Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow ГЕНДЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Половые и гендерные различия

С различиями мужчин и женщин человек сталкивается ежедневно, они очевидны для обыденного сознания. Однако психология гендерных различий определяет их как сложнодетерминированные явления, где обусловленность именно влиянием гендера трудно определима и доказуема.

История психологии гендерных различий (или психологии сравнения мужчин и женщин) отражает эволюцию представлений о поле в гуманитарных науках и психологии. Эти представления однозначно связывают психические различия полов с биологическими или социальными детерминантами.

Для сторонников биологической детерминации половая дифференциация — универсальный биологический процесс, его исходная точка — биологический половой диморфизм, который дополняется и надстраивается системой психических различий и проявляется в определенном наборе индивидуальных различий в психофизиологических реакциях, когнитивных процессах, способностях, интересах, поведенческих проявлениях мужчин и женщин[1]. Аргументация в данном подходе сосредоточивается вокруг анатомических, морфологических, физиологических признаков: гормональных различий, развитости полушарий головного мозга, размеров тела, мышечной массы и т.д.

В одной из первых в этом роде — метаболической концепции Альфреда Фулье (1838—1912) психологические различия связываются с обменными процессами в организмах мужчины и женщины. В организме женщины более интенсивно протекают анаболические процессы, включающие ориентацию на питание, интеграцию, сохранение энергии и формирующие картину их поведения, выражающуюся к стремлению к покою, накоплению сил. Катаболические процессы, больше связанные с размножением, дезинтеграцией, расходом энергии, более развитые у мужчин, определяют картину мужского поведения и объясняют их интенсивные мышечные и интеллектуальные затраты. Выводимые из обменных процессов высокоразвитые реакции возбуждения у мужчин и торможения у женщин обусловливают дальнейшие гендерные различия.

Факты различий Фулье рассматривал на допсихическом (клеточном, эмбриональном, морфологическом, физиологическом) и психическом (особенности поведения животных, различия темпераментов, эмоциональность, любовь и материнство, умственные способности, восприятие, память и обучение, психические патологии) уровнях.

Современная теория Д. Бровермана и соавторов доказывает, что различия стимулированы гормонами — эстрогенами и андрогенами. Авторы показывают, что у женщин лучше развиты способности к решению задач, определяемых в терминах скорости и точности их выполнения, у мужчин — способности решать задачи, определяемые в понятиях «озарения». Эти различия, по мнению авторов, являются психофизиологическими, а не социальными, поскольку даже подтверждаются исследованиями животных.

На влияние андрогенов на мозговые структуры указывает нейроандро- генетический подход. Влияние половых гормонов заключается в их феминизирующей или маскулинизирующей функции, контролирующей, в свою очередь, особенности поведения. При подобном объяснении андрогениза- ция задает программу мужского поведения, признаками которого являются: 1) наступательное эротическое поведение; 2) агрессивное поведение; 3) пространственная ориентация; 4) территориальное поведение; 5) выносливость болевых ощущений; 6) медленное усвоение оборонительных условных рефлексов; 7) слабое проявление эмоциональных реакций в ответ на угрозу; 8) настойчивость при выполнении задания без подкрепления; 9) слабая связь с ближайшими родственниками; 10) групповое поведение; 11) поисковая активность; 12) «хищническое» поведение, связанное с охотой.

О позитивной функции дифференциации полов высказывались сторонники теории функционализма (Т. Парсонс, Р. Белз), определяющие различия из природы выполняемых гендерных ролей. Способность женщины к деторождению и уходу за детьми определяет ее экспрессивную роль, тогда как мужчина становится ее инструментальным партнером: радикально изменить данную дифференциацию невозможно.

Одной их самых влиятельных теорий различий является психоаналитическая концепция, объявившая половой инстинкт движущей силой развития психики (3. Фрейд, К. Г. Юпг, А. Адлер, К. Хорни и др.). Психоаналитики основную роль в половой дифференциации приписывают биологическим факторам, подчеркивая значение эмоций и возможностей подражания взрослым, а основным механизмом различий считают процесс идентификации ребенка с родителями в ситуации семейных взаимоотношений.

В традиционном психоанализе мужские и женские модели поведения диаметрально противоположны по своим качествам, и личность тогда развивается гармонично и полноценно, когда следует предназначенным моделям. Моделью типично мужского поведения являются проявления агрессивности, активности, стремления к достижению цели, рациональность, решительность, способность к творческой деятельности. Для типично женского поведения характерны пассивность, зависимость, высокая эмоциональность, слабость социальных интересов, нерешительность, конформность, неспособность к логическому мышлению и творчеству, отсутствие стремления к достижениям и чувства справедливости, предрасположенность к зависти.

Идеализация традиционных гендерных ролей, положение о трагичности для развития личности отклонений от стандартов маскулинности и фемининности впоследствии подверглись критике и пересмотру. В частности, исследования Е. Маккоби и К. Джеклип показали, что высокая фемининность женщин часто коррелирует с повышенной тревожностью, пониженным самоуважением, высокофеминные женщины и высокомаскулинные мужчины обладают худшими адаптационными возможностями. Дети, чье поведение соответствует гендерным ожиданиям, часто отличаются более низким интеллектом и меньшими творческими способностями[2]. Дж. Сток- кард и М. Джонсон утверждали, что психоаналитические стандарты не могут являться идеальными моделями для современных мужчин и женщин, так как традиционное понимание женственности делает девушку плохой матерью — беспомощной, зависимой, пассивной[3].

Необходимость четкого различения собственно половых различий и гендерных, лежащих в основе полоролевого поведения, легла в основу концепций, рассматривающих различия через призму социально-культурной детерминированности. Теории социального подхода рассматривают пол в терминах социальных категорий и конструкций.

С точки зрения неомарксистов, неравенства гендерных ролей и особенностей поведения полов коренятся в классовой структуре общества, исключающего свободу поведения и выбора роли. Исследования антропологов доказывают, что распределение трудовой деятельности и тип поведения человека не дифференцированы биологически. Социальные роли определяют способ производства, свойственный данному обществу, и общественные отношения людей. В частности, в работах X. Хартман рассматриваются сложные связи между капитализмом, патриархатом и экономической структурой общества.

На подкрепления гендерного поведения из внешней среды обращает внимание теория социального научения (А. Бандура, Р. Уолтерс). Главный принцип научения — дифференциация поведения посредством наблюдения, вознаграждения за соответствующее полу поведение, наказания за несоответствующее поведение. Данная теория подчеркивает влияние агентов социализации, микросреды и социальных норм на внешнее половое поведение ребенка.

Решающее значение механизмам подкрепления придает теория половой типизации. Девочки и мальчики получают положительное подкрепление за соответствующее полу феминное или маскулинное поведение: индивид «учится различать образцы поведения, дифференцируемые по полу, затем обобщать этот частный опыт на новые ситуации и, наконец, выполнять соответствующие правила» (У. Мишел).

Сходные конкретные описания типичного для мальчиков и девочек поведения приводят сторонники теории когнитивного развития. Они рассматривают различия и полоролевые особенности поведения как следствие усвоения когнитивных структур, переработки познавательной информации об особенностях гендерного поведения и необратимости гендерной принадлежности (Л. Колберг, С. Томпсон). Наличие ранних гендерных различий объясняется не биологическими инстинктами и не произвольными нормами культуры, а организацией познавательной сферы ребенка в соответствии с его половой ролью и проявлениями его самокатегоризации (причислением ребенком себя к определенному полу). Гендерные различия здесь формируются по мере овладения ребенком информацией о мире и своем месте в нем, в процессе обучения и усвоения моральных норм, а механизмом процесса гендерного самоопределения является потребность сохранять устойчивый и позитивный Я-образ и адаптироваться к окружающей действительности[4].

Обширная экспериментальная база исследований гендерных различий свидетельствует о том, что доказательств фундаментальных врожденных различий в психологических особенностях мужчин и женщин недостаточно, чтобы обосновать традиционное неравенство социальных ролей, существующее в обществе (У. Маккоби, В. Джэклин). Изучение анатомофизиологических параметров (хромосомный набор, баланс мужских и женских гормонов и др.) и фактор приписывания себя индивидом к тому или иному полу показали прямую корреляцию между ними, однако даже для детей, имеющих анатомо-физиологические задатки обоих полов, решающим является фактор отнесения себя к тому или иному полу (Д. Мани,

А. Эрхард). Исследования С. Бем показали, что вопреки сложившимся взглядам на полотипичные характеристики, на адаптацию индивидов влияет андрогинность, наличие черт обоих полов[5].

Гендерные исследования в России, так же, как и на Западе, до середины 1990-х гг. позиционировались как область психологии пола. Б. Г. Ананьев отмечал, что главными, наиболее фундаментальными различиями в психической деятельности людей являются различия, обусловленные возрастом и полом. Половой диморфизм — анатомические различия между представителями одного и того же биологического вида — определяет в психике человека основные детерминанты индивидуальных различий, специфику межличностного взаимодействия, характер внутренних переживаний и эмоциональных реакций, отношение к себе и другим, мотивацию, ролевое поведение и т.д.

Теория полового диморфизма, объясняющая механизм эволюционного процесса, была сформулирована отечественным ученым В. А. Геодакяном в 1960-х гг., и продолжает разрабатываться в настоящее время. Согласно этой теории дифференциация поведения мужских и женских особей эво- люционно целесообразна, генетически закреплена в соответствующей психофизической организации: в формировании генетического фонда популяции женскому полу принадлежит в большей мере выражение тенденции наследственности, а мужскому — изменчивости, что является выгодной для вида формой информационного контакта со средой[6].

Женский пол рассматривается как стабильное ядро популяции, мужской пол является его «мобильной» оболочкой, новая информация из среды попадает сначала в мужскую подсистему, где эскизно проверяются происходящие изменения. Если внешние условия обладают достаточной силой и эволюционной целесообразностью, формируются новые генетические тенденции, которые могут быть переданы потомству. Эволюция любого признака у мужского пола начинается и заканчивается раньше, чем у женского пола, т.е. новый признак в филогенезе появляется сначала у мужского пола, потом через много поколений передается женскому полу. Согласно генетике пола мужчины являются носителями эволюционирующих признаков, а женщины — консервативных. Величина вариации любых признаков у мужчин больше, чем у женщин, при равенстве средних значений[7].

Положениями этой теории можно объяснить многие факты большей уязвимости мужского пола, чем женского. Статистические данные свидетельствуют: из 100 родившихся девочек и 107 мальчиков до 30 лет доживают те же 100 девочек и 95 мальчиков. Женщины имеют большую (на 8—10 лет) продолжительность жизни, меньше страдают наследственными болезнями. Мужчины в 4,5 раза чаще умирают от инфекционных болезней, в 5 раз чаще — от травм и отравлений, гораздо чаще от злокачественных образований.

Разброс врожденных признаков и вариантов развития у мужчин также значительно больше, чем у женщин. У мужчин больше полезных и вредных генетических отклонений. Так, на 100 глухих девочек приходится 122 глухих мальчика. Отклонения в цветовом зрении тоже чаще встречаются у мальчиков. Среди детей с косоглазием, заиканием, дислалией, задержкой психического развития также значительно больше мальчиков. Логопедические группы детских садов, группы для детей с особыми потребностями в развитии большей частью состоят из мальчиков. Среди мальчиков больше как умственно отсталых, так и одаренных.

Теория В. А. Геодакяна не противопоставляет мужское и женское начала как «лучшее и худшее», а наоборот, подчеркивает взаимодополняемость в их отношениях, необходимость взаимодействия. Продолжая эту идею,

В. П. Багрунов установил, что видовая и индивидуальная изменчивость психологических функций является существенным фактором полового диморфизма. Так, видовая изменчивость сенсомоторных и интеллектуальных функций выше у мужчин, а индивидуальная — у женщин. У мужчин чаще наблюдается высокая дисперсия показателей этих функций. Мужчины обладают большей способностью к решению новых задач, однако женщины достигают более высоких результатов при стереотипизации данных видов деятельности. Все это свидетельствует о том, что мужчинам присуща большая видовая изменчивость, которая создает предпосылки для появления новых форм поведения; женщинам свойственна большая видовая ригидность, которая определяет сохранность генофонда популяции. Однако на уровне индивидуальности сенсомоторные и интеллектуальные функции мужчин ригидны, что способствует передаче полезной информации в генофонд, а для женщин характерна индивидуальная изменчивость, обеспечивающая более надежную адаптацию в среде.

Данные выводы демонстрируют невозможность прямого обоснования психических качеств мужчин и женщин их анатомо-физиологическими особенностями, более того — не позволяют сводить закономерности и механизмы развития гендерных особенностей лишь к биологическим или социальным детерминантам. Половая дихотомия проявляется на всех уровнях психической организации человека, т.е. гендерные различия являются биосоциальной проблемой.

Различия формируются на эмбриональной стадии развития и являются основой для половой идентификации. К гендерным различиям относят различия в субъективных установках, нормах, ценностях, интересах, социальных ролях, которые приобретаются и проявляются в процессе социализации у мальчиков и девочек. По степени выраженности абсолютных различий между полами нет; внутри каждого пола существуют существенные различия по всем анатомическим, физиологическим, психологическим и социально-психологическим признакам.

В современной гендерной психологии активно развивается направление комплексного, системного исследования психологии гендерных различий (мульти- и полидисциплинарного), предполагающее единство изучения биологических, социальных и психологических факторов (И. В. Грошев, Л. Н. Ожигова, А. А. Чекалина). «Половые различия представляют одну из наиболее интегративных систем, охватывающих все уровни активности человека (от спонтанной невербально-двигательной активности до сложных социальных видов поведения и деятельности), они выступают как фактор целостности и как одна из базальных составляющих природных оснований потенциалов субъекта деятельности»[8].

Возвращаясь к осмыслению различий с точки зрения гендерного подхода, различающего понятия пола и гендера, рассмотрим накопленные в науке эмпирические факты и закономерности.

1. Психофизиологические различия. Исследования определенных характеристик гендерных различий выявили у юношей более высокую скорость простой зрительной, а также сложной слуховой сенсомоторных реакций. Отличие сложной от простой сенсомоторной реакции заключается в усложнении процесса переработки информации, процессов распознавания сигнала и пространственной координации (Е. Н. Якунина и др.).

Время простой сенсомоторной реакции характеризует быстроту возникновения и исчезновения возбуждения и торможения, максимальную частоту генерации нервных импульсов, что является критерием возбудимости центральной нервной системы. Сложные сенсомоторные реакции характеризуют скорость протекания возбуждения и торможения в центральной нервной системе, способность к дифференцированному торможению и точности выполняемой работы[9]. Скорость двигательной реакции на сенсомоторные стимулы у юношей выше, чем у девушек (Д. 3. Шиб- кова), точность реакции на движущийся объект зависит от силы нервной системы и функциональной подвижности нервных процессов. Преимущества в скоростных характеристиках сопровождаются большим количеством ошибок при дифферепцировке зрительных стимулов (А. В. Зайцев).

На различия в психомоторной сфере указывают и другие исследования. Юноши и девушки существенно отличаются по каждому из отдельных свойств нейродинамики: силе, подвижности, лабильности (Л. Д. Мош- кина). В целом женщины менее реактивны, возбудимы и лабильны, мужчины обладают несколько большей чувствительностью, реактивностью в ответ на слабые звуковые сигналы (Б. Г. Ананьев).

Исследования структуры и свойств темперамента утверждают идеи значительных гендерных отличий по свойствам активности, эмоциональности, приспособительных функций (Д. Карсон, Т. Мак-Нил, И. Персон-Блсноу,

С. Ашади). В ряде исследований обнаружены различия лишь в свойствах эмоциональности у женщин (И. Гудейр) или их тотальное отсутствие (Р. Герин, А. Готфрид, К. Кинан, Р. Шоу). Часть исследований обращают внимание на отсутствие гендерных различий в структуре темперамента в детстве и их наличие во взрослом возрасте (А. Сэнсон).

В исследованиях В. М. Русалова были установлены объективные различия по показателям предметной пластичности, предметной эргичности и индивидуального темпа, более выраженных у мужчин; показатели шкал эмоциональности, социальной пластичности более выражены у женщин. Не выявлены гендерные различия по шкалам социальной эргичности и социального темпа. Однако в исследованиях этого ученого наблюдается отсутствие четко выраженных различий в структуре темперамента, что косвенно подтверждает влияние социальных условий, научения, оказывающих влияние на развитие психодинамических свойств.

Различия в психофизиологической сфере обнаружили преимущества девушек при выполнении мелких движений и операций, точность и четкость дифференцировки мышечного напряжения малой силы, проявляющиеся в юношеском возрасте. В исследованиях Б. Г. Ананьева обнаружено более плавное развитие психомоторных функций рук у девочек, что свидетельствует о большей стабильности индукционных отношений между обоими полушариями мозга девочек. Однако в динамике рабочего дня у девушек проявляются признаки большего утомления (Н. В. Макаренко). Юноши превосходят но интеграции скорости и точности психомоторики, лучше решают сенсомоторные задачи, но уступают девушкам в проявлении тренировочного эффекта и в решении стереотипных задач (В. И. Багрунов).

Исследования Л. А. Головей обнаружили гендерные различия в психомоторных показателях, тесно связанных с энергетическими функциями организма (сила, тремор, мышечный тонус), а также в показателях, отражающих временную организацию движений (ходьбы). В показателях скорости и точности выполнения графических движений гендерных различий не выявлено.

Как у девушек, так и у юношей имеет свои особенности саморегуляция различных функциональных систем (Д. В. Бердников, В. В. Плотников, Л. В. Конева), например точность и стабильность оценки длительности тона и пространственно-временных параметров тест-объекта, чувствительность к дополнительной информации в этом процессе, пластичность и обучаемость.

Результаты сравнительных исследований гендерных различий психофизиологических функций нельзя считать достаточно репрезентативными вследствие, во-первых, ограниченности выборки, во-вторых, невозможности их обобщения, поскольку они посвящены различным проявлениям (например, моторное поведение, доступное внешнему наблюдению, решение экспериментальных моторных задач, графические движения, техника рабочих движений, тремор, психомоторные реакции и др.) и различным характеристикам. Логично также предположить, что нервная система мужчин и женщин специализировалась в процессе приспособления к определенным жизненным условиям в ходе эволюционного развития.

2. Психологический уровень различий. Наиболее показательными являются результаты сравнительных исследований гендерных различий по психологическим характеристикам. Мужчины обладают преимуществом в зрительно-пространственном и математическом мышлении, женщины успешнее в вербальной и интуитивной обработке информации (Т. В. Виноградова, В. В. Семенов).

Гендерные исследования интеллектуального развития сравнивают показатели мнемических процессов: у юношей более развита пространственная память; у девушек преобладает легкость запоминания вербального материала[10].

Различаются уровни развития образного мышления в период зрелости: у мужчин оно имеет более высокий уровень развития и коррелирует с памятью, вниманием, настроением, у женщин образное мышление развито слабее и взаимодействует с эмоциональной сферой и вниманием (Н. М. Пейсахов).

Гендерные различия проявляются в качественных характеристиках интеллектуальной деятельности. Общий интеллект юношей имеет четко выраженную структуру с доминированием невербального компонента, в отличие от более слабо интегрированного интеллекта у девушек. Основные различия в юношеском возрасте лежат в эффективности мыслительных процессов, образующихся за счет показателей индуктивного мышления (И. О. Чораян).

Мужчины характеризуются поленезависимостью, т.е. чаще демонстрируют независимое от поля поведение, что проявляется в преимущественной ориентации на собственную цель и в игнорировании давления наличной ситуации. Полезависимость женщин положительно коррелирует с успешностью в социальном взаимодействии (Дж. Леви, У. Хеллер).

Исследования типов поиска и принятия решений обнаруживают, что у мужчин чаще встречаются импульсивные решения и решения с риском, у женщин — осторожные и уравновешенные решения (Б. Г. Ананьев).

Девушки превосходят по избирательности, устойчивости и объему внимания. Юноши лучше решают сенсомоторные и интеллектуальные задачи, однако при определенной тренировке происходит сглаживание различий. В части работ исследователи приходят к выводам о преобладании параметров математического и абстрактного мышления у юношей.

В условиях интеллектуальной нагрузки выявляются особенности сдвигов успешности волевого усилия, свидетельствующие о более быстрых восстановительных процессах в ситуации стресса у женщин, успешность волевого усилия в целом у мужчин по сравнению с женщинами.

3. Данные о личностных и социально-психологических различиях в психических проявлениях девушек и юношей достаточно противоречивы. В список гендерных различий вносят различия в парциальных интеллектуальных способностях, различия в сфере эмоций и мотиваций, многообразие характерологических и личностных проявлений.

В исследованиях эмоциональных процессов у женщин по сравнению с представителями мужского пола преобладает понимание эмоций (И. Н. Андреева, Ш. Берн, Г. Орме). Женщины лучше распознают экспрессивную информацию. В остальном различия носят скорее качественный, нежели количественный характер. Мужчины и женщины в равной мере переживают те или иные события, демонстрируют идентичные физиологические реакции. Однако они по-разному, в соответствии со своей гендерной ролью, объясняют причины эмоций. Общий уровень эмоционального интеллекта у девушек связан с когнитивными процессами понимания и осмысления эмоций, у юношей — в большей мере с качеством межличностных связей (И. Н. Андреева).

Сравнение женщин и мужчин обнаруживает различия в некоторых личностных показателях (в самоутверждении, способности отстаивать свои права), способности к управлению стрессом (в стрессоустойчиво- сти, контроле импульсивности) и адаптируемости (в определении правдоподобности, процессе решения проблем). Среди основных личностных черт у мужчин в большей степени выражены агрессивность, мотив достижения, эмоциональная стабильность, а у женщин — социальная ориентация. Различается и социальное поведение женщин и мужчин. Мужчины демонстрируют большие агрессию и склонность к конкурентным формам социального взаимодействия. Женщины расположены к иросоциальному поведению[11].

В исследованиях Э. Маккоби, К. Джеклин, С. Е. Кросс, Л. Мэдсон и др. установлена большая открытая физическая агрессивность мальчиков и мужчин по сравнению с девочками и женщинами. Женщины чаще используют скрытую вербальную и косвенную агрессию. Специфика проявлений агрессивности выражается в значительно более выраженной инструментальное™ юношей, их большей склонности к физической агрессии и меньшей рефлексивности. Агрессивное поведение девушек скорее произвольно и инструментально, у юношей оно носит экстернальный характер (Т. В. Нечипуренко).

В становлении характера подростков и юношества существуют различия, которые проявляются в интеллектуально-познавательной, эмо- ционалыю-волевой и коммуникативной сферах, а также в особенностях становления их гендерной идентичности (А. Ф. Филатова). Системообразующими чертами в характере для современных мальчиков-подростков являются доминирование, социальная зрелость и выраженность ценностей; для девочек — поведенческая активность, социальная адаптированное™ и выраженность ценностей.

Волевые черты характера, ответственные за саморегуляцию поведения, также отражают гендерную специфику. Сознательная регуляция включает в себя ряд обязательных условий: преодоление встретившихся на пути препятствий, высокую степень мотивации на завершение действия, уверенность в выборе основного мотива, нахождение смысла выполнения действия, позитивные эмоции, грамотный отбор способов достижения целей. Гендерные различия выявлены в проявлениях настойчивости, рискованности, самоконтроля (Н. Г. Макарова).

Особый интерес вызывает проблематика различий в акцентуациях характера. Феминный тип (у обоих иолов) чаще демонстрирует эмогив- ную акцентуацию (что интерпретируется как «женоподобное»), маскулинный — застревающий тип акцентуаций (характеризуется как стремление добиваться высоких результатов). М. К. Омарова на внушительном экспериментальном материале выявила, что у юношей достоверно чаще, чем у девушек, встречается эиилептоидный и гинертимиый тины акцентуации характера, а у девушек — лабильный и психастенический типы. Остальные типы представлены у тех и других практически одинаково.

Различаются особенности социальной перцепции, в частности в восприятии женщинами и мужчинами лжи, неправды и обмана (В. В. Знаков,

О. В. Барсукова), восприятии рекламы (И. В. Грошев), власти и влияния (И. В. Грошев), восприятии лицевой экспрессии (А. М. Белобородов), внешнего облика, стиля одежды и прически (М. В. Буракова, В. А. Лабун- ская), отношения к успеху (Г. В. Турецкая) и др. Е. П. Ильин приводит данные о различиях в жизнестойкости, аномалиях развития и заболеваемости мужчин и женщин[12].

Перечень различий обширен и разнообразен, рассмотреть все показатели гендерной специфики нс представляется возможным. Исследователи обращают внимание на их динамичность, социальную и культурную обусловленность, зависимость от характера и содержания деятельности личности. Многие из существующих различий в чертах личности людей разного пола поддаются изменению в ходе обучения, при перемене жизненного уклада и социальных ожиданий[13]. Результатом дифференциальной гендерной социализации является развитие гендерных самосознания и идентичности, присвоение гендерных стереотипов, особенностей поведения и общения. Роль культурных и социальных факторов исключительно велика.

Сложность обнаружения гендерной специфики обусловлена не только многогранностью задач, которые решают женщины и мужчины, вариативностью их поведения, которое позволяет или не позволяет обнаруживать различия, но и условиями проведения психологического анализа (гендер экспериментатора, его стереотипы), значимостью технологий обучения. Адекватное, с опорой на дифференциацию возможностей, обучение существенно изменяет сопоставительные результаты. И. С. Клёцина приводит пример сравнительного анализа результатов тестирования пространственных отношений американских школьников старших классов, который показал, что за последние двадцать лет пространственные способности девушек существенно выросли в условиях специализированного гендерноориентированного обучения.

Итак, обобщая результаты изучения психологических различий мужчин и женщин, можно констатировать следующее.

Активное изучение гендерных различий показало, с одной стороны, их устойчивость, с другой — тенденцию к сглаживанию[14]. Перечисленные различия между представителями мужского и женского пола составляют не более 10%, в большинстве случаев распределения мужской и женской выборок совпадают.

Пол играет огромную роль в жизни каждого человека, определяя темп и событийную насыщенность социальной деятельности индивида, его быстроту реакции и степень адаптивности к социальным трансформациям. Ученые констатируют, что формирование морфологических и функциональных различий мужского и женского мозга определяется воздействием половых гормонов, начиная с пренатального периода и на протяжении всех периодов жизни. Это опосредует формирование психологических различий. Гендерные различия обеспечивают целостность механизма психической регуляции поведения и деятельности личности на гормонально- хромосомном уровне, в межполушариой асимметрии мозга, двигательных характеристиках, психофизиологических свойствах и темпераментальных особенностях (И. В. Грошев). Полоролевые диморфизм и дифференциация обусловливают особенности развития личностных качеств.

Личностные и поведенческие различия между мужчинами и женщинами возникают уже как социальные феномены, которые не определяются природными факторами в такой же степени, как морфологические и физиологические различия[15]. Раскрываться, воплощаться, функционировать гендерные признаки будут в социальной и культурной среде, иод влиянием условий гендерной социализации, воспитания и саморазвития индивида. Как метко заметил французский мыслитель Ж. Бодрийар: «Сегодня нет ничего менее надежного, чем пол...»[16]

  • [1] См.: Грошев И. В. Психология половых различий. Тамбов, 2001.
  • [2] См.: Maccoby Е. E.Jacklin С. N. The Psychology of sex differences. Standford, Calif., 1974.
  • [3] StockardJ. Johnson M. Sex roles. N. Y., 1980. P. 231-232.
  • [4] См.: Теория и методология гендерных исследований : курс лекций / под общ. ред.О. А. Ворониной. М.: МЦГИ - МВШСЭН - МФФб, 2001.
  • [5] См.: Бем С. Трансформация дебатов о половом неравенстве // Феминизм и гендерные исследования : хрестоматия / под общ. ред. В. И. Успенской. Тверь : Изд-во ТГУ, 1999.С. 68-82.
  • [6] См.: Геодакян В. Л. Два пола: зачем и почему? / сост. и ред. Е. И. Соколов. СПб., 1992.
  • [7] См.: Геодакян В. Л. Теория дифференциации полов в проблемах человека // Человекв системе наук / под. ред. И. Т. Фролова. М.: Наука, 1989. С. 171 — 188.
  • [8] Грошев И. В. Психология половых различий. С. 447.
  • [9] См.: Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды. Т. 1. М.: Педагогика, 1980.
  • [10] См.: Бендас Т. В. Гендерная психология : учеб, пособие. СПб.: Питер, 2006.
  • [11] См.: Палмер Д., Палмер Л. Эволюционная психология: секреты поведения Homo sapiens.СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.
  • [12] См.: Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб. :Питер, 2003.
  • [13] См.: Клёцина И. С. Психология половых различий в контексте гендерных исследований // Альманах «Кросс-вита». М., 2002. С. 31—48.
  • [14] См.: Грошев И. В. Психология половых различий. Тамбов : Изд-во ТГУ, 2001.
  • [15] См.: Кочарян А. С. Личность и половая роль: симптомокомплекс маскулинности/фсми-нинности в норме и патологии. Харьков : Основа, 1996.
  • [16] Бодрийар Ж. Прозрачность зла. М.: Добросвет ; Изд-во КДУ, 2012. С. 65.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>