Правовая регламентация профессиональной деятельности юриста.

Правоприменительная деятельность сотрудников государственно-правовых органов, занимающих различное должностное положение, довольно четко регламентирована. Отступление от служебных обязанностей, нарушение юристом должностных полномочий рассматривается как нарушение закона, свидетельствует о низком уровне его профессиональной компетентности. Указанное обстоятельство формирует установку строго придерживаться правовых норм, воздействующую на поведение, направленность личности юриста. Потребность соблюдать нравственные, правовые нормы является одной из ведущих, доминирующих среди прочих социально значимых потребностей, формирующих его правосознание. Все это предопределяет высокий уровень социализации личности юриста, нормативности его поведения, высочайшей ответственности перед обществом. Данное интегративное свойство рассматривается в качестве одного из главных факторов профессиональной пригодности юриста в целом ряде законодательных актов.

Особенно велика роль развитого правосознания, стремления юриста к соблюдению нравственных, правовых норм поведения в неожиданно складывающихся ситуациях, которые можно назвать ситуациями (факторами) профессионального риска. Остановимся кратко на некоторых из них:

а) ситуация коррупционного риска на службе при возникновении конфликта интересов. Под конфликтом интересов понимается ситуация, при которой личная (прямая или косвенная) заинтересованность юриста, занимающего должностное положение, влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им служебных обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью юриста и правами и законными интересами граждан, организаций, общества или государства, способное причинить вред правам и законным интересам последних. Под личной заинтересованностью понимается любая возможность получения юристом в силу исполнения им своих должностных (служебных) обязанностей доходов в виде денег, ценностей, иного имущества или

ззо услуг (прав) имущественного характера для себя или третьих лиц, что предполагает безусловную для него обязанность принимать меры, исключающие любую возможность возникновения конфликта интересов, и уведомлять соответствующие правоохранительные органы о фактах склонения его к совершению правонарушений коррупционного характера[1];

б) ситуация получения (приобретения) юристом каких-либо благ, назначений для себя и своих близких с отступлением от установленного порядка, когда эти блага предоставляются якобы «просто так», «из уважения», а на самом деле в целях налаживания неформальных отношений с юристом, занимающим какое-либо должностное положение. Вынужденной расплатой, требуемой от юриста за предоставленные ему услуги, могут стать советы, раскрывающие служебную тайну, отказ от объективного, непредвзятого подхода к разрешению того или иного вопроса (дела), принятие тех или иных решений в обход закона;

«Высокий уровень коррупции может обусловить то, что ключевые позиции в управлении социальными процессами в государстве займут криминальные и антинародные силы.

Продажность должностных лиц составляет сущность коррупции».

С М. Иншаков[2]

в) ситуация, провоцирующая взятку, — существуют различные способы передачи взятки, в том числе и в завуалированной форме. Передаче взятки может предшествовать своеобразная «словесная разведка» взяткодателя в виде выражения не соответствующей действиям юриста благодарности, многозначительных обещаний отблагодарить и т.д. Если подобные действия решительно не пресекаются должностным лицом, его поведение может быть истолковано как своего рода подтверждение того, что оно оценивает свои служебные действия как действительно заслуживающие особой «благодарности».

Единственный выход из подобных ситуаций — решительное поведение, пресекающее в самом зародыше мысль о возможности предложения взятки, немедленный вызов свидетелей, доклад руководителю правоохранительного органа о провокации или о самом факте покушения на передачу взятки. Надежным барьером может служить прием подобного рода посетителей в присутствии других сотрудников и коллег по работе;

  • г) ситуация посещения всевозможного рода мест отдыха, развлечений, а также заведений сомнительного характера, где легче всего оказаться жертвой провокации, быть вовлеченным в какой-либо конфликт, организованный в целях дискредитации юриста, тем более занимающего руководящее, ответственное служебное положение;
  • д) ситуации «случайного» знакомства в общественных местах (в гостинице, ресторане и т.п.), когда лица, заинтересованные в установлении неформальных отношений юристом, заранее разрабатывают сценарий такой «встречи»; подобная «случайность» заранее организуется лицами, заинтересованными установить неформальные отношения с юристом или попросту дискредитировать его;
  • е) ситуация проведения допроса свидетеля (потерпевшего), получения объяснений от иных лиц не в служебном кабинете, а на квартире, в номере гостиницы (кроме случаев, когда общение происходит в больнице в связи с болезнью допрашиваемого.

Необходимо помнить, что в подобных обстоятельствах также возможны провокационные действия со стороны допрашиваемого лица и его ближайшего окружения, направленные на дискредитацию следователя (дознавателя), попытки перевести отношения с ним на неформальный уровень и таким путем в последующем оказать на него давление или даже опорочить его;

ж) фактор риска, обусловленный обещаниями юриста, занимающего должностное положение, адвоката и т.п., относительно возможного благоприятного разрешения возникшего спорного вопроса, уголовного дела и др. Нередко подобным обещаниям заинтересованными лицами придается выгодная для себя интерпретация. Такие случаи используются ими при составлении всевозможных клеветнических жалоб в качестве подтверждения «злоупотреблений» по службе представителя правоохранительного органа, вымогательства с его стороны взятки, для распространения всяческих инсинуаций в отношении него.

  • [1] См. ч. 1 и 2 ст. 10 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции». Более подробно о психологических основах коррупции см.:Решетников М. М. Психология коррупции: утопия и антиутопия. СПб., 2008. В данномиздании рассматривается идея «психологической коррупции» как внеэкономическойсоставляющей готовности к коррупционному поведению.
  • [2] Иншаков С. М. Обеспечение судебной деятельности как направление профилактики коррупции // Предупреждение коррупции в системе уголовной юстиции : сб. М.,2003. С. 7.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >