Состав административного правонарушения

Квалификация административного правонарушения (проступка) предполагает наличие состава правонарушения - субъективных и объективных элементов, позволяющих установить наличие признаков противоправного деяния или их отсутствие. В последнем случае производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое подлежит прекращению (ст. 24.5 КоАП).

В структуру состава административного правонарушения входят следующие элементы:

  • o объект правонарушения - общественные отношения, на которые посягает деяние (виды правоохраняемых общественных отношений указаны в заголовках глав Особенной части КоАП: например, административное правонарушение посягает на общественные отношения в сферах охраны собственности (гл. 7), здоровья, санитарно-эпидемиологического благополучия населения и общественной нравственности (гл. 6), порядка управления (гл. 19), общественного порядка и общественной безопасности (гл. 20);
  • o объективная сторона правонарушения - конкретная разновидность противоправного деяния (действия или бездействия), наносящего вред или ущерб правам граждан или общегосударственным (публично-правовым) интересам, охраняемым КоАП (признаки объективной стороны проступка обычно указываются в диспозиции правовой нормы);
  • o субъект правонарушения - вменяемое физическое лицо, достигшее к моменту правонарушения 16-летнего возраста, а также юридическое лицо. КоАП установлены различия юрисдикционного статуса следующих физических лиц:
  • - несовершеннолетних граждан (ср. ч. 1, 2 ст. 2.3 КоАП);
  • - должностных лиц (ст. 2.4 КоАП);
  • - индивидуальных предпринимателей (прим. к ст. 2.4 КоАП);
  • - граждан (т.е. физических лиц, не наделенных правомочиями должностных лиц публичного или частного права, а также не осуществляющих предпринимательскую деятельность);
  • - физических лиц правоохранительной и военной службы (ср. ч. 1,2 ст. 2.5 КоАП). В зависимости от существа деликтного отношения на таких лиц распространяется иммунитет от административной ответственности либо они несут ответственность на общих основаниях;
  • - публичных должностных лиц, наделенных иммунитетом от административной ответственности (ч. 2 ст. 1.4 КоАП);
  • - иностранных физических лиц, подлежащих административной ответственности наряду с отечественными физическими лицами либо наделенных иммунитетом от административной юрисдикции (соответственно ч. 1 и ч. 3 ст. 2.6 КоАП).

Особый юрисдикционный статус указанных физических лиц означает применение к ним норм об административной ответственности в случаях и порядке, установленных КоАП. Несовершеннолетние граждане и лица, наделенные особыми публичными полномочиями, могут быть освобождены от административной ответственности с применением к ним иных мер публичного воздействия, а в отношении лиц, на которых распространяется иммунитет от административной юрисдикции, публичные санкции вообще не применяются.

Статус должностных лиц - субъектов административного правонарушения в общей форме определен ст. 2.4 КоАП. Как правило, федеральное законодательство устанавливает статус должностных лиц применительно к существу регулируемых отношений. В ст. 2.4 КоАП установлен статус должностных лиц - нарушителей, именно в этом контексте и следует воспринимать дефиницию, определенную примечанием к рассматриваемой статье, несмотря на наличие указания об универсальности определения должностного лица;

o субъективная сторона административного правонарушения характеризует психоэмоциональное отношение физического лица к деянию и предполагает выявление признаков вины в форме умысла или неосторожности. КоАП исключает объективное вменение - административную ответственность за невиновное причинение вреда.

Применительно к деянию юридического лица вина квалифицируется только при наличии объективных и субъективных критериев деяния.

Понятие правонарушения в федеральных законах существенно отличается от дефиниции административного правонарушения (проступка), определенной ч. 1 ст. 2.1 КоАП: прежде всего это касается кодифицированных актов, устанавливающих административные санкции либо предусматривающих применение административных наказаний согласно КоАП.

К лицу, совершившему бюджетное правонарушение (ст. 289- 306 БК), применяется административное наказание в виде штрафа, налагаемого в соответствии с КоАП, а также одной или нескольких дополнительных санкций, определенных ст. 282 БК. Нарушение бюджетного законодательства может повлечь за собой в зависимости от общественно опасных последствий деяния применение имущественных санкций, а также уголовного наказания: корреляция проступков и преступлений предусмотрена ст. 289, 293, 296, 303 БК.

Правом применения санкций согласно БК обладают руководители органов Федерального казначейства и их заместители, к их ведению, в частности, отнесено составление протоколов, являющихся основанием для наложения административных штрафов (п. 2 ст. 284). Наказания, налагаемые в соответствии с БК, исчисляются в размере сумм имущественных санкций, соразмерных причиненному ущербу.

К особенностям наказаний, применяемых за нарушение бюджетного законодательства, относится возможность одновременного применения имущественных и превентивных санкций в виде предупреждения о ненадлежащем исполнении бюджетного законодательства, а также, при наличии состава преступления, уголовных наказаний (см. ст. 296, 299, 300, 302 БК). Таким образом, в деяниях, предусмотренных указанными предписаниями БК, могут быть установлены признаки административных правонарушений, предусмотренных КоАП и БК, а также преступлений.

В гражданском праве критерий виновности учитывается не всегда. В основном это свойственно обязательственно-правовым отношениям: лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность и при отсутствии вины, если основания ответственности установлены федеральным законом или договором (ч. 1 п. 1 ст. 401 ГК). Юридические критерии гражданско-правовой ответственности могут быть установлены не только федеральным законом, принятым ad hoc (этот метод регламентации применяется главным образом в публичном законодательстве), но и договором, который в этом случае представляет особую разновидность правоустанавливающего акта.

В отличие от УК и КоАП квалификация виновности деяния при применении гражданско-правовых санкций может быть обусловлена ненадлежащим исполнением обязательства (п. 1 ст. 401 ГК). В отношениях, регулируемых гражданским законодательством, в некоторых случаях принимается во внимание вина обеих сторон правоотношения (п. 1 ст. 404 ГК).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >