Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow ГЕНДЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Гендерная психология личности

Гендерная психология личности — интегральная область исследований, которые располагаются на стыке общей, социальной и дифференциальной психологии. Обращение исследователей к гендерным характеристикам личности показывает сложную детерминацию, многоаспектное™, многозначность понимания проявлений личностью своих гендерных особенностей, а потому — сложность для изложения.

Существует большое количество определений личности (более 50). Значение этого понятия зависит от теоретической предрасположенности и эмпирического инструментария автора. Обобщенная позиция зарубежных исследователей представляет личность внутренним детерминантом человеческого поведения, его «объяснительной силой»[1]. В отечественной психологии личность рассматривается в единстве своей индивидной сущности и социальной среды (Б. Г. Ананьев, А. Н. Леонтьев). Природные свойства и особенности индивида выступают в личности как социально обусловленные ее элементы[2].

Применительно к гендерной психологии под личностью понимается некая модель, с помощью которой мы пытаемся составить представление о внутренней жизни индивида с учетом его половой принадлежности, а также объяснить и предсказать его поведение. Гендерный подход к изучению личности позволяет проанализировать ее с точки зрения представлений о женщинах, мужчинах, мужском, женском, мужественном и женственном, которые являются конструктами индивида и культуры, эволюционируют в ходе исторического развития, и существенно расширяют круг психологических представлений об индивидуальном.

Гендерная психология личности выделилась, когда впервые была отреф- лексирована необходимость объяснения механизмов регуляции социального поведения человека определенной половой принадлежности. Но проблема гендерных особенностей и характеристик личности в науке четко не эксплицирована.

Большая часть исследований рассматривает гендерную проблематику через анализ основных характеристик личности определенного пола, например, в процессе сравнения мотивации женщин и мужчин, в процессе изучения смысложизненных структур у женщин. Исследование личности включает изучение ее структурных элементов — стереотипов, норм, ценностей, Я-концепции и др. Достаточно большое количество работ рассматривает условия и факторы развития личности, т.е. процесс ее гендерной социализации. В поле зрения гендерной психологии личности находятся условия, факторы и результаты ее функционирования в системе межличностных и ролевых (учебных, профессиональных) отношений.

Ответы на вопросы о детерминантах поведения исследователи предполагают найти в таких личностных образованиях, как гендерные самосознание и идентичность, в содержании отдельных компонентов гендерного самосознания, в условиях и факторах их формирования.

В истории становления отечественной гендерной психологии явились достаточно актуальными работы, использующие полоролевой подход к анализу личности. Объяснение механизмов социальной регуляции поведения может происходить в рамках традиционных исследований половозрастных процессов, протекающих по законам полового диморфизма. Здесь личность рассматривается под углом маскулинно-феминного измерения человека как представителя пола[3].

Поиски исследователей обращались к сопоставлению психофизиологических и психологических особенностей, к половым различиям мужчин и женщин (А. О. Бухановский, И. В. Грошев, Т. В. Бендас и др.). Анализ позволяет констатировать наличие определенных групп различий — достоверных, сомнительных и неподтвержденных (об этом в параграфе 2.3). Однако абсолютизирование значения личностных различий, ограниченных половозрастными детерминантами, не учитывает влияния социализации и ограничивает исследовательский поиск. Большинство исследователей приходит к выводу о том, что единственное четкое и значимое биологическое различие между женщинами и мужчинами заключается в их роли в воспроизводстве потомства. Социально типичное для пола поведение определяется в большей степени воспитанием, а не генетическим кодом, биологические различия создают возможность для дальнейшей дифференциации мужчин и женщин в обществе и определяют ее направление (Б. Е. Алексеев, Н. В. Дворянчиков, И. С. Кон и др.).

Изучение личности с позиций гендерного подхода выстраивается в логике формирования феноменов «мужского» и «женского» с позиций их социокультурной обусловленности. В этом научном пространстве гендер личности детерминирован характеристиками маску линности/фемининно- сти, т.е. теми нормативными представлениями о соматических, психологических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин[4].

По мнению И. С. Копа, понятия маскулинности/фемининности могут характеризоваться:

как дескриптивная, описательная категория, обозначающая совокупность поведенческих и психологических черт, свойств и способностей, объективно присущих мужчинам и женщинам;

аскринтивная категория, обозначая один из элементов символической культуры общества, совокупность социальных представлений, установок и верований о том, чем мужчина или женщина является, какие качества им приписываются;

— ирескриптивная категория — система предписаний, имеющих в виду не среднестатистических, а идеальных «настоящих» мужчин/женщин, нормативный эталон мужественности/женственности[5].

Во многих исследованиях отмечается множественный, историчный и динамичный характер этих образований (С. О. Бутковская, Ф. И. Фомичев, Н. А. Шухова и др.). Множественность проявляется в наличии в каждом обществе разнообразных проявлений маскулинности/фемининности — от доминантных до маргинальных. Историчность отражает изменения структуры изучаемой категории в ходе исторических процессов. Динамичность проявляется в социокультурной зависимости изменений, происходящих с некоторыми ее характеристиками, в том числе и в процессе социализации и профессионализации.

Иерархичность статусов маскулинности/фемининности, их обусловленность и одновременно индивидуальный смысл, активное функционирование и динамичность существенно затрудняют выделение критериев развития гендерных характеристик личности. Обобщенный обзор зарубежных и отечественных исследований позволил выделить несколько исследовательских позиций.

1. Биполярная модель личности. В биполярной модели все полоспецифичные характеристики, т.е. присущие индивиду определенного пола, проявляются в поведении и рассматриваются как расположенные на одной шкале с двумя полюсами. Мужчина, согласно этой модели, должен обладать маскулинной идентичностью, а женщина — феминной, большая выраженность маскулинности автоматически означает меньшую фемининность, и наоборот. Исследователи психологии пола (особенно клинические психологи) рассматривают личностную идентичность, строго соответствующую полу, как залог успешной социальной адаптации и психического здоровья (В. Е. Каган).

Биполярная модель половой идентичности в настоящее время преобладает в исследованиях психологии пола, и в массовом сознании нормативные мужские и женские свойства по-прежнему выглядят полярными и дополняющими друг друга.

2. Мультиполярная модель личности. Мультиполярная модель психологического пола раздвигает нормативные каноны полоспецифичного поведения. Здесь гендер личности рассматривается уже не просто как набор полярных черт маскулинности или фемининности, а как более сложно организованный конструкт помимо маскулинных и феминных свойств, включающий в себя и гендерные представления, стереотипы, интересы, установки полоролевого поведения (Р. Костнер, Д. Спенс, Д. Аубе, И. С. Кон и др.). Все эти характеристики сложно взаимосвязаны между собой и не имеют прямой корреляции. Например, гендерные стереотипы, присущие личности, могут быть не связаны с ее гендерными поведенческими установками, а комплекс феминных или маскулинных черт может расходиться с полоспецифичными интересами[6].

Данная концепция позволяет человеку пользоваться расширенным спектром индивидуальных поведенческих проявлений без боязни услышать в свой адрес упреки наподобие «Женщины так не поступают», «Мужчине такое поведение не свойственно» и др.

Согласно мульгинолярному пониманию личностная концепция маскулинности или фемининности закладывается в раннем детстве и не остается неизменной в течение жизни. Маскулинные или феминные характеристики не являются чем-то самодовлеющим, они органически переплетаются с другими компонентами социальной идентичности: этнической, классовой, профессиональной, конфессиональной и др.

3. Андрогинная модель личности. В гендерно-психологической литературе представлено описание андрогинной модели личности (С. Бем, Д. Е. Ениколопов, Н. Е. Дворянчиков). Апдрогинность характеризует людей, успешно сочетающих в себе как традиционно мужские, так и традиционно женские психологические качества. Концепция андрогинии, основанная на идее примирения полов, устраняет культурные определения маскулинного и феминного способов социального бытия и призывает к личностным проявлениям, отличающимся своеобразием, оригинальностью, индивидуализированностыо. И мужчины, и женщины в равной мере способны быть и честолюбивыми, и преданными, и самостоятельными, и нежными, и решительными, и чуткими. Андрогинная личность формируется под воздействием специфического воспитания благодаря особой позиции родителей, поощряющих ребенка усваивать модели поведения, характерные для обоих иолов[7].

Тем не менее, концепция андрогинии оперирует традиционными представлениями о существовании маскулинных инструментальных и феминных экспрессивных атрибутов и ролей, что не способствует уменьшению существующей гендерной поляризации, а, скорее, закрепляет гендерные различия и стереотипы (III. Берн).

Качества маскулинности/фемининности активно включены в психическую организацию личности, интегрированы с когнитивными, эмоционально-ценностными и регулятивными компонентами структуры личности.

Гендерный подход объясняет проблемы и особенности личности дифференциацией психологических характеристик, обусловленных иерархичностью социальных ролей и статусов, позициями в макро- и микросоциуме, влияющих на самореализацию в семейной и профессиональной сферах. Экспериментальный план построен или на межгепдерном сравнении личностных параметров, или на выделении психологических явлений внутри монополовой группы. Так обнаружена специфика в проявлениях личностных характеристик, например психологической защиты у девушек и юношей (В. Г. Каменецкая, С. В. Зверева, Т. В. Тулупьева), их особенностей самоподачи и самопрезентации (И. И. Петрова, В. В. Хороших, О. А. Пику- лева), гендерного ролевого конфликта у мужчин и женщин (Г. Ф. Шакирова), успешности (Е. В. Паршикова), специфики в межличностных отношениях (С. Н. Загуменов), проявлениях агрессивности (Н. В. Козловская, Т. В. Нечепуренко) и др.

Детерминанты психологических проблем женщин и мужчин в отечественной психологии изучаются в контексте гендерной социализации. Данное направление исследует психологические проекции социальных (экономических, политических, культурных, исторических) факторов и условий, закономерностей и механизмов. Эти условия определяют комплекс соматических, репродуктивных, социокультурных и поведенческих характеристик и обеспечивают индивиду личный, социальный и правовой статус мужчины и женщины[8].

В исследованиях отмечается, что проблемы женщин и мужчин обусловлены социальными и культурными тенденциями в общественном развитии, тенденциями гендерной системы, изменениями в приватной и публичной сферах. Как традиционные, так и модерновые тенденции в культуре несут определенную гендерную нагрузку.

Например, воспитание мальчиков в соответствии с традиционной патриархатной гендерной ролью препятствует формированию их социальной компетентности. В этом играют роль такие негативные факторы, как ограниченная эмоциональная жизнь, сложность в установлении близких отношений с другими людьми, страх потерять контроль над собой, перенапряжение на работе, и как результат — высокий уровень агрессии, алкоголизации, наркомании, самоубийств и т.д.

Негативными последствиями воспитания девочек в соответствии с традиционной гендерной ролью являются уступчивость, пассивность, зависимость, ориентация на поощрение, формирование страха успеха, стремление сохранить отношения даже в случае «провала дела», экзистенциальный кризис в период психологического отделения повзрослевших детей[9]. Более подробно подобные явления рассмотрены в гл. 7.

Эгалитарные тенденции порождают сближение образов мира мужчин и женщин, а в репертуар стратегий взаимодействия с миром включаются варианты, обычно приписываемые противоположному полу. Для женщины такие результаты приводят к стабилизации и интеграции образа мира, субъективному расширению ее ролевого репертуара, но с другой стороны — к повышению нагрузки на ее образ Я, возможно, снижению самооценки и уверенности в свой компетентности в новых социальных ролях.

Итогом трансформаций гендерной картины мира мужчин становятся также разрушение, деинтеграция, дефектизация образа мира, сужение социального репертуара, рост пассивности, но вместе с тем, более частое использование стратегий, ориентированных на сотрудничество, эмоциональный контакт и межгендерное взаимодействие (Д. Ю. Правпик).

Предметом психологического анализа становятся аспекты формирования фемининности и маскулинности у женщин и мужчин. Исследователи обсуждают условия, возможности и ограничения, которые накладывает процесс социализации, задающий рамки конвенциональных маскулин- ности/фемининности, направления и четкость требований, противоречия между социальными ожиданиями и индивидуальными жизненными стратегиями (А. В. Смирнова, Л. Г. Шалаева и др.).

Одной из возможных попыток преодолеть сложности исследования разных аспектов личности в гендерной психологии может стать выбор наиболее обобщающего понятия, которое бы объединяло накопленную феноменологию. Поиски детерминант развития именно в структуре личности приводят в проблемное поле гендерного самосознания. Самосознание в психической деятельности выступает как сложный развернутый во времени процесс опосредствованного познания себя, связанный с пониманием собственного Я как субъекта, отличного от других.

Гендерная психология личности — это отрасль психологической науки, изучающая факты, закономерности и механизмы функционирования психики человека как носителя гендерного самосознания. Основной задачей гендерной психологии личности является изучение психологических процессов и явлений в поведении, общении и деятельности людей как создателей, носителей и выразителей гендерных характеристик.

Гендерное самосознание рассматривается как процесс и результат осознания личностью себя носителем гендерных характеристик и особенностей. Это продукт развития личности, находящейся в системе гендерных отношений и гендерной культуры. Под гендерным самосознанием понимается осознание проявлений своих маскулинности/фемининности с учетом индивидуальных и социальных нормативных представлений о соматических, психологических и поведенческих свойствах мужчин и женщин[10].

В науке доминирует представление о трехкомпонентной структуре самосознания, в которой выделяют когнитивный, аффективный и конатив- ный компоненты. Применение этого вида анализа к содержанию и структуре гендерного самосознания позволил систематизировать информацию следующим образом.

1. Когнитивный компонент структуры гендерного самосознания личности включает представления о себе как о мужчине или женщине с определенными характеристиками маскулинности/фемининности, возможностями, перспективами жизненного пути, гендерного развития. В совокупности представлений личности выделяют гендерные стереотипы — о физических, сексуальных, личностно-психологических возможностях, личностных свойствах разного пола.

Исследования гендерного образа Я занимают заметное место в содержании гендерной психологии личности. Образ «Я — мужчина/женщина» понимается:

  • — как компонент самосознания личности, процесс и результат осознания себя как представителя определенного пола (К. Гиллиган, В. Е. Каган, И. С. Кон и др.);
  • — представления о своих мужественности/женственности (Н. Н. Луценко, И. Ю. Шилов, Н. Ю. Рымарев и др.);
  • — образы своих гендерных ролей (семейных, профессиональных) (А. С. Юрина, Ж. В. Коробанова);
  • — образы своих родителей (Ж. В. Зуева);
  • — представления о собственной сексуальной активности (О. В. Александрова, Е. В. Зиновьева), смысложизненных ориентациях (О. Г. Кагаль- ницкая), представления о себе как о друге (А. М. Родина) и др.

Образы Я связаны как между собой, гак и с другими параметрами личности. Исследователи изучают согласования и противоречия между образами «Я — женщина», «Я — профессионал», «Я — мать», «Я — хозяйка» и пр. Так, изучение взаимосвязи Я гендерного и профессионального показало, что противоречивость и фрагментированность Я-концепции, дифференцированность образов «Я — мужчина/женщина» и «Я — профессионал» порождает острые внутренние противоречия и ведет к дезадаптации, снижает возможности самоактуализации личности, порождает психологическую неудовлетворенность жизнью (Н. Н. Лупенко).

Представления о личности в психологии дополняются информацией о гендерных стереотипах и навыках гендерно-нормированного поведения. Определяя стереотипы, исследователи апеллируют к неизменным общепринятым установкам о поведении женщин и мужчин, сложившимся в культуре, которым следуют без рефлексии. Стереотип не только констатирует среднее статистическое мнение, но и задает норму, упрощенный или усредненный до предела образец социальноодобряемого или социальнодопустимого поведения. Шаблоны, в том числе и вербальные, предшествуют самому действию: каждый индивид (мужчина или женщина) вступая в социальный мир, обязан выбирать из готового набора стереотипов. В то же время стереотип может выступать и в качестве руководства к действию: люди не только опознают привычные образы, но и стараются следовать им, чтобы быть понятыми другими и собой.

Традиционно в нашей культуре субъектам мужского начала приписывают стремление быть сильными и успешными; способность объективировать себя путем материальной и духовной деятельности, готовность к творчеству, лидерству, риску; способность проникать в суть явлений; потребность влиять на детей с помощью авторитета, разума и здравого смысла; установку на то, что любовь окружающих нужно заслужить.

Субъектов женского начала характеризуют: стремление быть привлекательной вообще и в соответствии со стандартами женской красоты; способность объективировать себя через брак, сексуальность и детей; готовность опекать окружающих, чувство реализма, выносливость, коммуникабельность, способность тонко и разнообразно воспринимать мир; потребность влиять на людей с помощью материнской ласки и любви; установка на то, что симпатия со стороны окружающих должна носить безусловный характер.

Характеризуя человека как сильного, уверенного, агрессивного, властного или как нежного, зависимого, заботливого, красивого, мы наверняка не избежим традиционных стереотипов и представим в первом случае мужчину, а во втором — женщину. Согласно традиционным представлениям крайне желательно, чтобы мужчина был мужественным, а женщина - женственной. Если поведение отдельных людей соответствует ожиданиям окружающих, то обществу обеспечены стабильность и социальное равновесие. Мужчины с выраженным «мужским началом» и женщины, у которых развито «женское начало», отличаются легко прогнозируемым поведением, образ действий их достаточно постоянен.

До недавнего времени считалось, что люди с сильно выраженными «мужскими признаками» не могут обладать чертами, ассоциирующимися с «женским началом». В результате многие психологические тесты, разработанные для оценки мужественности и женственности, предполагали однозначное разделение и декларировали некую «норму» здоровья или социальной адаптации. Научные данные, полученные в течение двух последних десятилетий, изменили это мнение, результаты исследований свидетельствуют о том, что стремление индивида максимально соответствовать гендерному стереотипу ограничивает его самореализацию и социальный интеллект.

2. Аффективный компонент структуры гендерного самосознания личности включает ощущение принадлежности к определенному полу, реализующемуся в межличностных и ролевых отношениях; эмоциональноценностное отношение к своему полу и другим; самооценку телесности, женственности, мужественности.

Наиболее крупный феномен в структуре самосознания — гендерная идентичность — познавательное, эмоциональное и поведенческое «слияние» с половой принадлежностью — рассматривается с точек зрения факторов формирования, особенностей содержания, этапов развития, типологии, многокомпонентной структуры, феноменологии гендерной дезидентичности (М. И. Василькова, Л. Н. Ожигова и др.). Теория идентификации получила широкое распространение в отечественных и зарубежных исследованиях личности, в ней обозначается довольно широкий круг явлений, относящихся как к психологии отдельного человека, так и людских общностей.

В основе гендерной идентичности лежит восприятие себя и своего места в мире, представленное на уровне ценностно-смысловой сферы личности. Содержание гендерной идентичности трактуется в зависимости от теоретических подходов исследователей. Полоролевой подход оперирует информацией в пределах биологических различий полов. В. С. Мухина считает, что гендерная идентичность — притязание на признание своей сущности как представителя пола. Половая идентичность представлена Ж. В. Зуевой интегрированной динамичной системой смысловых структур о себе как о представителе своего пола, особенностями которой выступают интегрированность реального и идеального восприятия себя.

В исследованиях, опирающихся на гендерно-ориентированное понимание идентичности, рассматривают гендерную самооценку (Л. Н. Ожигова), принятие — отвержение своей половой и гендерной принадлежности (А. С. Юрина), отношение к людям другого пола (Р. А. Самофал). По мнению Т. А. Репиной, помимо осознания половой принадлежности гендерная идентичность включает сексуальную ориентацию, сексуальные сценарии, гендерные стереотипы и предпочтения[11].

В процессе идентификации происходит установление тождества с собой, со своим полом, через активное социальное влияние эго происходит на разных возрастных этапах — в детстве, юности, зрелости, пожилом возрасте. Процесс самоидентификации зависит от функционирования основных сфер деятельности личности — телесности, сексуальности, родительства и профессиональной деятельности[12].

На процесс идентификация влияют стереотипы и установки, например для мужчин актуальны так называемые нормы успешности/статуса, физической твердости (физическая сила и высокая биологическая активность), умственной твердости, согласно которой мужчина должен быть знающим и компетентным, нормы эмоциональной твердости (разрешать свои эмоциональные проблемы без помощи окружающих), нормы анти- женственности (избегать специфических женских занятий, видов деятельности и моделей поведения) (подробнее об этом в параграфе 7.1).

Гендерная идентичность определяется типом маскулинности/феминин- ности, но не сводится к традиционной дихотомии этих понятий. Исследователи указывают на некоторую «размытость» структуры гендерной идентичности современников. Для современных женщин и мужчин характерны андрогииность как тип гендерной идентичности, способствующий самоопределению и обеспечивающий эмоциональный комфорт (Л. В. Бызова, Н. А. Шухова и др.). О. Г. Лопухова пришла к выводам о том, что женщинам и мужчинам свойственно проявление андрогинного психологического пола при преобладании в среднем показателей фемининности у женщин и маскулинности у мужчин. Большинство женщин (особенно с андрогин- ным типом) свою мужественность оценивают выше, чем мужчины — свою женственность, что позволило исследовательнице предположить маскулинизацию женщин нашего общества. Причиной этому могут являться как современные социально-экономические условия, так и специфика послереволюционной идеологии в нашем обществе[13].

Гендерную идентичность формируют поведение и деятельность. Девушки, у которых наблюдается достаточно высокий уровень и феминных, и маскулинных показателей, имеют большую степень спонтанности и эмоциональной насыщенности жизненного процесса, чем те, для которых характерным является доминирование одной составляющей психологического пола при достаточно слабой выраженности другой (А. В. Алексеева). Юноши, для которых характерна выраженность лишь маскулинной составляющей психологического пола, имеют более высокий уровень личностной автономности, чем психологически андрогинные юноши, у которых наряду с высокими маскулинными показателями присутствуют также достаточно выраженные феминные качества.

Исследователи отмечают дифференцированную роль и влияние показателей фемининности и маскулинности с параметрами психического здоровья, самоактуализации, смысложизненных ориентаций, коммуникативными потребностями. В частности, и для девушек, и для юношей маскулинные показатели активно и позитивно связаны со многими смысловыми компонентами жизненного процесса, с автономностью (А. В. Алексеева), а феминные показатели также отражают способность к непосредственному восприятию жизненного процесса, контактность и аутентичность.

Гендерная идентичность определяет характер переживания вну грилич- ностных конфликтов. Различные гендерные особенности актуализируют специфичные внутриличностные конфликты, проявляющиеся в выраженной склонности преувеличивать или преуменьшать оценки самого себя, своих достоинств, недостатков, поступков. Интенсивность мотивационного конфликта, глубина и тяжесть его переживания значительно более выражены у респондентов, чьи полоролевые качества, поведенческие черты и субъективно приписываемые характеристики являются противоположными биологическому полу (О. Е. Никуленкова).

Мотивационный внутриличностный конфликт установлен у юношей с феминными и андрогинными и девушек с маскулинными и андро- гинными полоролевыми характеристиками. Так, у юношей с выраженными феминными качествами фрустрированными являются потребности в отстаивании собственной позиции и стремлении к достижению, обладанию, лидированию, высокой поисковой активности. У девушек с маскулинными качествами фрустрированы потребности в отстаивании собственной позиции и в эмоциональной вовлеченности, защищенности в социальном плане. У юношей с андрогинными полоролевыми характеристиками фрустрированы потребности в эмоциональной вовлеченности и защищенности в социальном плане и в глубокой привязанности как инструменте достижения внешней защиты, эмоционального комфорта, покоя. У девушек с андрогинными полоролевыми характеристиками бессознательно подавляются потребности в эмоциональной вовлеченности и защищенности в социальном плане и в отстаивании собственной позиции.

Респонденты с разным типом гендерной идентичности имеют отличные ценностные индикаторы. Например, женщин с маскулинной идентичностью выделяют ценности, традиционно приписываемые мужчинам, такие как свобода, творчество, успех, работа, развитие, для феминных женщин более высокую значимость имеют традиционные женские ценности, такие как ребенок, семья, любовь, красота, счастье. Для женщин с андрогинной гендерной идентичностью имеют более высокую значимость как традиционно мужские ценности — свобода, развитие, работа, так и женские — ребенок, счастье, при этом у женщин с феминной и андрогинной идентичностью имеется большее сходство в образе мира, чем с женщинами с маскулинным типом (Е. В. Ярославкина).

Содержание гендерной идентичности определяет качества социально- психологической адаптации. В частности, суждения юношей, соответствующие традиционным представлениям о мужественности (характеристики авторитарной маскулинности, идентификация с образом Героя, восприятие собственной мужественности, следование мужскому кодексу чести, принятие гендерной роли и стремление ей соответствовать), прямо связаны с показателями адаптации и обратно — с показателями дезадаптации (Н. А. Шухова).

3. Конативный (поведенческий) компонент гендерного самосознания личности включает гендерные статусы и роли, стратегии общения и деятельности, например коммуникации, влияния, лидерства и руководства, самореализации и др.

Конативный аспект гендерного самосознания личности представлен исследованиями различных аспектов ее поведения во взаимосвязи и взаимообусловленности с гендерными характеристиками. Исследователи находят маскулинную/феминную специфику при изучении принимаемых гендерных статусов и ролей (Л. Н. Ожигова, О. Б. Отвечалина), в характере психологических защит (В. Г. Каменецкая, С. В. Зверева, Т. В. Тулупьева), в самоподаче, самопрезентации (И. И. Петрова, В. В. Хороших, О. А. Пику- лева). Гендерные характеристики детерминируют стратегии личностного поведения — в лидерстве и управлении, в конфликтах, в коммуникации (А. Д. Швецова, Т. В. Тарасова, Ю. В. Артамошина, А. А. Гончарова, Т. А. Богданова).

Таким образом, поведение личности детерминировано наблюдаемыми и (или) вербализуемыми ориентациями на гендерную норму и гендерный идеал: представители обоих полов осуществляют поведение, ожидая социальное одобрение/неодобрение за поведение, соответствующее/несоответ- ствующее своей традиционной гендерной роли. Поведение личности маркировано в зависимости от характера ее взаимодействия в моногендерной и полигендерной группах (Т. В. Тарасова, А. В. Чернобровкина).

Гендерное самосознание личности изучается с точки зрения условий ее формирования, важнейшими среди которых являются формирование гендерно-психологической компетентности и актуализация рефлексивной позиции личности[10]. Гендерно-психологическая компетентность — это выраженная способность применять знания и умения в области гендерной психологии в межличностном общении и профессиональной деятельности. Формирование гендерно-психологической компетентности приводит к расширению осознания индивидных, личностных и социальных качеств, которые, в свою очередь, раскрываются в приватной и профессиональной деятельности, рефлексии неконструктивных стереотипов, преодолении эгоцентрических установок (И. А. Загайнов, Л. В. Штылёва).

Актуализация рефлексивной позиции предполагает осознание собственных индивидных особенностей и оптимизацию отношения к себе, осознание личностных особенностей, оптимизацию возможностей межличностного общения, осознание себя в системе профессиональной деятельности, интеграцию гендерных и профессиональных смыслов (Л. Н. Азарова,

А. А. Чекалина).

Систематизация проявлений гендерного самосознания личности по уровням развития гендерно-психологической компетентности и рефлексивной позиции личности учитывает наличие представлений о феноменах гендерного самосознания и отношение к ним. Варианты суждений респондентов находятся между позициями «я знаю, я руководствуюсь», «знаю, но не руководствуюсь», «не знаю, но стремлюсь руководствоваться», «не знаю, не стремлюсь», а классификация вариантов суждений звучит как рефлексивно-гендерная, нерефлексивно-гендерная, рефлексивно-агендер- ная, нерефлексивно-агендерная. В соответствии с рефлексивной позицией личностные проявления самосознания (типы) обозначаются как гендерные реализм, конформизм, идеализм и скептицизм (см. Глоссарий).

Реалистичная позиция предполагает относительную полноту гендернопсихологических знаний, сформированные понятия и убеждения. Человек испытывает положительные эмоции в отношении своей гендерной идентичности и ее потенциала для саморазвития и оптимизации межличностных отношений. Человек, реалистично оценивающий собственные гендерные особенности, демонстрирует чувство ответственности, самоуважения и уважения к партнерам, их индивидуальностям и возможностям.

На противоположном полюсе — агендерно-нерефлексивный уровень, который выявляется в скептических, циничных либо нигилистических высказываниях о гендерном устройстве человека и мира.

Гендерный скептицизм может проявляться как критическое, недоверчивое отношение к гендерным нормам, выражение сомнения в их истинности и справедливости, в возможностях их использования.

Гендерный цинизм — демонстративное презрительное отношение к гендерным стереотипам и нормам. Такая позиция зачастую разрушительна для установления сотрудничества и партнерских отношений, для позитивной установки на развитие гендерного самосознания. В основе гендерного нигилизма лежат либо факты невежества в дифференциации вопросов пола и гендера, либо слабая информированность, интуитивное или осознанное стремление игнорировать культурные нормы и стереотипы, учитывать особенности собственного пола и их возможности в достижении результатов межличностного взаимодействия.

В основе гендерного идеализма лежит завышенная оценка значимости информации о гендерно-психологических возможностях личности, объем информации в данном случае неадекватен для объективной оценки своих возможностей. Возможен вариант фетишистского отношения к значимости гендера, когда научные знания отсутствуют, субъект опирается на информацию мистического, эзотерического толка о природе и предназначении женщины/мужчины на Земле.

Геидерио-нерефлексивный уровень возможно рассматривать как гендерную индифферентность, возможно, имеющую некоторый информативный объем, но отличающуюся равнодушным отношением к проблематике гендера и его возможностей. Ресурсы гендерно-психологических знаний не учитываются, человек, как правило, ориентируется на пример других людей, демонстрируя гендерный конформизм.

  • [1] Ребер Л. Большой толковый психологический словарь. Т. 1 (А — О). М. : Вече ; АСИ,2000. С. 414.
  • [2] Психология : словарь / под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. 2-е изд.,испр. и доп. М.: Политиздат, 1990. С. 193.
  • [3] См.: Алексеев Б. Г. Полоролевое поведение и его акцентуации. СПб.: Речь, 2006.
  • [4] См.: Берн Ш. Гендерная психология. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2001.
  • [5] См.: Кон И. С. Введение в сексологию : учеб, пособие. М.: Медицина, 1988.
  • [6] См.: Малкина-Ныл: И. Г. Гендерная терапия (Справочник практического психолога).М.: Эксмо, 2006.
  • [7] См.: Бем С. Линзы гендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов :практикум по гендерной психологии / под ред. И. С. Клёциной. СПб.: Питер, 2003.
  • [8] См.: Клёцина И. С. Гендерная социализация : учеб, пособие. СПб.: Изд-во РГПУ, 1998.
  • [9] См.: Малкина-Пых И. Г. Гендерная терапия (Справочник практического психолога).М.: Эксмо, 2006.
  • [10] См.: Чекалина Л. Л. Психология гендерного самосознания : монография. М. : Изд-воМГПУ, 2014.
  • [11] См.: Репина Т. А. Проблема полоролевой социализации детей. М. ; Воронеж : Изд-воМПСИ ; МОДЭК, 2004.
  • [12] См.: Ершова II. М., Мясникова JI. А. Путь к себе: женщина между полом и гендером :монография. Екатеринбург : Изд-во Гуманитарного университета, 2007.
  • [13] См.: Лопухова О. Г. Психологический пол личности в современных социальных условиях : дис.... канд. психол. наук. Казань, 2000.
  • [14] См.: Чекалина Л. Л. Психология гендерного самосознания : монография. М. : Изд-воМГПУ, 2014.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>