Полная версия

Главная arrow Психология arrow ГЕШТАЛЬТ-ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Введение. Конструктивный потенциал гештальт-психологии

Изучение конструктивного потенциала социокультурной активности человека осуществляется не только в процессах поливариативного человеческого взаимодействия, но и в ндивидуальном психическом развитии. И если потребности и мотивация человека невозможны вне процессов ощущения и восприятия, то уже на уровне этих основных процессов психики конструктивность обнаруживается как имманентное их свойство.

Действительно, свойство конструктивности как раз и находится там, где психолог-аналитик разобщает в исследовании восприятия два взаимодополняющих его свойства: избирательность и целостность. Это взаимодополнение на уровне объекта восприятия состоит в наличии постоянной возможности получать информацию не только о самом этом объекте, но и обо всем том, что в данный момент является лишь фоном данного объекта. Конструктивность восприятия структурно и содержательно объединяет в нем актуальную и потенциальную информацию о его предмете, — в силу положительного, а не абсолютного и «мертвого» отрицания предметом его фона. Практически это означает, что конструктивность восприятия вариативно проявляется то как его избирательность, то как его целостность. Таков результат эволюции восприятия, которое, по самой своей природе, не может не быть «эффективным», то есть оптимально отвечающим содержанию жизненно важной информации. В организации содержания этой информации восприятие является конструктивным.

Свойством конструктивности отражения, осуществляемого на уровне восприятия, объяснима необходимость раздвоения первичной чувствительности и парной деятельности важнейших анализаторов (зрения, слуха, обоняния), а также явлений функциональной асимметрии в их эволюции к человеку. Асимметричность человеческого восприятия выступает положительным отрицанием симметрии внешнего мира и, в то же время, — конструктивным прообразом асимметрии взаимодействия внутреннего и внешнего, субъекта и объекта.

То, что восприятие (а следовательно, и активность как таковая в целом) конструктивно, становится предметом согласия во всей мировой психологической мысли. Известный американский психолог

У. Найссер подчеркивает: «Восприятие действительно конструктивный процесс... В каждый момент воспринимающим конструируются предвосхищения некоторой информации, делающие возможным для него принятие ее, когда она оказывается доступной» [220, с. 42].

Таким образом, конструктивность, как свойство, принадлежащее активности человека, является как филогенетически, так и онтогенетически весьма существенной и в то же время относительно мало исследованной характеристикой человеческого развития. Это связано скорее всего с «очевидностью» конструктивности и ее неразрывностью с человеческой практикой, от которой классическая наука обычно дистанцируется.

В современном человекознании конструктивность рассматривается как свойством психики в целом, так и личностным свойством. Поэтому, затрагивая вопрос о конструктивности как свойстве активности Человека, свойстве его личности, необходимо обратиться к известному положению Б. Г. Ананьева: «...структура личности строится не по одному, а по двум принципам одновременно: 1) субординационному, или иерархическому... и 2) координационному...» [6, с. 264]. Причем координация по мере возраста человека все более преобладает, поскольку усиливается относительная самостоятельность свойств личности, требующая координационных связей. Координационные связи обеспечивают единство, целостность и самоидентификацию личности в ее принципиально неограниченном развитии. Конструктивность саморазвития личности становится исчезающе малой, как только структуры координационных связей замещаются их частными, малопродуктивными и неустойчивыми формами квазииерархических связей личностных свойств. Поэтому можно считать, что принцип субординации определяет одну только возможность конструктивного саморазвития личности, а действительное конструктивное ее развитие осуществляется лишь при опосредствовании этого развития еще и принципом координации. Качество совместной реализации названных принципов и определяет меру продуктивного и конструктивного саморазвития личности в гештальт-психологии человека. Чем более разнообразны, вариативны координационные связи свойств личности на фоне их субординации, тем более конструктивна и продуктивна социокультурная активность человека.

На психофизиологическом уровне человекознания также установлено, что координация, а не субординация нервных связей является не только необходимой, но и, кроме того, доминирующей, поскольку именно координация обеспечивает достижение конструктивного результата высшей нервной деятельности, обычно определяемого как «адекватность реакций организма» [4, с. 33]. В развитие выводов П. К. Анохина, современный психофизиолог Ю. И. Александров подчеркивает: «...все функциональные системы независимо от иерархического уровня имеют одну и ту же функциональную архитектуру, в которой результат является доминирующим фактором» [4, с. 37].

Понятие функциональной системы кардинально пересматривается Ю. И. Александровым в том смысле, что иерархическая организация функций опосредствована более значимыми связями гетерархии. Принцип гетерархии — это и есть терминологически по-иному определенный тот же самый координационный принцип Б. Г. Ананьева, предполагающий взаимосвязь и взаимодействие всех элементов соответствующей системы: «Под иерархией будет пониматься многоуровневая коалиционная иерархия взаимодействия, а не доминирования и управления» [8, с. 37].

В гештальт-психологии человека, выступающего в качестве предмета конструктивного самопознания, необходимо признать, что его социокультурная активность физиологически и психологически основана прежде всего на координационных связях, в результате этой же активности и формируемых. Смыслом активности человека является не столько поддержание физического и душевного равновесия, сколько положительный, то есть конструктивный результат всей жизнедеятельности, возвышенной личностным самоосуществлением. Физиологически и психологически, как это показано выше, результат, воплощенный в адекватных реакциях организма, в их подчиненности нравственноположительному конструктивному саморазвитию личности, действительно является доминирующим фактором в поведении человека. Достижение результатов при этом не является самоцелью, поскольку любые успехи человека опосредованы сверхзадачей активной его деятельности — многообразной профессионально-личностной его самореализацией.

Объяснение эффективной деятельности человека на основе проявлений в ней комплексов психологических особенностей предполагает, по Е. П. Ильину, последовательное проведение системного конструктивного подхода в современном человекознании: «Выдвинутый Б. М. Тепловым конструктивный подход вместо “оценочного” И. П. Павлова более подходит для объяснения наблюдаемых особенностей поведения и деятельности людей... Конструктивный подход создает предпосылки и для решения вопросов социального характера (138; 329).

Таким образом, Е. П. Ильин подчеркивает не только собственно психологическое, но и социальное значение названного подхода, основы которого заложены в исследованиях К. Левина, М. Вертхаймера, В. Келера, У. Найссера, Б. М. Теплова, В. Д. Небылицына и многих других современных авторов гештальт-психологии человека.

Мотивация отношения, со-адекватная мотивации достижения развивающейся личности, ориентирована прежде всего на утверждение личностного смысла жизни, представляемого в идеальных и материальных результатах активности человека. Существование человека как развивающейся личности предполагает необходимость конструктивного, опережающего отражения действительности, в котором личностный смысл деятельности выражается единством мотивации отношения и мотивации достижения.

При этом понятия адекватности и конструктивности дифференцируются таким образом, что первое есть онтологическое выражение явления человека, качества его объективации и актуализации, а второе есть гносеологическое выражение сущности человека, качества субъективации и предметной реализации творческого потенциала. Поскольку личность есть воплощение способа существования человека, то конструктивность его активности есть мера качества личностного самоосуществления человека; мера постижения и овладения человеком своей творческой сущностью; мера самопознания, саморазвития и предметного обретения человеком самого себя в качестве общественного индивида и неповторимой индивидуальности.

Правда, во многих психологических исследованиях человеческой деятельности понятие конструктивности связывается не столько с активностью ее субъектов, сколько с частными и специальными конструктивными способностями, которые развиваются в связи с пространственно-временными формами организации мышления [11, с. 80, 87, 347, 355]. За основу процессов мышления и воображения при этом принимается единство чувственного и логического, единство представлений и понятий. В этом смысле конструктивно лишь то, что объективно репрезентируемо в форме наглядно-образного знания. При этом предполагается субъективное индивидуально-своеобразное понимание познавательной ситуации — в меру (не) совпадения объективных значений и личностных смыслов. Проще говоря, каждый индивидуум способен проявить так называемые конструктивные (а на самом деле — продуктивные) способности в репрезентации некоторых знаний, оставляя исследователю свободу предположений о глубине, личностном смысле и конструктивности субъективного понимания этих знаний. Еще более кратко: знать — знает, ergo — понимает (как умеет, то есть в силу ума) [93, с. 108, 166, 168, 184].

В тесной связи с педагогической практикой, в русле педагогической психологии постоянно осуществляются широкие исследования процессов формирования и развития пространственных, временных, количественных, исторических и физических представлений и понятий у учащихся, — как в условиях нормального, так и отклоняющегося психического развития [18; 47; 56; 58; 61; 65; 70; 148; 155; 171]. Но в условиях глобализации общественных и образовательных отношений, в необходимых процессах их гуманизации, сама идея формирования постепенно замещается парадигмой развития, в результате чего понятие конструктивности явно обнаруживается как остро необходимое, и вместе с тем — практически трудно применимое.

Широкая распространенность и рядоположенность употребления понятия конструктивности как позитивной характеристики деятельности, совместно с такими ее определениями, как адекватность, эффективность, оптимальность и продуктивность, свидетельствуют лишь о необоснованном преувеличении объема этого понятия и, следовательно, о недостаточно дифференцированном и формальном его применении [294; 295].

Научная интуиция и человеческая практика выдвинула понятие конструктивности, связывая его с особенностями проявления субъективного фактора в объективном и продуктивном человеческом познании, опосредствующем содержание всех, без исключения, видов деятельности человека. С указанным понятием связываются пока еще не вполне определенные надежды в плане расширения и уточнения смысла родового определения человека как обладающего разумом субъекта деятельности [16, с. 343]. Поэтому можно утверждать, что понятие конструктивности человеческой деятельности является весьма актуальным и вместе с тем совершенно недостаточно разработанным.

В силу указанных обстоятельств, актуальность конструктивного гештальт-психологического похода в самореализации личности определяется насущными теоретическими и практическими потребностями становления современного человека в условиях глобального энергоинформационного преобразования культуры и цивилизации. Требуется методологическое, теоретическое и практическое разрешение проблемы овладения конструктивной человеческой активностью и, в частности, установление сущности и условий конструктивного развития личности на основе ее профессионального, жизненного и познавательного опыта.

При такой постановке вопроса, объектом исследования становится содержание философских, естественнонаучных и психологических концепций, включающих определение конструктивности. В качестве объектов исследования желательно иметь реальные процессы развития познавательной деятельности личности и, особенно, — в условиях естественного эксперимента. Предметом подобного эксперимента может быть, в частности, конструктивность познавательной активности субъектов теоретической и практической, профессиональной и учебной деятельности, ее процессов и результатов, интегрируемых в познавательном опыте человека.

В качестве гипотезы гештальт-психологического исследования может быть высказано предположение о том, что конструктивный познавательный опыт человека является наиболее существенным фактором развития его личности. Мера конструктивности познавательного опыта человека, как продукта и условия его познавательной активности, определяется, с одной стороны, диалектическим соотношением адекватного и неадекватного предмету деятельности компонентов человеческого познания. С другой стороны, конструктивность познавательной и социокультурной активности человека определяется пока что мало исследованным взаимоотношением содержания познавательного опыта с мотивацией и особенностями его личности. Указанные особенности, в свою очередь, определяются как более или менее конструктивные в их отношении к содержанию саморазвития личности.

В итоге насущными задачами исследования процессов активного саморазвития личности в познавательной деятельности становятся следующие:

  • 1. Систематизация предыстории личности в антропогенезе на принципах гештальта и трансфера, определяющих дифференциацию факторов становления социокультурной активности человека.
  • 2. Определение методологического потенциала гештальт-концепции активной эволюции человека в развитии гуманитарной науки.
  • 3. Системно-генетическое определение понятий: «личность», «развитие», «конструктивный подход», «конструктивность» и «продуктивность» при построении интегральной модели структуры развивающейся личности в связи с ее основными мотивационными стратегиями в гештальт-психологии человека.
  • 4. Методологическое обоснование реализации естественных экспериментов с целью конвергентного определения понятий конструктивности и продуктивности при совмещении предметов антропологии, общей психологии и гештальт-психологии личности.
  • 5. Проведение естественных экспериментов с целью гештальт- анализа процессов становления познавательного опыта испытуемых, включая процедуры количественного определения конструктивности и продуктивности познавательной деятельности личности.
  • 6. Обобщение результатов естественных экспериментов с целью эмпирического и теоретического определения основных типов личности и форм социокультурной активности в гештальт-психологии человека.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>