это охотно и свободно» (М.А. Панченко).

Новый язык изобразительного искусства. Весь XVII в. был временем перехода от средневековых художественных методов к художественным методам нового времени. Искусство этого времени чрезвычайно усложняется, становится разнообразным и противоречивым. Кризис средневековой системы ценностей, возросший интерес к человеку, «обмирщение» культуры разрушали каноны средневекового искусства.

Никогда еще строительство не достигало такого размаха. После окончания Смутного времени начинались активные поиски нового стиля, соответствующего духу времени. И деревянное, и каменное зодчество становится более «многословным», нарядным, орнаментальным. Современники назовут новую архитектуру «дивным узорочьем».

Новое миропонимание сказывается в трактовке самого здания и в установлении его связи с окружающим пространством путем раскидистых лестниц, крылец, переходов, в исключительной декоративности и во внесении цвета в архитектуру.

Изменение представлений о пространстве, времени, человеке приводит к стремлению расширить внутреннее пространство здания и возводить грандиозные архитектурные ансамбли.

В конце 30-х гг. Московский Кремль снова расширяется. В 1635-1636 гг. на его территории сооружается крупнейшее светское здание — Теремной дворец, напоминающее ступенчатую пирамиду с островерхой кровлей и изразцовым фризом. Белокаменная резьба наличников окон, их форма с провисающей гирькой — излюбленные приемы русского деревянного зодчества. Мастера, строившие дворец (Важен Огурцов, Трефил Ша- рутин, Антип Константинов, Ларион Ушаков), вложили в свое творение народное понимание красоты. Обилие декоративных мотивов (терем словно заткан крупным ковровым орнаментом) как нельзя лучше демонстрирует «дивное узорочье».

К числу шедевров деревянного зодчества этого времени, как правило, относят несохранившийся деревянный дворец царя Алексея Михайловича в Коломенском. (Остались лишь модель, чертежи и рисунки). Это сооружение, выстроенное в 60-х гг. XVII в., состояло из большого числа различных деревянных построек, соединенных сенями и переходами. Хоромы дворца были украшены позолотой и расписаны яркими красками. Симеон Полоцкий назвал дворец восьмым чудом света.

Наряду с общерусским единым стилем в это время развиваются местные архитектурные традиции. Самыми известными архитектурными школами этого времени обычно называют архитектуру таких городов, как Ярославль и Ростов Великий.

Но уже со второй половины XVII в. в русскую архитектуру проникают новые идеи. В результате в конце XVII в. складывается новый стиль— «московское», или «нарышкинское», барокко (поскольку большинство зданий было выполнено по заказу бояр Нарышкиных).

Типичные примеры «нарышкинского» барокко — церкви в подмосковных усадьбах знати. Это ярусные постройки на под- клете с галереями.

Самый яркий образец этой архитектуры — храм Покрова в Филях (1693-1695). Подобно знаменитой церкви Вознесения в Коломенском, церковь в Филях настолько гармонично вписывается в окружающую природу, что кажется, будто она стояла здесь всегда. Открытые галереи с живописными лестницами, а над четвериком — убывающие в объеме восьмерики начинают движение вверх, плавно и неторопливо. Красный кирпич гладких стен и белокаменные наличники с тонкими колонками, барочное кружево «петушиных гребешков» над карнизами, ажурные кресты над сияющими золотом главками — все легко, воздушно, затейливо, празднично!

И в архитектуре Марокко жизнерадостно и празднично (и в этом отличие русского барокко от западноевропейского). В то же время в архитектуре XVII в. появляется немало противоречий. Главное заключается в разрыве между стремительным движением вперед архитектурной мысли и старой организацией строительства, старыми способами обучения зодчих и недостатком теоретических знаний.

Аналогичная ситуация сложилась и в живописи. Рационализация картины мира вступала в противоречие с традиционными представлениями. Эта тенденция усилилась после раскола в церкви. Официальная церковь требовала строгого подчинения канону, следила за соблюдением древнерусской иконописной традиции.

В середине XVII в. центром изобразительного искусства становится Оружейная палата. Сюда шли заказы на исполнение росписей и икон, сюда приезжали лучшие художники из всех уголков России. В школе московских «государевых изографов» самой видной фигурой был Симон Ушаков (1626-1686). Это был мастер большого таланта. В его творчестве, как в зеркале, отразились проблемы, которые переживала культура XVII в.

Ушаков пытался преодолеть сложную технику иконописи, которая уже не отвечала мироощущению XVII в. Его очень волновали проблемы взаимоотношения живописи и реальной жизни. Во многих своих работах он пытался изображать реальный пейзаж, живое человеческое лицо. Иконописный мир постепенно уступает место человеческому миру. Однако интерес к человеческой личности художник пытался передать, используя старую живописную манеру.

Самым показательным портретом (парсуной) XVII в. считается «Князь Скопин-Шуйский» (работа приписывается Симону Ушакову). Этот портрет свидетельствует о том, что движение русской живописи к реализму (правдивому и точному изображению) уже началось, но оно требовало отказа от средневековой техники. И сам художник начинал это осознавать. В трактате «Слово любителю иконного писания» первым среди русских художников Симон Ушаков требовал от живописца правдивого изображения, «как в жизни бывает». При этом он ссылался на зеркало (в XVII в. зеркала впервые появляются в домах высших слоев русского общества): «Всякая вещь, представшая перед зеркалом, в нем свой образ на пишет... Разве это не чудо — этот удивительный образ? Если человек движется, и он движется; перед стоящим стоит, перед смеющимся смеется, ..лвляется всегда живым, хотя ни тела, ни души не имеет человеческих». Художник называл живопись «жизнью памяти», «памятником прежде жившим»...

Да и сама жизнь двигалась и развивалась уже по другим правилам. Менялась одежда, стиль, привычки людей, по заказам которых работали художники Оружейной палаты.

В доме выдающегося государственного деятеля В. В. Голицына *...все было устроено на европейский лад: в больших залах простенки между окнами были заставлены большими зеркалами, по стенам висели картины, портреты русских и иностранных государей и немецкие географические карты в золоченых рамах; на потолках была нарисована планетная система; множество часов и термометр художественной работы довершали убранство комнат. У Голицына была значительная и обширная библиотека из рукописных и печатных книг на русском, польском и немецком языках» (В.О. Ключевский).

В русской жизни все большую роль начинают играть книга и знание.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>