Полная версия

Главная arrow Политология arrow Международные переговоры в бизнесе и политике

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

8.3.2. Сергей Лавров: "соперник, способный к неожиданным решениям"

Российский министр иностранных дел С. В. Лавров уже около 10 лет представляет нашу страну на международной арене. Одним из первых дипломатических успехов Лаврова на посту министра стало формальное возвращение России статуса супердержавы: в апреле 2004 г. впервые после развала СССР Россия применила право вето при голосовании в Совете безопасности ООН. Среди значимых вех его профессиональной деятельности - Договор о европейской безопасности, Договор СНВ-3 с США, упрощение визового режима с Объединенной Европой, заметная активизация российской политики в Азии, противодействие американской ПРО.

Личностный стиль ведения переговоров Сергея Лаврова шлифовался на протяжении всей его профессиональной дипломатической карьеры. Лавров принадлежит к психотипу "Новатор" (ENTP), в характере которого удачно сочетаются экстраверсия, интуиция, логика и иррациональность. Согласно принятой классификации ему свойствен азартно-изобретательный личностный переговорный стиль. Среди знаменитых фигур прошлого такой стиль был присущ известному российскому дипломату А. М. Горчакову (1798-1883), во многом заложившему основы отечественной переговорной школы. Проводя исторические параллели, нельзя не отметить следующее: дипломатическая линия Горчакова в свое время предполагала, что Россия не станет активно вмешиваться в европейские дела и не будет жертвовать своими интересами ради поддержки принципов европейской дипломатии, она будет "собираться с силами". Во многом это совпадает с позицией дипломатии Сергея Лаврова, который неизменно подчеркивает независимость и самостоятельность российской внешней политики.

Если обратиться к основным вехам биографии Сергея Лаврова, можно глубже понять его профессиональные и личностные установки за столом переговоров. Поступки и комментарии Лаврова в многочисленных интервью свидетельствуют о том, что в своей жизни и профессиональной карьере он, будучи экстравертным интуитивным типом (по терминологии К. Г. Юнга), часто проявлял независимость и самостоятельность. Его привлекали путешествия, тяга ко всему новому, яркому, необычному, при этом он ориентировался не столько на общепризнанные реальные ценности, сколько на имеющиеся возможности. У людей такого типа тонкое чутье на все, что зарождается и имеет будущее, и они немедленно устремляются за новыми возможностями.

Сергей Викторович Лавров родился 21 марта 1950 г. в Москве, в семье работников системы Министерства внешней торговли СССР. Многие знакомые родителей также имели отношение к Внешторгу, поэтому неудивительно, что рассказы о дальних странах и городах мальчик слышал с детства. Из школьных предметов он предпочитал точные науки, но волей обстоятельств поступил в Московский государственный институт международных отношений: тяга ко всему необычному, которая отличает психотип Новатора от всех других, победила.

Известно, что в МГИМО училось много ярких личностей, однако и на их фоне Сергей выделялся: крупный, крепкий и всегда с гитарой. Творчество в виде сочинительства песен всегда привлекало его. Это заметили и назначили Лаврова культоргом курса. Свои нестандартные "новаторские" качества он сразу же проявил при подготовке студенческого капустника. Сценарий для тех времен был достаточно острый: студенты разыгрывали сценку бурного единогласного голосования. В комитете комсомола слегка испугались и решили подстраховаться, несколько подкорректировав сценку, но Лаврова приметили и тотчас назначили культоргом всего вуза. Так проявились его организаторские качества.

Тяга к путешествиям проявилась в его систематических поездках в стройотряды. Он исколесил самые отдаленные уголки Союза (Туву, Якутию, Дальний Восток). В дипломе министра значится: "референт по странам Востока". По окончании института Лавров был направлен на работу в советское посольство в Шри-Ланке, в 1976 г. вернулся в Москву, работал в отделе международных экономических организаций МИД СССР. В 1981 г. Лаврова назначили на работу в Постоянное Представительство СССР при ООН. С этого момента его политическая карьера была предрешена.

Стоит привести характерный эпизод из жизни Лаврова. Вспоминая его американскую командировку, утверждают, что именно он возглавил в ООН так называемый бунт курильщиков. Когда Генсек ООН Кофи Аннан запретил курить в стенах Организации, российский представитель демонстративно не подчинился. Он разгуливал по коридорам с пепельницей в одной руке и любимым "Парламентом" в другой. После такого демарша кампания по борьбе с курением выдохлась. Впрочем, авторитет российского представительства при ООН был достаточно высок и без этого. Лавров увлекается рафтингом: сплавляется по горным рекам Алтая вместе с друзьями - выпускниками МГИМО. Он автор посвященной родному институту песни, ставшей гимном института. На посту главы внешнеполитического ведомства России Лавров продолжает участвовать в новогодних мидовских капустниках.

Сергей Викторович Лавров даже на отдыхе - зажигательный новатор, экстремал: последние 20 лет он неизменно выкраивает в году две недели и проводит их, сплавляясь по горным рекам на надувных плотах. Для него важен адреналин, жизненный тонус. Характерно, что он и сам это признает, но главным для себя считает "профессиональный адреналин".

Из многочисленных интервью Сергея Лаврова отечественным и зарубежным журналистам хорошо виден уровень его личной самооценки как политика и переговорщика. Отметим, что весьма способствует продуктивному сотрудничеству в межличностном общении трезвый взгляд Сергея Викторовича на свою профессиональную деятельность, приоритет идеи служения обществу, стремление выполнить возложенную на него миссию в состязательной борьбе на международной арене.

"Я скорее карьерный дипломат, чем карьерный чиновник. Окончил МГИМО. И всю жизнь в Министерстве иностранных дел, в его заграничных учреждениях. И когда мне в 2004 году Владимир Путин предложил эту должность, я не думал отказываться. Это дело моей жизни. И плох тот солдат, у которого <...> нет маршальского жезла. Но и в МГИМО я оказался не сразу. Этот выбор был сделан мной перед окончанием школы. Вы не поверите, но решающим фактором стало то, что в МГИМО экзамены были на месяц раньше, чем во все другие вузы. Я подумал, почему бы мне не попробовать? А если не сдам в МГИМО, будет еще один шанс. <...> Поскольку у меня была серебряная медаль, я сдал два экзамена, которые нужно было сдавать медалисту, получил две пятерки и был принят. И уже никогда не испытывал судьбу. После института я хотел работать в МИДе, хотел быть дипломатом. Мечта, конечно же, была поехать послом. Для дипломата - это пик карьеры - стать послом. И эта мечта сбылась. Я 10 лет трудился постоянным представителем России при ООН. Вот после этого я и оказался с легкой руки Владимира Владимировича в правительстве. И нисколько не жалею. Потому что это интересно.

<... > И я чувствую, что это важно для страны. <... > Кроме того, чувство ответственности мне хорошо знакомо. Я лично ощущаю ответственность за все то, что происходит в правительстве страны. От того, как воспринимается правительство народом и зарубежной общественностью, - от этого тоже зависит лицо России. <... > Если нашему правительству что-то не удается, то уж, поверьте, наши зарубежные партнеры не оставят это без внимания. В свою очередь, это не оставляет и меня равнодушным. Это дает ощущение состязательности во внешней политике. И даже соперничества".

Российские журналисты не раз отмечали, что для министра иностранных дел Сергей Лавров - человек гораздо более открытый, чем можно было бы предположить; в этом порой видят уловку искушенного дипломата. Возможно, отчасти последнее также справедливо, однако и сам министр считает себя достаточно открытым человеком, хотя ему при этом "режим самоконтроля" приходится держать включенным.

"Какие-то вещи я не могу произносить публично, хотя иногда очень хотелось бы. Внешняя эмоция дипломатам не свойственна. В нашем ремесле, как у музыкального мастера, есть свои секретики и тайночки. Но музыку потом слышат все. Хотя я полагаю очень важным изъясняться понятным языком. Чтобы люди понимали, что именно мы хотим и что для этого делаем в мире".

В интервью газете "Время новостей" Сергей Лавров весьма четко определяет свой профессиональный подход к решению задач за столом международных переговоров, свою переговорную миссию. Характерно, что при этом он подчеркивает два главных момента: дипломату необходима быстрая адекватная реакция на происходящие события и четкая осознанная концепция своей политической миссии.

"В современном мире дипломатии приходится реагировать ежеминутно на происходящее в любой точке мира. Если вы делаете это на основе ясно осознанной политики, в русле тех решений, которые выработаны коллективно в российском руководстве и одобрены президентом, вы можете реагировать ответственно и оперативно. Если таких выверенных, согласованных, отражающих национальный консенсус ориентиров нет, то и реагировать невозможно, это будет сплошная импровизация".

Отметим, что значительное число статей и выступлений Лаврова в отечественной и зарубежной прессе посвящено разъяснению современной концепции российской дипломатии. Для него важно подчеркнуть основные принципы своей работы и той политики, которую проводит правительство. В статье "Россия в глобальной политике" (Московские новости, 2006, № 7) Лавров отмечает, что Россия не может принимать чью-либо сторону в развязываемом межцивилизационном конфликте глобального масштаба и не позволит поссорить себя с исламским миром. Она выступает против так называемой преобразовательной дипломатии западных стран, стремящихся повсеместно продвигать идеи прав человека и западной модели демократии.

В другой программной статье - "Подъем Азии и восточный вектор внешней политики России" (Россия в глобальной политике, 2006, № 2) Лавров непосредственно обратился к представителям отечественного политологического сообщества, чтобы опровергнуть распространенный штамп о "некоем имманентном противоречии, якобы имеющемся между европейским и азиатским векторами нашей дипломатии". Он обосновал идею многовекторности российской внешней политики, при этом особое внимание уделил странам Юго-Восточной Азии, подчеркнув важность участия России в интеграционных процессах в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в освоении регионов Сибири и Дальнего Востока.

Символично название одной из последних статей Сергея Лаврова - "Российская дипломатия в меняющемся мире", которое стало также подзаголовком его книги, где он отмечает новые задачи отечественной дипломатии перед вызовами XXI в.

"На наших глазах радикально трансформируются международные отношения, их парадигма, сама система глобального управления. <...> Стал очевидным кризис западноцентричной международной системы. Многие признают, что завершается пятисотлетнее доминирование Запада в мировой политике, экономике и финансах, лежавшее в основе претензий на универсальность западных моделей развития и систем ценностей. Укрепляются новые центры силы и влияния, что ведет к изменению соотношения сил в мировых делах. Все более явственно проявляются неоднородность мира, его многоукладность и культурно-цивилизационное многообразие, а в соответствии с этим новое содержание приобретает задача поиска общих знаменателей как основы международного сотрудничества. <... >

Соответственно преобразуется предмет международных отношений. Это больше не кабинетная политика вокруг интересов, сводившихся исключительно к территориальному переделу мира и рынков сбыта и формированию в этих целях коалиций в преддверии военных конфликтов. Современная дипломатия, по существу, занимается всем спектром вопросов национальной жизни - от обеспечения безопасности в ее "глобальном" прочтении до вопросов эффективного и устойчивого социально-экономического развития и защиты окружающей среды.

Сообразно предмету претерпевают серьезные изменения и методы ведения дел в международных отношениях. Это уже не иерархические конфигурации, апофеозом которых стало разделение мира на два противостоящих блока в период холодной войны, а многовекторная сетевая дипломатия, предполагающая гибкие формы взаимодействия различных групп государств в целях обеспечения совпадающих интересов. Речь теперь должна идти не о сдерживании и изоляции кого-то, а о коллективных усилиях по решению общих задач всего международного сообщества или определенного круга государств.

В России был своевременно сделан анализ происходящих в мире перемен, уточнены приоритеты нашей внешней политики в меняющихся внешних условиях, что нашло отражение в обновленной Концепции внешней политики Российской Федерации. <...>

В ней, в частности, был сделан акцент на таких ключевых принципах внешнеполитической философии современной России, как прагматизм, открытость, многовекторность, последовательное, но без конфронтации продвижение национальных интересов".

Сергей Лавров убежден в том, что к обсуждению новых идей и подходов в мировой политике важно привлекать молодежь, и в контексте открытой дискуссии любые, пусть даже фантастические, заведомо радикальные соображения, он считает допустимыми. С одной стороны, они позволяют их авторам лучше понять, насколько это все реально, интересно и осуществимо, а с другой - дают возможность политикам оттачивать свои аргументы, если они в чем-то не соглашаются с радикальными идеями.

Действительно, инициативность и изобретательность Сергея Лаврова в переговорных ситуациях не знают границ, а сильная интуиция позволяет ему рассматривать стол переговоров как арену новых прекрасных возможностей. При этом ему присущи объективность в принятии решений (логика) и направленность вовне (экстраверсия), что способно привлечь партнеров и создать интересные совместные проекты. Во время переговоров Лаврову присуща способность мыслить глобально, создавать много творческих альтернатив, он весьма проницателен в отношении будущего развития, именно поэтому он способен добиться успеха в сложных конфликтных переговорах. Его привлекают крупные переговорные проблемы и решения.

Интервью Сергея Лаврова и оценки его коллег позволяют определить социальную ориентацию его личности, способность к совместной деятельности с другими людьми. От друзей и коллег Лаврова известно, что и в студенческие годы, и сегодня ему удается быть душой компании. Журналисты подчеркивают, что российский министр иностранных дел обладает "особым даром располагать к себе окружающих, доброжелательностью и чувством юмора. Он не чванлив и невероятно интеллигентен - даже по отношению к такой неприятной публике, как зануды, завистники и журналисты". Это во многом объясняет тот факт, что, согласно социологическим опросам, Сергей Лавров как руководитель МИД России пользуется поддержкой больше половины россиян. Впрочем, и он сам объясняет свои успехи "способностью завязывать человеческие отношения, располагать к себе, способностью слушать, способностью пошутить вовремя, увидеть что-то интересное в собеседнике".

Коммуникабельность, ориентация на командную работу во многом способствуют тому, что за столом переговоров команда дипломатов во главе с Сергеем Лавровым действует согласованно. Сам министр предпочитает активное общение, дискуссии и споры, получая от них откровенное удовольствие; часто доказывает методом от противного, повергая партнеров в изумление своими оригинальными логическими построениями. Несмотря на то что в его обществе не приходится скучать, любовь Лаврова к спорам может стать весьма утомительной для более спокойных партнеров.

Процесс общения с Сергеем Викторовичем может быть проблемным для приверженцев строгих правил и распорядка, поскольку он не придает особого значения регламентам, что способно повергнуть в панику организованных рационалов (вспомним "бунт курильщиков" в ООН). Но подобный стиль ведения переговоров имеет много преимуществ в проблемных и тупиковых обстоятельствах, когда за столом переговоров необходимо найти нестандартное решение, проявить твердость, самостоятельность, инициативу. Он может быть очень конструктивным на начальных этапах переговоров, где важно генерировать множество альтернативных предложений и критически их оценивать.

Среди мотиваций Сергея Лаврова за столом переговоров наиболее сильно выражена потребность в достижении, что особенно ярко проявляется в форме установления высоких профессиональных стандартов работы, сознательно обозначенного стремления к самосовершенствованию и достижению поставленных задач. Об этом свидетельствует и личный девиз Лаврова, с которым он занял пост министра иностранных дел: "Предела совершенствованию нет!"

Известно, что переговорщики с доминантой достижительности более конструктивны за столом переговоров, чем те, у кого преобладают властные или контрольные мотивации. Именно такие переговорщики способны найти достойный выход из сложной конфликтной ситуации, ориентируясь не на личные амбиции, а на существо вопроса и достижение цели. Не случайно Сергея Лаврова во время его работы постоянным представителем Российской Федерации при Организации Объединенных Наций высоко ценил Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. Он отзывался о Лаврове "как о превосходном профессионале с прекрасным чувством юмора и острым умом". Российские исследователи отмечают, что наличие адекватной самооценки и сбалансированных потребностей во власти, контроле над событиями и людьми, достижении своих целей и одобрении окружающих помогают главе российской дипломатии вести переговоры, опираясь на сильные стороны личностного стиля.

Рассматривая переговорный стиль Сергея Лаврова, необходимо обратить внимание и на социокультурные особенности его личностного стиля. Сильным социокультурным архетипом его характера, ярко проявляющимся в процессе общения, является установка на консенсус, стремление к примирению. Не случайно российская дипломатия всегда выступала посредником на самых сложных переговорах между Востоком и Западом. Сегодня Лавров активно участвует в роли посредника на переговорах при улаживании арабо-израильского конфликта, в переговорах по северокорейской ядерной программе, иранскому ядерному досье, урегулированию ситуации в Сирии. Как министр иностранных дел России он хорошо понимает: русское слово по-прежнему важно для мира между Востоком и Западом.

В свое время Д. Е. Василевский, автор первого труда о переговорах в России, отмечал: с точки зрения русской культуры переговоров если во время делового общения "нет духа истины и справедливости", то переговариваться - "значит играть судьбою народов". Эти глубоко нравственные идеи, заложенные основателями русской переговорной школы, характерны для современной переговорной позиции Сергея Лаврова. В его стиле лучшим ответом на хитросплетение интриг является слово правды: он, как и большинство русских переговорщиков, не любит ходить вокруг да около, при этом юмор, острое словцо, яркий афоризм, меткая пословица "попадут не в бровь, а в глаз".

Секрет обаяния Сергея Лаврова во многом связан с особым чувством юмора, которое выручает его в самых непредсказуемых ситуациях. Журналисты, освещающие переговоры с участием Лаврова отмечают, что он "умеет даже в самой патовой ситуации неожиданно ввернуть стопроцентную шутку".

Пример

Во время одной из встреч с Хиллари Клинтон, после того как она заставила его ожидать 15 минут, Сергей Лавров иронично заметил во время приветственного рукопожатия: "Пожмем друг другу руки в корейском стиле". Журналисты, комментируя ситуацию, отметили, что шутка Лаврова для разбирающихся в протоколе была красноречивой: в "корейском стиле" пожимают друг другу руки главы делегаций из Южной и Северной Кореи в знаменитой комнате в центре демилитаризованной зоны, где граница между двумя государствами, продолжающими считать друг друга врагами, проходит как раз по середине стола для переговоров. Заметим, что Клинтон не нашлась, что ответить на шутку российского коллеги.

Важным качеством переговорного личностного стиля Сергея Лаврова является устойчивость к стрессу, способность держать удар, что хорошо видно на примере переговоров вокруг сложной ситуации в Сирии весной 2012 г.

Пример

Несмотря на давление западной дипломатии и активную антироссийскую кампанию в СМИ, Россия вместе с Китаем наложили вето на резолюцию Совета Безопасности ООН по Сирии, не допустив разгрома этой арабской страны по ливийскому сценарию. Когда Лавров прибыл с официальным визитом в Сирию, его встретили восторженные толпы людей на улицах. Демонстранты с приветственными плакатами в руках выражали России свою благодарность за поддержку их страны, за помощь в препятствовании иностранному вмешательству в дела их государства.

Лавров последовательно добивался в Совет Безопасности ООН новой резолюции по Сирии, которая предусматривала увеличение числа международных наблюдателей в арабской республике до 300 человек, причем в состав миссии вошли и российские офицеры.

Хотя Сергей Лавров неизменно оценивается иностранными дипломатами как жесткий переговорщик, умение держать удар сочетается в его личностном стиле со способностью проявлять гибкость в сложнейших политических ситуациях. Он убежден: "в современном мире философия: свой - чужой, и никаких нюансов, не сработает".

Комментируя ситуацию на переговорах с американцами во время грузино-осетинского конфликта 2008 г., Лавров отметил: "...надо быть прагматиками, мы никогда не договоримся обо всем. Конечно, мы обсудили неотложные моменты, в которых у нас есть разногласия... <...> Но мы <...> согласились с тем, что эта ситуация не должна превращаться в скалу, о которую будет разбиваться все остальное".

Несмотря на высокий накал страстей в современной мировой политике, когда зачастую министр иностранных дел должен работать в форс-мажорных обстоятельствах, Сергей Викторович получает искреннее удовольствие от своей сложной работы.

В одном из интервью Сергей Лавров отметил: "Здесь есть все: и много работы (буквально "по горло"), и высокий эмоциональный накал в делегациях переговорщиков, и, разумеется, чувство удовлетворения от того, что мы сообща формируем наше общее будущее, которое отвечает интересам всего остального мира".

Сергей Лавров высоко ценит традиции отечественной дипломатии и русской школы переговоров. Об этом он говорил в своем выступлении 30 июня 2009 г. на торжественном заседании, посвященном 100-летию со дня рождения А. А. Громыко, внесшего важный вклад в развитие нашей дипломатической школы. Высокий профессионализм, отличное знание иностранных языков, глубокая проработка документов, тщательный "эшелонированный" подход к организации и проведению переговоров - это стиль русской дипломатической школы, традиции которой сегодня продолжает Сергей Викторович на посту министра иностранных дел.

Сильные стороны личностного стиля С. В. Лаврова как переговорщика состоят в том, что он рационален и творчески подходит к решению проблем, быстро оценивает перспективы, обладает развитой интуицией, помогающей выбрать правильное решение за столом переговоров. Особенно ценным качеством является то, что он может найти неожиданное решение проблемы там, где его не видят другие. С. В. Лавров является ярким представителем русской школы переговоров, основные традиции которой были заложены такими блестящими дипломатами, как А. М. Горчаков и А. А. Громыко. Именно поэтому для него на переговорах важен "дух истины и справедливости". Все это позволяет высоко оценить личностный потенциал С. В. Лаврова как переговорщика, достойно представляющего нашу страну на мировой арене.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>