Сопоставление грамматических форм

Окончание (в частности и нулевое) противополагается в плане информативности основе слова (в данном случае производной) как закрепитель или носитель только категориальных значений. Поэтому его вычленение — путем сопоставления между собой различных грамматических форм анализируемого слова — должно предшествовать анализу основы.

Бывают случаи, когда только сопоставление грамматических форм рассматриваемого слова выявляет границу между окончанием и предшествующим суффиксом, относящимся уже к основе.

Так, понять, что элементы -ий, -ей в формах Р.п. мн.ч. судий, сыновей представляют не окончания, а морфы суффикса –j-, помогает сравнение с ними других падежных форм (судья, судьи, судью, судий; сыновья, сыновьям, сыновей и т.д.). То же самое относится к прилагательным типа птичий, овечий. Слова гнездо и депо одинаково оканчиваются на , однако их парадигмика свидетельствует о том, что в первом примере является окончанием, а во втором — конечным гласным основы. Вследствие этого есть смысл такое сопоставление грамматических форм ввести в словообразовательный анализ как обязательное. Например: скорость, скорости, скоростью, скоростей, где при сопоставлении выделяется основа скорост' и флексии, соответственно нулевая (орфографически ), , , -ей. Назовем такой подбор грамматических форм анализируемого слова, способствующий выделению в нем окончания, первым аспектом, или рядом, сопоставления.

Следует также иметь в виду, что иногда субстантивные флексии не только формируют категориальную принадлежность производного, но и выполняют роль собственно словообразовательную. Эти две функции в них совмещаются. К синкретическим могут быть отнесены, например, следующие окончания:

  • 1. И.п. ед.ч. -а(я) (с соответствующей системой флексий) в женских именах, соотносительных с мужскими, ср.: Богдан и Богдана, Богумил и Богумила, Болеслав и Болеслава, Александр и Александра, Валентин и Валентина, Валерий и Валерия, Евгений и Евгения, Павел и Павла, Серафим и Серафима, Юлий и Юлия, а также Новомир и Новомира, Ревмир и Ревмира, Владлен и Владлена, Ромен и Ромена: "Сергей Глушанков и его жена Ольга Грененберг в знак преклонения перед талантом и благородством Ромена Роллана назвали свою дочь Роменой" (Правда. 1970. 7 янв.).
  • 2. И.п. ед.ч. -о (наряду с соответствующей системой флексий) втопонимических названиях, восходящих к собственным именам (с. Куйбышево, пос. Кирово, г. Пушкино).

Сопоставление с производящим слово

Напомним, что производящим называется слово, от которого непосредственно образовано данное производное. Представляя собой материальный костяк производного, производящее слово выступает в его структуре обычно не полностью, а в той или иной степени усеченным (без окончаний, а нередко и без конечных суффиксов). Например: работникработ(ать); прицепщицаприцеп(ить); наследницанаслед(овать); лакомкалаком(итъся); безумецбезум(ный); украинизмукраин(ский); крепышкреп(кий) и т.п. Та часть производящего слова, которая материально выступает в структуре производного, называется производящей основой (работ-, прицеп-, наслед- и т.д.). Она не совпадает с обычной основой слова (той его частью, которая остается по вычитании флексии): работник-, прицепщиц-, наследниц-, лакомк-.

Если по отделении от слова флексии остается непроизводная с синхронной точки зрения основа, дальнейший словообразовательный анализ невозможен, например: дорог-a, озер-о.

При наличии в слове производной основы последующий анализ должен идти по линии сопоставления (в целях выявления производящей основы) со словом, от которого первое образовано.

В этот ряд желательно также включение при возможности других производных с той же производящей основой. Это можно передать следующим образом: Ба — Б, Бб, Бв, Бг и т.п., где Б — производящее слово (или основа), а строчные буквы обозначают любые словообразовательные элементы.

Нельзя сопоставлять анализируемое производное просто с родственными словами (близкими по звучанию и смыслу), как это часто делается. Этот термин слишком широк, он охватывает целое словообразовательное гнездо, куда входят производные не только с интересующей нас производящей основой, но и не имеющие к ней непосредственного отношения другие родственные образования. Например, к прилагательному разговорчивый могут быть приведены такие родственные слова, как разговор-ить-ся (разговор-юсь), разговор-ный, разговор-ились. Однако только первое может быть признано производящим, от которого непосредственно было образовано прилагательное разговорчивый. Последние два не являются таковыми, представляются лишними, не способствующими избранному направлению анализа: прилагательное разговорный образовано не от глагольной, а от субстантивной производящей основы разговор, форма же прошедшего времени — от инфинитива, включающего еще дополнительные элементы — суффиксы -и-, -сь.

Не менее часто сопоставляется рассматриваемое слово с однокоренными производными. Такой подход в известной степени может быть оправдан лишь тогда, когда мы имеем дело с простыми по структуре образованиями, в которых корень является и производящей основой. Например, для доказательства того, что существительные вазочка, стеночка, булочка, ласточка не относятся к одному словообразовательному типу, подберем однокоренные слова. В существительных вазочка и булочка этот прием помогает выявить корни (ваз-а, булк-а), суффиксы (-очк-, -к-) и окончание (-а), потому что здесь корни являются и производящими основами.

В существительном же стеночка при таком подходе (корень стен) мог быть неправильно выделен суффикс -очк(а), ибо в данном случае корень не совпадает с производящей основой. Во избежание ошибки здесь встает необходимость сопоставить производное стеночка не просто с однокоренными образованиями, а с производящим существительным стенка.

Ориентация на подбор однокоренных производных может толкнуть неискушенного в тонкостях словообразования человека на сопоставление существительного ласточка с такими словами, как ласт, ластик, ластиться, не говоря уже о том, что люди, в какой-то степени знакомые с народной речью, могут указать на действительно однокоренные образования ластица,ластовка и т.п. Они не воспримут существительное ласточка как непроизводное в общенародном русском языке.

Особый случай представляют производные, производящие слова которых не употребляются в свободном состоянии, например: плотва, плотица, плотка; телиться, теленок, телята, телица, телка, телят, телок, телыш и др. Естественно, что при анализе таких производных сопоставление может идти не с производящими словами, а только со словами, непосредственно образованными от них, т.е. Ба, Бб, Бв, Бг.

Если только производящая основа определена правильно, остаточный элемент в производном и должен быть тем слово- или формообразующим аффиксом, посредством которого создана анализируемая производная основа. Однако правильность произведенного вычленения производящей основы может и должна быть подкреплена данными еще одного ряда.

Сопоставление с одномодельными словами

Третьим, но не менее важным аспектом метода словообразовательного анализа является сопоставление рассматриваемого слова с одномодельными образованиями. Например, анализируя существительное бычатина, образованное по модели "название животного + суффикс -атин(а) со значением мяса", следует включать в один с ним ряд не существительные дохлятина, свежатина и тем более не поитятина, серятина, а кобылятина, стервятина. Слова дохлятина, свежатина хотя и содержат суффикс -ятин(а) с тем же значением, однако образованы не от субстантивных производящих основ, а от адъективных (дохлый, свежий). Следовательно, в рамках общего словообразовательного типа они представляют иную модель. Слова пошлятина, серятина не только восходят к прилагательным (пошлый, серый), но и имеют суффикс -ятин(а) с иным, вещественно-собирательным значением. И лишь третий ряд производных соответствует по словообразовательной модели рассматриваемому существительному.

Учет при словообразовательном анализе имеющихся в языке моделей является своего рода "самоконтролем" произведенного членения и осуществляется практически, хотя и с разной степенью сознательности, даже людьми, далекими от понимания и поисков теоретического обоснования рассматриваемого метода. Так, ни у кого не возникает сомнения, что название одной ягоды — земляничина образовано от существительного земляника (а не от слов земля, земляной) посредством суффикса -ин(а), имеющего значение единичности, потому что у каждого на памяти целый ряд аналогичных образований — жемчужина (жемчуг), изюмина (изюм). Проиллюстрируем метод трехаспектного сопоставления при словообразовательном анализе с помощью схемы.

Ряды сопоставлений

Анализируемое слово — скорость

1-й ряд

Скорость, скорост-и, скоростъ-ю, скорост-ей

2-й ряд

Скор-ый, скор-о, скор-ее

3-й ряд

Трудн-ость, тонк-ость, нелеп-ость, пошл-ость

Если вы помните школьные правила словообразовательного разбора, задачей его является выявление того, как образовано данное слово, т.е. от какого слова и каким способом. Например: менделевий — химический элемент от Менделеев, антиконституционный от конституционный. При словообразовательном разборе в слове указываются только те значимые части, посредством которых оно образовано.

План словообразовательного разбора: 1) дать толкование лексического значения слова (антиконституционный — противоречащий конституции); 2) сравнить состав данного слова с однокоренным (антиконституционный: конституционный); выявить ту часть (или части) слова, посредством которых оно образовано (анти-); 3) определить, от чего образована основа (от конституционн- из слова конституционный).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >