Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow ГЕНДЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Роль семьи, сверстников, СМИ и системы образования в сексуальной социализации личности

Традиционно психосексуальное развитие рассматривается как стадиальный процесс. Для того чтобы подчеркнуть роль основных институтов социализации (семья, сверстники, СМИ, система образования) в процессе сексуального становления личности, обратимся к теории психосексуального развития Дж. Бэнкрофта[1] которая учитывает не только разнообразные стадии физического и психического развития, но и содержит описание трех направлений этого процесса, составляющих основу развития любого человека. В детском возрасте развитие по ним происходит параллельно, но независимо друг от друга. Затем, в подростковом и юношеском возрасте, эти направления интегрируются, формируя основу зрелой сексуальности.

  • 1. Гендерная идентичность. Внутреннее ощущение собственной гендерной принадлежности играет решающую роль в сексуальном развитии. В детстве формируется так называемая базовая идентичность, а в юношеском возрасте ключевое значение для реорганизации специфических особенностей гендерной идентичности имеет сексуальное поведение.
  • 2. Сексуальные реакции и понимание собственной сексуальной ориентации. В пубертатный период происходят различные физические и эмоциональные изменения, растет осознание сексуального возбуждения и потребность в сексуально возбуждающих стимулах. Осознание этих потребностей и реакций помогает индивиду понять, что именно лично он считает сексуальным.
  • 3. Способность к близким парнььм отношениям. В период юности и ранней взрослости люди осознают свою сексуальность в контексте двухсторонних или парных отношений. Дальнейшее сексуальное развитие зависит от того, насколько удачным оказался выбранный индивидом подход к парным отношениям[2].

Рассмотрим роль основных институтов социализации в становлении каждого из аспектов сексуальности на разных стадиях психосексуального развития.

Формирование гендерной идентичности начинается очень рано. С раннего детства осознание половой принадлежности является одним из стержневых конструктов Я-концепции человека. В целом ребенок ничего не знает о себе кроме своего имени и пола, поэтому признание принадлежности к тому или иному полу становится таким важным основанием для самокатегоризации. На этом этапе большое значение имеют соответствие пола ребенка ожиданиям родителей и то, как окружающие оценивают соответствие внешности ребенка стереотипам маскулинности/фемининности. Высказывания «Мы так хотели мальчика/девочку, но родился/родилась ты!» или «Разве могут быть такие локоны у мальчика? Все девчонки будут ему завидовать!», «Это настоящий сорванец! Лучше было ей родиться мальчиком!» содержат послания о нежелательности соответствия ребенка своему полу и будут препятствовать его гармоничной половой аутоидентификации.

В этот период ребенок задает характерные вопросы, хочет посмотреть на обнаженных родителей, играет со сверстниками в соответствующие игры с раздеванием («смотреться», «в доктора», «в иаиу-маму» и т.д.), чтобы получить необходимую информацию об особенностях пола и о себе. Эти игры, включающие показ и ощупывание гениталий, со сверстниками противоположного и своего иола в своем детском (доиубертатном) опыте ретроспективно признают многие. Д. Н. Исаев и В. Е. Каган отмечают, что при непосредственном опросе допубертатных мальчиков (выборка 212 человек) 70% признали наличие такого опыта со сверстниками противоположного пола и 60% со сверстниками своего пола[3]. В ретроспективном исследовании отношения к детской сексуальности С. М. Барковой было выявлено, что в опрошенной группе женщин (выборка 287 человек) 78% упоминали детские социосексуальные игры[4].

Собственно гендерная социализация как усвоение конвенциональных моделей гендерного взаимодействия (гендерных ролей) начинается с 2—3 лет. Родители и воспитатели предлагают ребенку игры и игрушки, соответствующие принятым в обществе представлениям о предпочтениях мальчиков и девочек. В соответствии с традиционными стереотипами считается, что мальчикам интереснее играть с машинками, оружием, а девочкам — с куклами, украшениями. Несмотря на то что в современном мире женщины тоже летают в космос, девочкам ракеты не дарят. Как исполнитель гендерных ролей ребенок регулярно получает оценки со стороны окружающих взрослых и сверстников: «Хорошие девочки выглядят опрятно», «Настоящие мужчины не плачут», «В беретиках ходят только девчонки», «Молодец, ведешь себя как будущий воин», «Ты же будущая мама». Эти оценки помогают в обретении или лишают ребенка уверенности в собственной мужественности/женственности.

К трем, максимум — к пяти-шести годам у ребенка формируется базовая гендерная идентичность. За это время ребенок осознает наличие двух полов и основные внешние, в том числе и генитальные, различия между ними, осознает себя представителем определенного пола и понимает необратимость своей половой принадлежности. Иногда поведение и (или) внешность ребенка не соответствуют гендерным стереотипам окружающих. В этой ситуации важно то, как сам ребенок относится к своему полу и внешней оценке его/ее гендерной нетипичное™. В этом возрасте важно помочь ребенку сформировать позитивное отношение к своей половой принадлежности и уверенность в исполнении соответствующей гендерной роли. Дж. Николаем делает акцент на том, что сложившиеся представления после указанного возраста изменить будет практически невозможно[5].

Наибольшая активность в освоении гендерных ролей — 5—10 лет. М. В. Екимов подчеркивает, что для успешного освоения навыков соответствующего своему полу поведения необходимо сконцентрироваться на его проявлениях, надо выделить признаки своей половой роли, отделить их от особенностей полоролевого поведения противоположного пола. Соответственно, все присущие противоположному полу признаки и сам другой пол как носитель этих признаков отталкиваются. Возникает стадия половой сегрегации, когда мальчики и девочки разделены по половому признаку и их отношения антагонистичны (этап межполовой агрессии, «война полов»). Контакты с представителями другого пола и даже возникающий к противоположному полу интерес выражаются в антагонистической манере, например в форме «агрессивного ухаживания» (дернуть за косу, выбить портфель, толкнуть, обозвать и пр.). В дальнейшем половая сегрегация заканчивается конвергенцией полов, но сходятся уже не просто дети, а хотя еще и не взрослые, но уже мужчины и женщины, освоившие соответствующие половые роли и стереотипы маскулинности/фемининности[6].

Освоение гендерной роли требует наличия образцов данной роли и данного гендерного поведения, которым можно подражать. Мальчики, растущие без отцов и позитивного примера взрослых мужчин, чаще других оказываются под влиянием специфических — брутальных — образцов мужественности. Это происходит в результате воспитания в гомосоциаль- ных подростковых средах, где складывается вульгаризированное представление о мужском поведении как агрессивном, грубом, резком, жестоком и антагонистически противоположном женскому. Однако моделью для подражания могут быть не только родители. Идеалы своего пола воплощают соответствующие кумиры, образы которых транслируют СМИ.

Дальнейшее развитие гендерной идентичности продолжается в подростковом возрасте и связано с переосмыслением себя как субъекта и объекта сексуальности (переживания, связанные с сексуально-эротической сферой). Д. Д. Исаев подчеркивает, что о «достигнутой» (зрелой) гендерной идентичности можно говорить лишь когда индивид в значительной степени внутренне дистанцировался от ролевых моделей, рассматривает их не как свою сущность, а как социальную данность, как «правила игры», которые личность должна соблюдать для того, чтобы быть хорошо адаптированной, понятой и принятой в процессе межличностного взаимодействия[7].

Понимание собственных сексуальных предпочтений особенно отчетливо происходит в подростковом возрасте. Половое созревание определяет не только наиболее интенсивные изменения в теле, но и в самосознании, и в социальном статусе личности. Молодые люди должны заново переосмыслить свою Я-концепцию в свете новых ощущений, впечатлений, знаний о себе и новых ожиданий, оценок со стороны окружения и общества. Развитие вторичных половых признаков указывает самому подростку и его окружению на то, что детство закончилось. Окружающие люди начинают относиться к юноше и девушке иначе, чем прежде, приписывая ему или ей сексуальные возможности, наличие сексуального опыта и сексуальных интересов.

Результаты опроса российских студентов и учащихся колледжей показали, что около 11% молодых людей осознали свою сексуальную потребность, стали выделять ее из ряда других телесных потребностей в возрасте 10—12 лет, 62% — в возрасте 13—15 лет, остальные — к 16—18 годам[8]. Молодые люди все чаще видят эротические сны, придаются эротическим фантазиям. Новое самоощущение, возникающее в связи с сексуальными переживаниями и сексуальными реакциями, стимулирует интерес подростков к информации сексуального характера. Наиболее доступный способ удовлетворения этого интереса предлагает Интернет. Информационное пространство современного общества пронизано эротическими образами, но качественной и соответствующей запросу подростков информации СМИ не предоставляют. При этом исследователи отмечают существенное снижение за последнее десятилетие возраста первого ознакомления с порнопродукцией в среднем до 11—12 лет[9].

Анализируя особенности сексуальной социализации юношей и девушек, важно отметить, что в современном обществе нет ничего, что полностью соответствовало бы обрядам перехода девочек и мальчиков в мир взрослых мужчин и женщин. Современная культура сфокусирована на гендерно нейтральных вехах взросления: получении паспорта, окончании школы, поступлении в вуз или на работу. Подростки вынуждены создавать собственные ритуалы инициации. Самым заметным из них является сексуальный дебют[10].

Многие подростки вступают в сексуальные связи из любопытства, чтобы почувствовать себя более взрослыми, подчиняясь требованиям референтной группы сверстников, уступая «натиску» более старшего партнера и т.п. Наряду с этим в определенных субкультурах среди подростков распространены такие искаженные представления, как возможность вступления в половые отношения с совершенно незнакомым человеком; снятие морального табу относительно возможной близости за деньги[11].

Способность к близким парным отношениям формируется на основе опыта детско-родительских привязанностей в раннем детстве и опыта общения со сверстниками в подростковом возрасте.

В семье закладываются основы как нравственного, так и чувственного компонентов личности, определяющих отношение к себе, своему телу, эмоциональной экспрессии. В процессе общения с близкими ребенок приобретает первый когнитивно-эмоциональный опыт, формирующий его способность в будущем к самораскрытию и пониманию других людей. Доверительные отношения с родителями, особенно с матерью, общая эмоциональная раскованность и открытость семейных отношений, терпимое, светское отношение родителей к телу и наготе, отсутствие жестких вербальных запретов, готовность родителей откровенно обсуждать с детьми волнующие их деликатные проблемы — все эти факторы облегчают ребенку формирование здорового отношения к сексуальности.

В литературе, посвященной проблеме психологической близости, описываются разные ее виды: эмоциональная — чувство близости; социальная — общие друзья и социальные сети; сексуальная — выражение нежности или сексуальная активность; рекреационная — общие интересы и хобби и интеллектуальная — общность идей[12]. Общение со сверстниками становится особенно значимым фактором формирования навыков сближения и сохранения независимости во всех направлениях взаимодействия с другими.

Социальные отношения со сверстниками другого пола тренируют коммуникативные способности и навыки эмоционального сближения, необходимые для создания и поддержания сексуальных отношений. Однако не все подростки готовы к переживанию эмоциональной близости, которая сопряжена с раскрытием важных аспектов своего «Я», сообщением информации о своих чувствах и мыслях. Это требует доверия, симпатии к партнеру и готовности к увеличению близости в отношениях.

Г. Ныофелд и Г. Матэ считают, что в современном мире у родителей и детей мало времени для общения, из-за чего чувство близости больше выражено по отношению к сверстникам. Стремясь к тесной связи с ровесниками, подростки могут устанавливать ее скорее через секс, чем через общение. Секс — это готовое средство для утоления примитивной жажды привязанности. Сексуальный контакт — это мощный связующий элемент, укрепляющий межличностные связи, вызывающий чувство единения и слияния. Секс объединяет людей, вызывая в их мозге сильнейшие эмоции привязанности. Не важно, насколько продолжительным и поверхностным был сексуальный контакт, он выделяет связанную им пару из ряда других людей[13].

Сексуальный контакт объединяет своих участников, даже если они не осознают этого, не готовы к этому и не хотят этого. Расставание не может пройти бесследно. Переживаемые расставания и чувство отверженности, если они следуют за сильной привязанностью, основанной на сексе, могут создать такую уязвимость, которую очень сложно пережить. Такие испытания могут повлечь за собой психологические травмы и эмоциональную ожесточенность. Поэтому неудивительно, что чем более активную половую жизнь ведут подростки, тем больше они ожесточаются эмоционально[14].

Таким образом, семья выступает не только транслятором сексуальной культуры общества, но и определяет формирование способности эффективно взаимодействовать с людьми противоположного пола, создавать и поддерживать близкие доверительные отношения. Опыт межличностного взаимодействия в семье является одним из самых значимых факторов, предопределяющих сексуальные установки и характер взаимодействия с сексуальными партнерами.

Процесс сексуальной социализации волнует любое общество. Для передачи от поколения к поколению приемлемых для данного общества сексуальных норм, ценностей, поведенческих моделей создаются обряды, ритуалы и (или) специально разработанные образовательные программы.

Процесс сексуальной социализации детей и молодежи предполагает обеспечение их знаниями, навыками и позитивными ценностными установками. Это дает возможность молодежи делать ответственный выбор относительно своей сексуальности и взаимоотношений на разных стадиях развития, иметь безопасные и приносящие удовлетворение отношения и нести ответственность за сексуальное здоровье и благополучие как самих себя, так и других.

Половое воспитание и сексуальное просвещение не должны быть случайными мероприятиями типа бесед или лекций. Это должно происходить постоянно, последовательно и систематически, с изменением содержания и формы соответственно развитию детей. При этом не следует выделять из программы школы определенные темы или организовывать специальные занятия по половому воспитанию, так как это придает тематике нежелательную привлекательность. Растворение же вопросов пола в других темах уравнивает их с другим материалом и уменьшает нежелательную аффектацию восприятия. Этой же цели служит и манера обсуждения сексуальности как естественного проявления человеческой природы[15].

Сексуальное становление личности предполагает интеграцию гендерных норм и ценностных ориентаций, связанных с разнообразными сексуальными реакциями человеческого организма. Социальное выражение сексуальности — кто, с кем, как, где, когда и почему — определяется культурой и очень отличается в разных странах на разных этапах исторического развития. Сексуальность становится такой, какой мы ее делаем. Общество создает ориентиры приемлемой сексуальности, а институты и агенты социализации транслируют эти нормы и ценности подрастающему поколению.

  • [1] См.: Bancroft J. The impact of sociocultural influences on adolescent sexual development:Further considerations // Adolescence and puberty / cd. by J. Bancroft & J. M. Reinisch. N. Y. :Oxford University Press, 1990. P. 207—216.
  • [2] Цит. по: Келли Г. Основы современной сексологии. СПб.: Питер, 2000. С. 229.
  • [3] См.: Исаев Д. И., Кашн В. Е. Психогигиена пола у детей: Руководство для врачей. М.,1986.
  • [4] См.: Баркова С. М. Отношение к детской сексуальности у мужчин и женщин в периодранней взрослости : автореферат дис.... канд. психол. наук. СПб., 2016.
  • [5] Николасы Дж., Николасы Л. Э. Предотвращение гомосексуальности: Руководство дляродителей / под ред. В. С. Стрелова. М.: Независимая фирма «Класс», 2008.
  • [6] Екимов М. В. Концепция сенсорных аспектов психосексуального развития : учеб, пособие. СПб.: Изд-во СЗГМУ им. И. И. Мечникова, 2016.
  • [7] Исаев Д. Д. Системный подход к проблеме гендерной идентичности // Педиатр. 2012.№ 4. С. 37-40.
  • [8] URL: http://mprj.ru/archiv_global/2013_l_18/nomer/nomerl2.php (дата обращения:27.12.2016).
  • [9] Сидоров II. И., Дерягин Г. Б. Сексуальное поведение и насилие. М.: МЕДпресс-информ,2007.
  • [10] Иоффе Е. В. Роль факторов сексуальной социализации в формировании сексуальныхсценариев подростков // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение,практика : электрон, науч. жури. 2016. № 1 (11) [Электронный ресурс]. URL: http://medpsv.ru/climp (дата обращения: 01.06.2016).
  • [11] Алексеев Б. Е., Доморацкий В. А. Психосексуальное развитие и его вариации // Ювенильная сексология: руководство для специалистов молодежных клиник. Минск : В.И.З.А.ГРУПП, 2009. С. 135.
  • [12] Казанцева Т. В. Исследование психологической близости в теории привязанности //Вестник Санкт-Петербургского университета. 2010. Сер. 12. № 4. С. 94—98.
  • [13] См.: Ньюфелд Г, Матэ Г. Не упускайте своих детей. 2-е изд., испр. М.: Ресурс, 2012.
  • [14] Нъюфелд Г.у Матэ Г. Не упускайте своих детей. С. 94—98.
  • [15] Кон И. С. Психосексуальное развитие и половая социализация // Семейная психотерапия при нервных и психических заболеваниях / под ред. В. К. Мягер, Р. А. Заченицкого.Л.: Медицина, 1978. С. 113-122.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>