Полная версия

Главная arrow Финансы arrow ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КРЕДИТНО-ФИНАНСОВЫХ ИНСТИТУТОВ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Рационалистическая денежная концепция

В рамках этой концепции денежные теории опираются на самые различные основания — полезность, свойства драгоценных металлов, взаимосвязь цен и количества денег в обращении, условность соглашения людей, рационалистические ожидания.

Практически одновременно с теорией Маркса, в последней четверти XIX в. появился вариант теории стоимости, предусматривающий в качестве концептуальной основы не объективные факторы (затраты труда), а полезный эффект от товара. Эта теория убывающей предельной полезности (авторы — У. Джевонс, К. Менгер, Г. Госсеи, У. Вальрас, О. Бём- Баверк, Ф. Визер) знаменовала этап «маржиналистской революции». В ее основе лежат субъективно-психологические предпочтения и ожидания, которыми потребители определяют стоимость товара и его цену, а деньги подтверждают эту субъективную оценку.

Широко также известны металлическая, номиналистическая и количественная теории денег. Металлическая теория денег возникла в Англии в период раннего капитализма XVI—XVII вв., ее основателем считается У. Стэффорд (1554—1612). Его взгляды в дальнейшем частично разделял классик политической экономии А. Смит, называвший деньги великим колесом обращения; он также сравнивал их с дорогой, содействующей доставке товаров на рынок.

Металлическая теория гласит, что покупательная способность денежной единицы определяется металлом, из которого сделана монета, а банкноты деньгами не признаются. В основе теории раннего металлизма лежит уверенность в высокой внутренней стоимости драгоценных металлов, отождествляемых с богатством и выполняющих функции денег. Инфляция при размене банкнот на золото, но мнению сторонников теории, исключена. Неометаллисты и сейчас считают, что панацеей от инфляции является возврат к золотомонетному стандарту.

Номиналистическую теорию денег предложили английские экономисты Дж. Беркли (1685—1753) и Дж. Стюарт (1712—1780). В основе раннего номинализма лежат два постулата. Первый: стоимость денег и их покупательная способность определяются номиналом. Товарная природа денег полностью отрицается. Второй: деньги создаются государством, поэтому часто наивных номиналистов называют государственниками. В Англии в конце XVII в. Н. Барбон утверждал, что деньги — это творение государства, созданное законом. В России ученый И. Т. Посошков (1652—1726) уверял, что царь может вольно устанавливать ценность монет независимо от их металлического содержания. П. Л. Буагильбер и Ф. Кенэ во Франции считали, что силой государственной воли простой листок бумаги может выполнять функции денег. Г. Кнапп (1842—1926) в работе «Государственная теория денег» утверждал, что деньги — это продукт правопорядка.

Наиболее проработанной и более глубокой является количественная теория денег, популярная до сих пор. Положения ранней количественной теории были сформулированы французским экономистом Ж. Боденом (1530—1596) и развиты Ш. Монтескье, Д. Юмом еще в XVII—XVIII вв. Эту теорию поддерживали также Дж. С. Милль, Д. Рикардо (конец XVIII — начало XIX в.), а серьезно модернизировал И. Фишер (1867—1947).

В количественной теории ценность денег (их покупательная способность) и уровень цен определяются количеством денег в обращении. Мысль не нова; римский патриций Юлий Павел приблизительно в 200 г. н.э. высказал положение, что ценность денег зависит от их количества. Сторонники ранней количественной теории считали, что цены зависят от массы денег, изменяются пропорционально их количеству, «пока в конечном счете цены всех товаров не вырастут в такой же пропорции, что и количество металлических денег». Д. Юм писал: «...при излишке денег требуется большее их количество для представления товаров»[1]. Эти доказательства основывались на фактах «революции денег» в Европе в XVI—XVII вв. — существенном притоке благородных металлов из Америки и последующем росте цен.

Теория рассматривала деньги только как средство обращения, не учитывала структуру денежной массы, наличие банковских депозитов как источников инвестиционных ресурсов. Игнорировалась роль тезаврации как стихийного регулятора металлического обращения. Не рассматривались и другие переменные, детерминирующие покупательную силу денег.

Современная, или поздняя количественная, теория представлена трудами И. Фишера, Г. Касселя, Б. Хансена, М. Фридмена. И. Фишер в глубоком и развернутом исследовании «Покупательная сила денег, ее определение и отношение к кредиту, процентам и кризисам» (1911) во главу угла поставил покупательную силу денег. Он формализовал четкую и логичную зависимость между денежной массой и уровнем товарных цен, выведя знаменитое уравнение обмена.

Но и модернизированная теория не была совершенной. Чаще всего денежная масса росла быстрее, чем цены. Это подтверждается современной статистикой, в том числе и российской. Пассивность цен, следующих в теории Фишера за динамикой денежной массы, не всегда подтверждается в реальности: при монополистическом ценообразовании, напротив, рост цен приводит к расширению денежного оборота.

Поздняя количественная теория учла разнообразие факторов, определяющих покупательную способность денег, в том числе переход от обращения металлических денег к бумажному обращению и кредитным деньгам. Так, усилиями экономистов чикагской школы (М. Фридмен, К. Бруннер, А. Мельтцср и другие) появился монетаризм, или «трансакционный вариант» количественной теории. В известных трудах М. Фридмена «Очерки позитивной экономики» (1953), «Количественная теория денег: новая формулировка» (1956), «Капитализм и свобода» (1962) количество денег в обращении возводится в ранг главного макроэкономического фактора, определяющего рост производства и национального продукта.

Нобелевский лауреат П. Самуэльсон так говорил о монетаризме: «Монетаризм предполагает, что первоначальной детерминантой макроэкономического совокупного спроса — вне зависимости от того, представлен ли он безработицей или инфляцией, — являются деньги, Ml, М2 или их изменение». Как говорил П. Самуэльсон, для монетаристов главное — это темпы возрастания денежной массы для роста совокупного спроса, а все остальное — это «шумы и помехи». Сами деньги М. Фридмен определял как «временное вместилище покупательной силы».

Второй, помимо монетаризма, концепцией в поздней количественной теории является неоклассическое направление в виде кембриджского варианта, разработанного английскими экономистами А. Маршаллом, Д. Робертсоном, А. Пигу, Д. Патинкиным. Главным в этой концепции становится не предложение денег, как у И. Фишера, а спрос на них; при этом придается большое значение функции накопления. Д. Патинкин сформулировал это как концепцию «кассовых остатков, или резервов», т.е. изъятия денег из обращения и накопления их у экономических агентов в наличной форме и на текущих счетах.

Противоположной монетаризму выступала кейнсианская денежная теория, отводящая деньгам второстепенную роль в экономике. Ранее ортодоксальное кейнсианство рассматривало деньги как всего лишь как счетную единицу, «прокламируемое государством законное платежное средство для выполнения денежных обязательств»[2]. Позже в рамках доктрины Дж. М. Кейнса была сформулирована идея денежной экономики (monetary economy) как системы, основанной на форвардных контрактах. Преодолев слабости классической школы, рассматривавшей деньги исключительно как счетную единицу и удобное средство обмена, Кейнс, а также посткейнсианцы (X. Мински, П. Дэвидсон, В. Чик, Ф. Эрестис, Л. Рэй) рассматривали деньги как средство фиксации контрактных обязательств и средство их выполнения: это «то, чем выплачиваются долговые и ценовые контракты и в чем удерживается запас общей покупательной способности»[3].

В кейнсианской теории большое значение придается мотивации экономических агентов, названной предпочтением ликвидности (спроса на деньги). Дж. М. Кейнс в труде «Общая теория занятости, процента и денег» отмечал: «Важность денег в основном как раз и вытекает из того, что они являются связующим звеном между прошлым и будущим». В дальнейшем неоклассики Р. Лукас, Т. Сарджент, Н. Уоллес разработали теорию рациональных ожиданий.

В целом, долгое время ведущей научной теорией оставалась марксистская теория стоимости, а остальные считались не в полной мере научными, аутентичными, достоверными, подлинными. В настоящее время другие денежные теории, рожденные высокими авторитетами научной мысли, имеют своих адептов и никоим образом не считаются маргинальными. Они имеют право на существование хотя бы потому, что на многие вопросы марксистская теория не отвечает. Точнее сказать, для своего времени она воплощала логичную и стройную концепцию, предполагавшую наличие денег, разменных на золото, или полноценных денег. Но со времен Маркса и его последователей многое изменилось в самой экономической реальности, опосредуемой деньгами. Это связано с эволюцией ключевых активов.

При капитализме свободной конкуренции в орбиту рынка, помимо продуктов, включились земля, капитал, труд. А функции денег, помимо золота и серебра, стали выполнять кредитные деньги (векселя, банкноты, депозиты), не имеющие самостоятельной стоимости. Далее сами деньги стали специфическим ключевым товаром; сформировались денежные рынки, на которых деньги ссужаются на короткие и ультракороткие сроки. В современной экономике спектр ключевых активов еще более расширился, а функции денег частично (в суррогатном виде) перешли к финансовым активам в виде ценных бумаг (например, векселей). Появились гак называемые денежные субституты, суррогаты, электронные деньги, предоплаченные финансовые продукты, финансовые производные инструменты, цифровые валюты и иные активы, имеющие свойства денег и выполняющие те или иные денежные функции. Более того, эти активы живут самостоятельной жизнью, по своей внутренней логике, часто провоцируя негативные явления, вплоть до финансовых кризисов. Примером является современный гипертрофированный но объему рынок финансовых деривативов. Движение денег окончательно приобрело самостоятельное значение, «отвязавшись» от движения товаров.

А возможен ли сейчас бартер (от англ, barter — товарообмен) — обмен без использования денег как посредников? В давние времена, на этапе неразвитости товарного производства и обмена, существовал чистый бартер, означающий единичные товарообменные трансакции. Он имел узкие рамки, имел спонтанный, размытый характер, исключал устойчивость, унификацию. Более регулярный бартер (торговый, или организованный) частично преодолевал эти недостатки, но также не имел перспектив. Эпоха бартера как всеобщего безденежного обмена товарами и услугами с развитием и совершенствованием производства и обмена неизбежно завершилась. В современной России 98% платежей за товары и услуги производятся в денежной форме. Однако при экономических потрясениях бартер иногда возвращается, являясь индикатором финансового неблагополучия.

Множество новых явлений потребовало объяснений и обоснований на основе более широкого, нежели марксистский, методологического подхода. Здесь возникает поле для других гипотез, отражающих новые экономические реальности. Главной из них является рационалистическая теория происхождения денег. Это, скорее, даже не единая строго верифицированная теория на основе оригинальной концепции, а свод различных трактовок и определений, имеющих в основе прагматический, функциональный, часто субъективный и психологический подход, что видно из названия.

Еще во времена античности высказывались взгляды на деньги как на продукт соглашения людей. Аристотель в труде «Никомахова этика» писал: «Деньги — всеобщее средство обмена исходя из соглашения людей по поводу их использования в сделках обмена и платежах. Деньги потому так называются, что существуют не по природе, а по установлению, и в нашей власти заменить их или сделать бесполезными»[4]. Это и сейчас широко распространенное мнение. Дж. К. Гелбрейт считал, что «закрепление денежных функций за благородными металлами и другими предметами — продукт соглашения между людьми». Если в основе трудовой теории стоимости, цены и денег лежали строгие и научно доказанные факты и явления, то в настоящее время в поле глобальной экономической мысли циркулируют различные определения не сущности, а скорее формы денежного феномена. При этом общим мнением является констатация того, что деньги не имеют внутренней стоимости, а выступают как счетные единицы и некая общественная условность.

В частности, Л. Харрис в работе «Денежная теория» указывал, «что они (деньги — примеч. авт.) являются общественным феноменом»[5]. П. Саму- эльсон в труде «Экономика» писал, что «деньги — искусственная социальная условность»[6]. Дж. М. Кейнс говорил, что они «являются социально созданной абстрактной стоимостью». В учебнике «Экономикс» К. Р. МакКоннелл и С. Л. Брю дают определение денег так: «...деньги — это то, что деньги делают. Все, что выполняет функции денег, и есть деньги»[7].

Множество интересных идей, обогативших теории денег, сформулировано советскими и российскими учеными-экономистами. Среди них 3. В. Атлас, И. Д. Злобин, А. М. Коган, Я. К. Кронрод, Г. Т. Матюхин, Ю. В. Пашкус, А. А. Хандруев, В. М. Усоскин, М. А. Портной.

Разнобой современных трактовок, объединяемых утилитарным подходом, отражает объективно сложную пеструю и многообразную картину современного денежного хозяйства. Между тем Маркс был прав, когда писал, что «...деньги это не вещь как таковая, а выраженное в вещи или овеществленное производственное отношение людей»[8]. Первоначально деньги обслуживали исключительно обмен, но позже стали цементировать весь воспроизводственный процесс. Таким образом, мы разделяем мнение, что деньги — это экономическая категория нс только сферы обмена, но и всех сфер общественного воспроизводства — иными словами, воспроизводственная категория[9] в силу своей всеобщности и универсальности.

На рис. 1.1 представлен свод основных денежных теорий.

Денежные концепции и теории

Рис. 1.1. Денежные концепции и теории

Краткий обзор теорий происхождения денег свидетельствует о сложности этого экономического феномена и о разнообразии взглядов ученых на их природу.

  • [1] Юм Д. Опыт. СПб.: Изд-во Солдатенкова, 1896. С. 24.
  • [2] Кейнс Дж. М. Трактат о денежной реформе. М.: Экономическая жизнь, 1925. С. 11.
  • [3] KeynesJ. М. A Treatise On Money. Vol. I. The Pure Theory of Money. London : Macmillan,1930. P. 3.
  • [4] Аристотель. Сочинения. Т. 4. М., 1983. С. 325.
  • [5] Харрис Л. Денежная теория. М.: Прогресс, 1990. С. 76.
  • [6] Самуэльсоп Г1. Экономика. М., 1964. С. 64.
  • [7] Макконнелл К., Брю С. Экономикс: Принципы, проблемы и политика : в 2 т. : пер.с англ. 11-е изд. М.: Республика, 1992. С. 264.
  • [8] Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 23. С. 81—82.
  • [9] См.: Деньги, кредит, банки : учебник / под ред. О. И. Лаврушииа. 15-е изд. М.: КпоРус,2016. С. 22.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>