Развитие экономической и социальной географии в СССР

До Октябрьской революции в отечественной экономической географии сложились те же направления, что и в мировой географии. Только штандортные теории не нашли почвы в России, а в советский период с 1940-х гг. они и вовсе подверглись обструкции. Лишь 1970-е гг. принесли незначительное возрождение их в нашей стране. Для развития СЭГ большое значение имели три документа, сыгравшие роль теоретических и методологических оснований этой науки.

Первый из них – записка В. И. Ленина в Академию наук "Набросок плана научно-технических работ" (1918), где он поставил, в частности, проблему оптимального размещения промышленности на основе рационального использования ресурсов в цикле "сырье – продукт".

Второй документ – принятый в 1920 г. план ГОЭЛРО, в котором на базе полного использования местных ресурсов предполагалось более равномерное размещение промышленности и всего материального производства. Первоосновой социально-экономического развития страны была названа электрификация. Согласно традициям географии и экономической науки в России региональные вопросы в этом плане рассматривались по крупным экономическим районам.

Третий документ – так называемые районы Госплана, утвержденные в 1922 г. Госплан РСФСР, учрежденный 23 февраля 1921 г., сразу же приступил к районированию страны для правильной организации территориального планирования хозяйства. В этой работе участвовали видные экономисты и географы – И. Г. Александров, Л. Л. Никитин, Η. Н. Колосовский и др. Было выработано представление о районе как территориальном комплексе со специализацией в масштабе страны. Специализация же района в территориальном разделении труда определялась совокупностью факторов: природные условия и ресурсы, географическое положение, трудовые ресурсы. По этим основным факторам был выделен 21 район, в пределах которых и определялись пути развития хозяйства и расселения.

На основе названных документов выросла оригинальная районная школа экономической географии – школа Η. Н. Баранского – Η. Н. Колосовского.

Николай Николаевич Баранский (1881 – 1963) о своем первом советском учебнике по экономической географии (1924) позднее писал: "Главным достоинством учебника, по сравнению с другими, более поздними, было наличие определенной методологической линии, почерпнутой из госплановских работ. Благодаря этому имелся “стержень” для фактического материала, что обеспечивало возможность продуманной генерализации... Методология владела материалом. Материал укладывался в определенной системе и мог поэтому хорошо усваиваться. И не было, кроме того, погони за последними конъюнктурными данными". Будучи, если можно так сказать, профессиональным марксистом, Баранский обосновал диалектико-материалистическую методологию экономической географии, экономической картографии, в значительной степени географии населения. При этом он отстаивал два важнейших основания географии – пространственность географического мышления и природную обусловленность социально-экономических процессов.

Он писал: "Экономикогеограф сопоставляет пространственные различия, т.е. различия от места к месту в производственном направлении хозяйства, с пространственными же различиями в природной среде и таким образом выявляет определенные закономерности". Свои взгляды ему пришлось отстаивать в активной борьбе с оппонентами, которые часто обвиняли его в буржуазности, что тогда было весьма распространено. Масла в огонь подливало стремление Η. Н. Баранского ознакомить советских географов с лучшими работами западных ученых; он редактировал и снабжал предисловиями переводы книг А. Вебера, А. Геттнера, коллективный труд "Американская география".

С именем Η. Н. Баранского также связаны полевые исследования советских экономикогеографов. Но, пожалуй, главнейшей его заслугой является упрочение районного направления экономической географии. В районном направлении на первый план вышел анализ связей явлений, прежде всего производственных связей, синтез представлений о природных, трудовых, материально-технических ресурсах, образующих базу для комплексного развития каждого района и всей системы районов.

Другим основоположником советской экономической географии стал Николай Николаевич Колосовский (1891–1954) – один из разработчиков районов Госплана и первого пятилетнего плана. Многогранная и активная научно-теоретическая и конструктивная деятельность Η. Н. Колосовского явилась основой его концепции территориально-производственного комплекса (ТП К). Суть ее заключается в рациональной территориальной организации хозяйства с учетом географического положения, рационального использования природных ресурсов и социально-экономического потенциала. При этом экономический эффект достигается за счет удачного подбора предприятий, соответствующих наличным условиям того или иного региона.

Для обоснования ТПК Колосовский разработал метод энергопроизводственных циклов: подбор таких составных частей материального производства, которые в пределах района образуют взаимосвязанное единство, не производящее излишков и не знающее недостатков, экономно расходующее вещество природы.

Большая и сплоченная научная школа Баранского – Колосовского охватила, по существу, все направления экономической географии. Она "стала изучать такие территориальные системы производительных сил, как страна, экономические районы, системы расселения, города, транспортные системы и узлы, а затем расширила исследования до территориальных систем сферы обслуживания".

Однако "районная школа" Баранского – Колосовского не была единственной в советской экономической географии. Существенное значение в первые десятилетия XX в. имело унаследованное от дореволюционной географии отраслево-статистическое направление (школа), основателем и лидером которого многие годы был профессор Владимир Эдуардович Ден (1867–1933). В России он впервые ввел курс экономической географии в учебный план высшего учебного заведения (на одноименной кафедре Санкт-Петербургского политехнического института, которую возглавил при ее основании в 1902 г.). Экономическая география в нашей стране во многом обязана этому ученому, способствовавшему ее утверждению как самостоятельной отрасли знания. Именно Ден впервые ввел научные приемы использования фактических (и особенно статистических) материалов в экономическую географию.

Основные положения методологии школы Дена – признание экономической географии экономической наукой, опора на статистическую информацию, "страновой" уровень исследования при изучении отраслей экономики и их размещения. Школа Дена подверглась серьезной (и, что особенно существенно, партийно-официальной) критике, которая обвиняла "буржуазное" отраслево-статистическое направление ("деновщину") в следовании хорологической концепции немецкого ученого А. Геттнера (т.е. обвиняла в геттнерианстве), и, таким образом, провоцировалась борьба между представителями этого направления и районной школой, борьба, которая задерживала развитие экономической географии в нашей стране. При этом, по словам Ю. Д. Дмитревского, "была забыта... простая истина: нет экстерриториальных (т.е. расположенных вне какой-либо территории. – М. Г.) отраслей и нет лишенных тех или иных, принадлежащих к определенным отраслям, предприятий районов". Как он справедливо замечает, школа Дена "имела право на существование в свое время и, в модифицированном виде, имеет право на жизнь и ныне, ибо развитие экономической географии немыслимо без синтеза отраслевого и регионального изучения территории".

Среди отдельных отраслей экономической и социальной географии, получивших значительное развитие в СССР, необходимо отметить географию населения, в которой трудами Η. Н. Баранского, Р. М. Кабо, Г. М. Лаппо и других ученых было сформировано представление об опорном каркасе расселения; в работах В. Г. Давидовича и Ф. М. Листенгурта рассмотрены основные положения о групповой системе расселения – агломерационный подход, используемый в планировании расселения (на основе этого подхода Госстроем СССР была разработана Генеральная схема расселения населения). Наконец, в работах В. В. Покшишевского, Б. С. Хорева и других исследователей развивалось конструктивное направление по созданию единой системы расселения населения СССР с целью выравнивания уровня жизни в различных районах страны, а в пределах отдельных районов – в системе "город – деревня".

В 1970-е и последующие годы появляются работы социально-географического, социально-культурно-географического и политико-географического характера. Формируется рекреационная география как отрасль социальной географии. В известной степени в СЭГ развивалось и страноведческое направление. В 1978–1985 гг. вышло научно-популярное географо-этнографическое издание в 20 томах "Страны и народы".

Определенных успехов достигла социально-экономическая картография. Особого внимания заслуживают два тома Большого советского атласа мира (1937 и 1940 гг.). Выходом в 1961 г. атласа Армянской ССР была начата многочисленная серия региональных научно-справочных атласов – как комплексных, так и тематических (например, "Атлас сельского хозяйства Якутской АССР", изданный в 1989 г., и "Республика Саха (Якутия). Комплексный атлас", вышедший в 2009 г.).

В целом развитие экономической и социальной географии в СССР представляло собой сложный и противоречивый процесс, который характеризовался, с одной стороны, сочетанием традиций и новаторства, с другой – торможением целого ряда отраслей науки (политической географии, социальной географии, геодемографии и др.), особенно в эпоху сталинизма.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >