Полная версия

Главная arrow Культурология arrow ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ КУЛЬТУРЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Общая характеристика своеобразия средневековой культуры и культурности

Итак, средневековая культура проявилась в обработке, оформлении, облагораживании и природы (окружающей человека среды), и самого человека. Природа оформлялась и в крестьянском труде (природопользовании), и в труде ремесленном, создававшем своеобразную эстетику быта, в строительстве храмов, замков (и иных сооружений), насыщении их произведениями искусства.

«Обработка» человека касалась и его внешности, и поведения, и духовного мира. Разнообразие одеяний, причесок, украшений, развитие к концу Средневековья личной гигиены, — все это и многое другое было моментами и цивилизующими, и окультуривающими жизнь. И тем не менее, не это дает представление о своеобразии культуры.

Для собственно культуры (высшего уровня) характерным стало то, что доминантной ценностью жизни стал христианский Бог (вера в него), и в то же время высокой ценностью мог оказываться сам верующий человек.

Действительно, культурный человек эпохи Средневековья должен был быть, во-первых, христианином, и быть им неформально. Следовательно, он должен был по-христиански относиться к окружающему Божьему миру и особенно к людям (даже если они не были христианами) и жить по-христиански добродетельно.

Во-вторых, независимо от того, к какому социальному слою он принадлежал, ему должно было быть свойственно рыцарское отношение к миру (реализующее рыцарский идеал), отношение Христова воина, мужественного защитника сирых и слабых, галантного кавалера, умеющего проявить чувства любви и сострадания. При этом речь не идет о святости, об аскезе (хотя и это могло быть), как о скучной добродетели или о рациональной мужественности. Напротив, проявления и страстного аскетизма, и буйства чувств могли быть яркими, переходящими грань допустимого, грань разумного (это не «мера», как у древних греков). Но нарушения христианских заповедей, рыцарских норм отношений вызывали столь же яркое искреннее раскаяние, сильные мучения совести.

В-третьих, в культурном средневековом человеке должен был жить и художник, поэт; пусть только в восприятии эстетических и художественных явлений. Ему должно было быть свойственно умение оценить красоту природы, поступка человека, художественную привлекательность ремесленных творений, архитектурное изящество, поэтичность литературных произведений. И чтобы последнее стало возможным, он должен был знать языки. И не только латынь (что для культурного человека Средних веков стало, в конце концов, обязательным), но и языки искусств.

Разумеется, такой идеал не мог воплощаться в конкретных людях целиком и полностью. Как и обычно, культура в Средние века в большей мере могла реализоваться на ее специализированном уровне — в самопроявлении человека, реализации его способностей в «ролях» рыцаря, священника, монаха, ремесленника и т.д.

Подавляющее же большинство населения средневековой Европы достигало лишь низшего уровня культуры в стремлении выжить, обрести устойчивость, относительный покой в жизни, гарантию хотя бы минимального вещного и душевного благополучия. Для массы средневековых людей было характерным то, что житейские чувственные радости были чрезвычайно остры и ярки на фоне общего безрадостного существования. Поэтому особенно ценились и разные околокуль- турные развлекательные формы бытия: празднества, пиры, процессии, зрелища, иногда весьма сомнительные в нравственном отношении развлечения.

В сравнении с более ранними историческими этапами, Средневековье создало и новые ценности культуры, и возможности для дальнейшего роста духовного богатства. Хотя в эту же эпоху уничтожались ценности античной культуры и были порождены чудовищные антикультурные явления, подготовлено многое из того, что позже стало «работать» против культуры в Европе и за ее пределами.

Эпоха Возрождения продолжила и то и другое, став воистину переходной от Средневековья к Новому времени.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>