Динамика развития стресса.

Г. Селье выделяет три стадии (фазы) в развитии стресса (рис. 7.4):

  • 1) стадия тревожности. На данной стадии под воздействием психотравмирующих факторов у субъекта возникает состояние беспокойства, тревоги, постепенно начинают перестраиваться физиологические функции организма, что проявляется в изменении частоты дыхания, пульса, повышении артериального давления и т.д. Какое-то время человек может испытывать нарастающее состояние оглушенности, у него может несколько снижаться сопротивляемость организма, происходить сужение поля сознания, нарушаться устойчивость внимания. Но постепенно, с переходом во вторую стадию, начинается мобилизация его внутренних адаптационных ресурсов, защитных сил, раскрываются дополнительные резервы психики, активизируются психические познавательные процессы (восприятие, память, мышление и др.). За счет этого до известных пределов повышаются поисковая, творческая активность субъекта, эффективность его деятельности в целом;
  • 2) стадия сопротивления. На данной стадии организм человека, его психика перестраиваются, приспосабливаются, адаптируются к новым, усложненным условиям, расходуя внутренние ресурсы. Активизируются мыслительные процессы, познавательная деятельность. Однако с течением времени после относительной стабилизации в результате продолжающегося воздействия экстремальной ситуации наступает ослабление сопротивляемости организма, снижаются качество мышления, уровень работоспособности, начинается спад, переход к заключительной стадии развития стресса;
  • 3) стадия истощения. По словам Г. Селье, заключительная стадия характеризуется истощением «адаптационной энергии», приводящей к дезорганизации деятельности, нервно-эмоциональному срыву и может даже закончиться летальным исходом[1].
Динамика развития стресса (по Г. Селье)

Рис. 7.4. Динамика развития стресса (по Г. Селье)

Признаками, свидетельствующими о переходе стресса в завершающую стадию развития, являются: постепенное ослабление физической, волевой активности человека; ухудшение, провалы памяти; уменьшение объема внимания; сужение, ошибки восприятия; затруднения в осмыслении, понимании ситуации; замедление темпа мыслительной деятельности; нарушение процесса целеполагания, частичная утрата сложных интеллектуальных навыков, когнитивных, прогностических способностей; заторможенность при принятии решений и в то же время неадекватные реакции на изменения ситуации, иногда парадоксальным образом сочетающиеся с неоправданной спешкой, суетливостью вплоть до полного срыва целенаправленной деятельности с утратой должного самоконтроля, способности в полной мере руководить своими действиями. В этот период субъект может испытывать беспричинные раздражение, беспокойство, усталость, страх. У него нарушается сон, наблюдается потеря аппетита, появляются головные боли, возникают различного рода функциональные психосоматические расстройства, неврозы[2]. При этом в поведении субъекта могут отмечаться такие психические явления, как повышенная обидчивость, вспыльчивость, импульсивные реакции, неадекватные представления об отрицательном к нему отношении окружающих, сниженный самоконтроль, «уход в себя», нарушение связей с реальными условиями вплоть до полной дезорганизации поведения, социального функционирования.

Особенно негативно стресс на данной стадии развития проявляется в системе «человек — машина» (рис. 7.5). Объясняется это прежде всего тем (разумеется, с учетом психофизиологических качеств водителя), что в подобных ситуациях «происходит разрыв между требованиями, предъявляемыми к оператору в условиях НТР, и психофизиологическими свойствами человека, которые могут оказаться недостаточными для адекватных действий в экстремальной ситуации»[3].

Человеческий фактор в действии... Могло быть и хуже... Не стоит ли теперь с учетом своих «психофизиологических качеств» прекратить использовать личный транспорт и перейти на общественный?

Рис. 7.5. Человеческий фактор в действии... Могло быть и хуже... Не стоит ли теперь с учетом своих «психофизиологических качеств» прекратить использовать личный транспорт и перейти на общественный?

(рисунок X. Бидструпа)

На отрицательный эффект воздействия стресса в виде его крайнего разрушительного варианта, обозначенного Селье как дистресс, необходимо обращать внимание при расследовании правонарушений, совершенных субъектом в экстремальных ситуациях, когда налицо признаки, свидетельствующие о несоответствии его психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (см. ч. 2 ст. 28 УК). Такого рода перегрузкам сопутствуют «усталость, физическое и психическое перенапряжение в результате тяжелой физической работы, длительной интеллектуальной напряженности, бессонных ночей»[4] и др., т.е. имеет место тяжелый, пролонгированный стресс (дистресс), без учета которого невозможно объективно оценить меру виновной ответственности человека-оператора. Более того, в ряде случаев «уголовно-правовым последствием “несоответствия” между психофизиологическими возможностями человека и требованиями должного поведения в сложной ситуации (в том числе в обстановке нервно-психических перегрузок), конечно, должно являться освобождение его от уголовной ответственности в силу невозможности им осознавать значение своих действий и руководить ими»[5] (см. ч. 2 ст. 28 УК).

  • [1] Селье Г. Стресс без дистресса. С. 35.
  • [2] См.: Психические расстройства и расстройства поведения (F43) // МКБ-10:Класс V.
  • [3] Ситковская О. Д. Психология уголовной ответственности. М., 1998. С. 185.
  • [4] Ситковская О. Д. Уголовный кодекс Российской Федерации: психологический комментарий. С. 54—55.
  • [5] Ситковская О. Д., Конышева Л. П., Коченов М. М. Указ. соч. С. 60.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >