Полная версия

Главная arrow Психология arrow ГЕШТАЛЬТ-ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Конструктивный подход в гештальт-психологии личности

Неравномерность развития личности связана с особенностями формирования личностного пространства и является прямым следствием второго закона психодинамики, по которому, при относительном определении направленности развития, распределение (само) ответственности только потенциально может быть всесторонним, равномерно и абсолютно представленным «во все стороны». Реальное развитие личности в гештальт-психологии рассматривается как структурно п-направленное, то есть неравномерное (в координатах пространства) и гетерохронное (в координатах времени).

Гетерохронность развития является следствием законов психодинамики: относительное самоизменение личности не может быть, по определению, одномерным, а поэтому и адекватно, в принципе, п-мерному личностному времени. Это связано с тем, что личность является субъектом различных форм ее активности, которые в своем развитии обладают собственными закономерностями и собственными измерениями прерывно-непрерывного времени существования.

Неравномерность, гетерохронность и нестабильность n-мерного перераспределения энергии в структуре активности личности совместно составляют своеобразное соотношение неопределенностей, не противоречащее, однако, третьему закону динамики развития личности, утверждающему идентичность личности относительно сохранной, а следовательно, относительно (само) познаваемой.

Конструктивная и прямая, не опосредствованная социальными и естественными науками, связь законов диалектики и законов динамики развития личности, позволяет при осуществлении сложного, n-мерного синтеза знаний о развитии личности, избежать дополнительных затруднений в определении содержания этого развития.

Эти затруднения возникают как следствия поисков наиболее простых путей разрешения указанной проблемы на основе применения уже разработанных в других науках моделей развития человека. И. С. Кон по этому поводу замечает, что, например, попытка совместить прогресс общества с прогрессом личности, когда «индивид» ассоциируется с принадлежностью человека к первобытному обществу, а «индивидуальность» соотносится с буржуазным обществом, — такая попытка, если она ничем не обоснована, разумеется, не обогащает наших представлений о человеческой истории, являясь всего лишь абстрактной, умозрительной схемой. Причем «схема такого рода была бы столько же односторонней, как и противоположное утверждение, согласно коему рост цивилизации осуществляется за счет обеднения... индивида» [159; 195].

Вместе с тем следует отметить, что сходство описаний основных стадий онтогенеза и основных периодов развития человеческой цивилизации не является простым совпадением, поскольку выделение этих стадий и периодов в конечном счете определено единой логикой бинарного человеческого мышления, опирающегося, независимо от разнообразного содержания познаваемых предметов, на одни и те же схемы раздвоения единого.

С другой стороны, неправомерно расширительное истолкование материалов психофизиологических исследований Б. М. Теплова, В. Д. Небылицины, Е. С. Мерлина, Б. Г. Ананьева и их сотрудников для прямого объяснения личностного развития. Многочисленные корреляционные плеяды взаимосвязей свойств психофизиологически рассматриваемого индивида и свойств личности утверждают факт целостности человека как предмета познания, но они непосредственно не соотносимы со спецификой личностного развития. По Б. Г. Ананьеву, «гетерохронность личностного формирования накладывается на гетерохронность созревания индивида и усиливает общий эффект разновременности основных состояний человека» [6, с. 108].

Б. Г. Ананьев предупреждает физиологический редукционизм в гештальт-психологии личности, указывая иное направление научного поиска и подчеркивая тем самым приоритет личности в комплексном исследовании человека. При этом недвусмысленно выделяется различие между созреванием индивида и формированием личности. В самом деле, по второму закону психодинамики, развитие личности (а в этом и состоит смысл ее формирования) является относительно направленным процессом, тогда как созревание психофизиологически определенного индивида-процесс абсолютно направленный и, вследствие этого, — по третьему закону психодинамики, — необратимый. Созревание, наконец, является поэтому не столько развитием, сколько функционированием, = исполнением со стороны организма вполне определенных его функций. Поэтому и гетерохронность функционирования представляет и сущность, и механизм процесса созревания. В развитии личности сущностью этого процесса является ее свободное самоопределение, предполагающее координацию потенциального и актуального, тогда как определение гетерохронности относится к совокупности механизмов, представляющих взаимоотношения элементов системно дифференцированных состояний или аспектов личностного развития.

Эта совокупность механизмов образована явлениями не только натурального, но и культурного рядов, составляя, в своей целостности, необходимые условия открытия (самостоятельного, или в обучении), все новых и новых измерений личностного пространства-времени, представляющих, по определению Л. С. Выготского, зоны ближайшего развития личности.

Л. С. Выготский считает, что не само по себе временное отношение между обучением и развитием (выражающее собой механизм гетерох- ронности) представляет сущность развития личности и не уже достигнутое качество ее самоопределения в каком-либо направлении деятельности. Сущность и направленность развития личности более всего выражается не просто отмиранием прежнего его качества и заменой его новым качеством, а тем, что в системе личности «зона ближайшего развития имеет более непосредственное значение для динамики интеллектуального развития и успешности обучения, чем актуальный уровень их развития» [69, с. 196, 224, 247].

В этой известной формулировке Л. С. Выготского на первом ее плане обнаруживается представление о динамике развития личности в направлении обучения. Но самоопределение человека его будущим состоянием в связи с его настоящим состоянием, при явной асимметрии авторского утверждения в сторону субъектно определяемого будущего, — это положение Л. С. Выготского имеют наибольшее значение для определения содержания развития личности.

С именем Л. С. Выготского чаще всего связывается понятие культурно-исторического подхода в понимании развития человека. Но, как представляется из содержания одной из наиболее глобальных по своему значению работ, каковой является «Мышление и речь», исследовательский путь Л. С. Выготского правильнее определить как научно-методологический и конструктивно-диалектический подход, относимый к науке и культуре человечества. Только в своих частных аспектах этот подход может быть актуализирован как культурно-исторический, историко-генетический, синтетический (объединяющий принципы развития и системности), или, наконец, как объективный и опосредствующий, открывающий чрезвычайное значение человеческой практики в триадно представляемом, орудийном формировании психики. В контексте современной ему эпохи, когда идея К. Левина о конструктивном развитии науки была выражением оптимистических убеждений многих ученых, Л. С. Выготский фактически осуществлял конструктивно-диалектический анализ и синтез психологического знания. Л. С. Выготский и оперировал понятием конструктивного как понятием общеизвестным, — как это сложилось в содержании мировоззрения философов и психологов 30-х годов двадцатого века.

Работа «Мышление и речь», поскольку она была одной из последних по времени написания, показывает, как конкретно понимал Л. С. Выготский конструктивное в критическом анализе концепции Ж. Пиаже: «Исходный момент развития Пиаже рисует как солипсизм младенческого сознания, который... уступает место эгоцентризму детской мысли... Процесс развития представлен не как непрерывное возникновение новых свойств, высших, ... из более элементарных и первичных форм мышления, а как постепенное и непрерывное вытеснение одними формами других. Социализация мысли рассматривается как внешнее, механическое вытеснение индивидуальных особенностей мысли ребенка... Развитие сводится в сущности к отмиранию. Новое в развитии возникает извне. Особенности самого ребенка не играют конструктивной, положительной, прогрессивной, формообразующей роли в истории его умственного развития. Не из них возникают высшие формы мысли. Они, эти высшие формы, просто становятся на место прежних...

Если продолжить мысль Пиаже так, чтобы она охватила и более частную проблему развития, можно с несомненностью утверждать, что прямым продолжением этой мысли должно стать признание того, что антагонизм — единственно адекватное название для тех отношений, которые существуют между обучением и развитием в процессе образования детских понятий» [69, с. 5; 196].

К этому процессу развития познавательной деятельности личности необходимо еще специальное обращение. В контексте же проблемы содержательного рассмотрения развития личности наиболее важно выделить тот момент, что «конструктивное», через запятую раскрывается Л. С. Выготским как «формообразующее». И если далее, по поводу той же теории Ж. Пиаже, указывается, «нужно в центре поставить то, что Пиаже отбрасывает с порога, — систему» [69 (5); 224], то становится ясным, что конструктивное, как положительно отрицающее актуальное потенциальным (в противовес антагонистическому, мертвому, отрицательному замещению «низшего», «высшим»), — это системообразующее. То есть конструктивный подход, как метод, предшествует образованной на его основе системе. Система положительно отрицает метод, ее образовавший, но вместе с тем в своем переструктурирова- нии, из себя, порождает новую конструктивную идею, согласно с которой и возникают все дальнейшие «новообразования» в теоретической и практической деятельности человека и в его психологии, включающей познавательный опыт личности.

Драма прогрессивной человеческой идеи конструктивного состоит в том, что она отождествляется с антигуманным социальным и техническим конструированием и, более того, через диаду «конструктивное- деструктивное», — с явлениями и сущностью социального террора, войны и тирании. Но эти последние связываются с понятием конструктивности также механистически, как с понятием свободы ассоциируется заблуждение вседозволенности.

С абсолютистских позиций, разрывая диаду конструктивно-деструктивного (в буквально прочитываемом смысле положительно-отрица- ющего), первое понятие зачастую употребляется как предполагающее лишь конформизм или, например, консенсус и, даже, — конструктивный конфликт, а второе понятие толкуется, в отрыве от первого, как синоним тотально разрушающего, и т.д., — в духе анатомии человеческой деструктивности, по Э. Фромму [123; 344; 369].

На место метода, образующего систему, становится «система незыблемых общечеловеческих ценностей», которая, как и у Гегеля, занимает вершину развития идеи мирового духа цивилизации. Развитие превращается в функционирование человеческих индивидов, которое изучается с позиций «фундаментального» системно-структурного подхода. В согласии с абсолютизацией этого подхода, совершенно в духе Ж. Пиаже, появление новой системы отнюдь не приветствуется в качестве прорыва к светлому будущему. Становление нового означает катастрофу и гибель для «отмирающей» прежней системы.

Логический тупик развития в системном подходе не разрушается при этом ни конвергенцией, ни совершенствованием, ни расширением систем, представляющих принципиально непознаваемые «вещи в себе», ибо познать их, найти код (метод) их организации — значит, по логике системы, выйти из нее, то есть «разрушить» ее.

С различных сторон, конструктивно-диалектический подход практически реализован не только Л. С. Выготским, но и А. Н. Леонтьевым, А. Р. Лурией, В. Н. Мясищевым, С. Л. Рубинштейном, В. В. Давыдовым, Б. Г. Ананьевым, В. И. Стрельченко, С. И. Гессеном, и другими классиками науки, что позволяет определить смысл применения этого подхода в различных планах познания психологии развивающейся личности:

Методологический план: положительное отрицание современной гештальт-психологией личности классического ее понимания, при сохранении всего наиболее ценного в этом классическом исследовании и при освобождении предмета науки о личности от явлений редукционизма. Таким образом, на основе последовательной дифференциации предметов различных наук о личности, становится возможной их интеграция. На этой основе в неоклассической гештальт-психологии человека достигается этап конструктивного синтеза знаний о личности, позволяющего выработать новые конструктивные методы ее самопознания и саморазвития. При этом конструктивный познавательный опыт реализуется в самоосознаваемом, самодетерминируемом и само- изменяющмся способе существования человека в мере свободного необходимого.

Общетеоретический план: методологически-конструктивно определенный предмет гештальт-психологии представляет упрочение понятия личности как личности развивающейся, в соответствии с законами диалектики, опосредствуемыми их осознанием в законах психодинамики, также как и в законах содержательно определенного развития личности. Устанавливается конструктивное представление о дифференциации и интеграции субъектного и объективного планов развития личности, то есть развития внутрисистемного, как целостного образования, — в плане всестороннего развития личности, преимущественно по законам конструктивной психодинамики. Дифференцируются предметы возрастной и педагогической антропологии личности. Интеграция их предметов осуществляется на основе конструктивного определения качества системного познавательного опыта, представленного в различных способах (мерах) субъектного существования личности, — во взаимодействии таких его аспектов, как внутреннее и внешнее, «натуральное» и «культурное», нормальное и аномальное, непосредственное и опосредствованное, адекватное и неадекватное, актуальное и потенциальное. Личность как индивид, индивидуальность, объект и субъект приобретает интегральное теоретическое определение в своем психологическом развитии, — образуется единая гештальт-теория развивающейся личности; строится интегральная модель личности в системе конструктивной типологии.

Научно-практический план: качество системного развития личности характеризуется не только непосредственно, в реальном, естественно-научно определяемом пространстве-времени, но и опосредствованно, в субъектно определяемой n-мерной сфере существования, где применимы прежде всего соотносительные, а не только абсолютные характеристики развития человека. Одной из основных соотносительных характеристик становится конструктивность, получающая конкретное свое определение и количественное выражение. С целью введения понятия конструктивности в практическую сферу измерения качества развития личности, выводятся и апробируются специальные формулы расчетов продуктивности и конструктивности. Теоретически и практически определяются оптимальные технологии применения методических средств, позволяющих получать в гештальт-психологиче- ской диагностике развития личности наиболее существенные, основные его характеристики, — как исходные для последующих расчетов относительной конструктивности этого развития. Таким образом, гештальт-психология, прикладная антропология, социальная педагогика и другие науки о личности получают возможность не только теоретического, но и эмпирического определения качества саморазвития психологии человека.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>