Содружество независимых государств (СНГ).

В отличие от других регионов мира на пространстве государств, возникших на территории бывшего СССР, специальный международно-правовой механизм противодействия коррупции только формируется.

Работа на уровне СНГ осуществляется в рамках имеющихся договоров по вопросам борьбы с преступностью в целом. Специальное же соглашение о сотрудничество в борьбе с коррупцией пока не принято. Действуют лишь модельные законы, принятые Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ: «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем» от 8 декабря 1998 г.; «О борьбе с коррупцией» от 3 апреля 1999 г.; «Основы законодательства об ангикоррупционной политике» от 15 ноября 2003 г.; «О противодействии коррупции» от 25 ноября 2008 г. Свою организующую роль играют Рекомендации международной конференции «О законодательном опыте противодействия коррупции», состоявшейся под эгидой Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ в Санкт-Петербурге 19 февраля 2010 г. В указанных документах закреплено понятие коррупции, сформулированы принципы противодействия коррупции, проанализированы основные формы ответственности за коррупционные правонарушения и их эффективность, обозначены методы и ресурсы оказания информационной и правовой помощи по расследуемым коррупционным делам.

Немало делается по линии совета глав государств СНГ, совета председателей правительств, совета министров иностранных дел, Исполнительного комитета, двух- и многосторонних отношений правоохранительных органов (прокуратур, органов внутренних дел, следственных комитетов, спецслужб, контрольно-счетных органов). Широко практикуется обмен опытом и информацией.

Вне внимания российского государственного руководства не остались и другие формы интеграции антикоррупционных усилий. Российская Федерация заключила десятки двух- и многосторонних соглашений по поводу противодействия коррупции и международной организованной преступности, вступила в Международную комиссию по борьбе с отмыванием денег (ФАТФ), включающая сорок рекомендаций по борьбе с финансовыми злоупотреблениями и обеспечению неподкупности сотрудников органов юстиции. Сейчас решается вопрос о вхождении в международную, инициируемую Китаем, антикоррупционную сеть ACT-NET.

Свою позитивную роль играет созданная Правительством РФ постоянно действующая делегация России для участия в международных мероприятиях, проводимых иод эгидой Конвенции ООН против коррупции. Значимое место в этой системе занимает учрежденный по инициативе МИД России при Генпрокуратуре РФ Национальный контактный пункт по обеспечению международного сотрудничества в сфере выявления, арестов, конфискации и возращения в Россию активов, полученных коррупционным путем.

Как видим, в сфере международного сотрудничества и правового обеспечения противодействия коррупции делается немало. В мире сложилось достаточно действенное антикоррупционное законодательство, приняты необходимые конвенции, разработаны стратегии, планы и программы, внедряются в практику современные регламенты и процедуры. На основе международных договоренностей устанавливаются рабочие контакты между национальными компетентными органами, прежде всего ООН, ГРЕКО, ОСЭР, Совета Европы, ОБСЕ, ПАСЕ, СНГ, БРИГС, Таможенного союза. Россия — один из самых активных участников всех представленных международных структур.

Тем не менее реальное объединение усилий различных государств, в том числе Российской Федерации, по борьбе с коррупцией пока недостаточно и не всегда эффективно. Многое из узаконенного на международном уровне, в том числе профилактического плана, в реальной жизни оказывается малоэффективным. В результате коррупция, как глобальная «социальная чума», по выражению Генерального Секретаря ООН К. Аннана, не только не теряет свои позиции, а наоборот, усиливает свое давление. Объемы мирового коррупционного рынка поетоянно растут и уже превысили 1 трлн долл.[1] На европейском континенте коррупция ежегодно наносит ущерб на 120 млрд евро, подрывает доверие граждан к демократическим институтам власти, наносит ощутимые удары по национальным экономикам и лишает государства крупных налоговых поступлений. Предпринимаемых же усилий по противодействию коррупции пока недостаточно.

Свое международное антикоррупционное сотрудничество Российская Федерация осуществляет в конституционных пределах российского законодательства на основе принципов верховенства права, эффективности, прозрачности, партнерских отношений, взаимного уважения и ответственности[2]. Цели хорошо известны: установление лиц подозреваемых (обвиняемых) в совершении коррупционных преступлений, их местонахождения, а также местонахождения других лиц, причастных к коррупционным преступлениям; выявление имущества, полученного в результате совершения коррупционных правонарушений или служащего средством их совершения; предоставление предметов или образцов для проведения исследований и экспертиз; обмен информацией; координация деятельности по профилактике коррупции.

Формы сотрудничества — совместные антикоррупционные программы, согласование универсальных антикоррупционных стандартов, создание международных групп независимых экспертов, осуществление инициативного контроля и самоконтроль реализации согласованных мероприятий. На МИД России возложена обязанность: а) обеспечивать участие страны в международных антикоррупционных мероприятиях; б) осуществлять организационно-техническое и информационное обеспечение деятельности делегаций Российской Федерации, участвующих в антикоррупционных мероприятиях за рубежом; в) организовывать регулярное информирование международных организаций, занимающихся вопросами противодействия коррупции. МИД отдает себе отчет и в том, что резервы дальнейшего развития такого сотрудничества есть, и они достаточно обширны. В том числе с точки зрения конституционных возможностей имплементации международных стандартов и опыта зарубежных государств в конкретную практику противодействия коррупции в Российской Федерации.

К числу наиболее важных мер предупреждения, пресечения и искоренения причин коррупции, как свидетельствует зарубежный опыт, можно отнести:

  • — формирование высокоэффективной правовой стратегии и гибкого антикоррупционного законодательства, которые рассматривают антикоррупционную составляющую государственной политики в качестве краеугольного камня поступательного развития страны;
  • — создание хорошо отлаженной максимально независимой системы государственных органов, организаций и спецструктур, способных на высоком профессиональном уровне обеспечить качественное претворение в жизнь принятых антикоррупционных решений;
  • — демократизация управленческих процессов, повышение уровня его прозрачности; улучшение контроля и отчетности; ограничение свободы действия недобросовестных работников; уменьшение монополизма власти. Здесь, как нигде, необходимо гибкое сочетание превентивно-предупредительных, карательно-репрессивных и смешанных мер антикоррупционного воздействия;
  • — создание институционального механизма решения кадровых вопросов, исключающего возможность преследования руководителями узких политических, а тем более частных меркантильных интересов. Важнейшим средством противодействия коррупции могут стать периодические реорганизации и кадровые чистки руководящей среды государственного управления, внедрение специального кодекса антикоррупционной этики;
  • — повышение профессионализма служащих, обеспечение максимально строгой регламентации их прав и обязанностей, придание государственной и муниципальной службе большей прозрачности и открытости. Цель этого состоит в том, чтобы служащий не делал ничего такого, что могло бы вызвать у граждан подозрение в его корыстной заинтересованности;
  • — оптимизация материального стимулирования и социальной защиты государственных и муниципальных служащих — зарплата должна быть достаточно высокой, чтобы обесценить доходы от взяток и откатов;
  • — заключение пактов добропорядочности, внедрение кодексов служебной этики, в которых нормативно должны быть закреплены основные стандарты и требования к поведению каждого, кто находится на службе и после отставки со службы, меры по предотвращению конфликта интересов;
  • — внедрение современных информационных и коммуникационных технологий противодействия коррупции.

Многое из зарубежного опыта может быть достаточно легко адаптировано к современным российским условиям, учтено при реализации национальной антикоррупционной стратегии, особенно в части: развития правовых основ противодействия коррупции; активизации институтов гражданского общества в противодействии коррупции; выявления корруп- циогенных факторов, препятствующих созданию благоприятных условий для привлечения инвестиций; оптимизации условий, процедур и механизмов государственных и муниципальных закупок; повышения значимости комиссий по соблюдению требований к служебному поведению и урегулирования конфликта интересов; перехода от составления карт коррупции к управлению коррупционными рисками; разработки гибких форм мониторинга коррупционных правонарушений в целях своевременного принятия мер координирующего и стимулирующего воздействий; повышения качества профессиональной подготовки специалистов в сфере предупреждения, предотвращения и непосредственного противодействия коррупционным

проявлениям; более полной реализации принципа открытости информации о фактах коррупции, особенно элитного уровня.

  • [1] Андрианов В. Д. Коррупция как глобальная проблема. История и современность : монография. М.: Экономика, 2011. С. 81.
  • [2] Концепция внешней политики Российской Федерации. Утверждена Президентом Российской Федерации 12 июля 2008 г. № Пр-1440; Указ Президента Российской Федерацииот б сентября 2008 г. № 1315 «О некоторых вопросах государственного управления в области международного сотрудничества».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >