Перспективы валютного мироустройства

Ведущие страны, их регуляторы, МВФ, крупные банки озабочены проблемой будущего валютного мироустройства. К этому подтолкнули события последних лет, последствия мирового финансового кризиса, разбалансировавшего все ключевые финансовые механизмы, в том числе механизмы международной валютной системы и валютного рынка, нарушившего его стабильность. Обсуждаются самые различные возможные тренды развития глобальной валютной системы в ближайшие десятилетия. За стандарт мировой валютной системы альтернативно могут быть приняты:

  • • золотой стандарт;
  • • моновалютная система на основе доллара;
  • • бивалютная система на основе доллара и евро;
  • • мультивалютная система на основе резервных валют;
  • • система на основе создания единой мировой резервной валюты — к примеру, модифицированных специальных прав заимствования;
  • • система на основе региональных резервных валют;
  • • многотоварный стандарт на основе единой мировой валюты, база курса которой — биржевые товарные цены (например, на нефть или металлы).

Как видно из перечня возможных вариантов, в основном предложения сводятся к модификации прежних стандартов. Чаще всего обсуждается возврат к обеспечению валют золотом. Так, на Саммите G20 в 2010 г. предложения по реформированию валютной системы были основаны на призыве Президента Всемирного банка Роберта Зеллика возвратиться к частичному золотому стандарту. Использование золота предусматривается в качестве стабилизирующего актива для базовых валют, международного ориентира рыночных ожиданий в отношении инфляции, дефляции и будущей стоимости валют.

Идея возвращения к золоту как к платежному средству начинает постепенно реализоваться на местах. С июня 2011 г. в штате Юта вступил в силу закон, согласно которому золотые и серебряные монеты (орлы США), выпускаемые с 1986 г., признаются на территории штата законным платежным средством — ими можно пользоваться для оплаты товаров и услуг. Монеты, каждая весом в одну тройскую унцию, обязаны принимать не по номиналу (50 долл, для золотой монеты и 1 долл, для серебряной), а по рыночной стоимости металла — это около 1500 долл, и 35 долл, соответственно. Предлагаются варианты, при которых граждане штата сдают монеты в специальные хранилища, взамен они получают дебетовые карты, долларовое содержание которых будет ежечасно пересчитываться в соответствии с котировками металла. Аналогичные законопроекты готовятся штатами Миннесота, Северная Каролина, Айдахо и еще как минимум девятью штатами.

Может ли быть возрожден долларовый моностандарт? Сейчас доллар является ведущей мировой резервной валютой, сохраняя свою монополию. Но соответствует ли валютная позиция США их экономической позиции? Страна производит 28% ВВП всего мира. Но доля доллара составляет в объеме мирового потребления и мировой торговли 40%, в платежных операциях — около 90%, в международных валютных резервах и трансграничных банковских депозитах — свыше 60%, в трансграничных кредитах — 50%, в номинированности эмиссий долговых ценных бумаг — 45%.

Президент Франции Шарль Де Голль в свое время называл монопольное валютное положение США «чудовищной привилегией». Статус доллара как резервной валюты дает США огромное преимущество. Это помогает сохранять высокий спрос на доллар, получать дешевые кредиты. Страна как эмитент ключевой резервной валюты не несет никакого бремени по финансированию собственного платежного баланса, заставляя делать это другие страны, накопившие эту валюту. Монополия на эмиссию мировых денег дает возможность США экспортировать не только внутреннюю инфляцию, но и свои кризисы и долговые проблемы. Министру финансов США Джону Коннелли приписывается фраза: «Это может быть наша валюта, но проблемы — ваши».

И, тем не менее, монополия доллара является отражением экономической и финансовой мощи США (incumbent advantage). Экономика США все еще существенно превышает экономики всех других стран мира (включая зону евро) по своим масштабам и эффективности. США является доминирующим глобальным субъектом предложения финансовых активов. Американский рынок акций и корпоративных облигаций в 2,5—3,5 раза превышает соответствующие рынки в зоне евро Японии. Американский долговой рынок крупнее, чем все другие рынки, взятые вместе.

Сохранение долларом лидирующих позиций объясняется также накоплением колоссальных запасов долларов по всему миру. По этой причине держатели долларовых авуаров не заинтересованы в их обесценивании. Поэтому в перспективе минимум до 2025 г. очевидной альтернативы доллару нет.

В среднесрочной перспективе возможны самые разнообразные колебания доллара. Однако тенденция к постепенному ослаблению доминирующего положения доллара в мировой валютной системе будет усиливаться. Доля доллара в мировых валютных резервах за последние десять лет уменьшилась на 10 процентных пунктов. Это создает угрозу для экспортных операций и валютных резервов остальных стран, включая и Россию. При любом ослаблении доллара возникают спекулятивные скачки цен альтернативных убежищ от инфляции — золота и нефти.

Каковы перспективы евро как мировой резервной валюты? Для Европы важно успешно преодолеть кризис суверенных долгов, что укрепит позиции евро. Для этого на уровне Европейского валютного союза создан Европейский стабилизационный механизм (European Stability Mechanism, ESM), Европейский фонд финансовой стабилизации (European Financial Stability Facility, EFSF), сформированы Совет по надзору (Supervisory Board), Европейская система финансового надзора (European System of Financial Supervisors, ESES), Европейский совет по системным рискам {European Systemic Risk Board, ESRB).

He только для Европы, но и для других стран усилены инструменты Гибкой кредитной линии МВФ {Flexible credit line, FCL) для стран с сильной экономикой и создан новый инструмент — Превентивная кредитная линия {Precautionary credit line, PCL) для достаточно сильных стран, испытывающих трудности. Экстренная помощь МВФ реализуется в рамках нового Инструмента для ускоренного финансирования, РФИ {Rapid financing instrument, RFI).

Можно ли построить новую валютную систему на основе усовершенствования известного стандарта СДР? Потенциал СДР таков. Поскольку это мультивалютная корзина, она не может иметь лучших перспектив, чем лучшая из валют в этой корзине. Эго иллюстрация известного правила из теории управления, согласно которому система нс может быть сильнее, чем самое сильное из ее звеньев. Многие эксперты в основе новой системы видят расширенный мультивалютный стандарт путем постепенного включения в корзину СДР сильных и устойчивых валют, в том числе развивающихся стран. После включения юаня хорошие перспективы имеет бразильский реал.

Еще в 2009 г. Китай предложил на базе СДР создать мировую резервную валюту, которая могла бы вытеснить доллар США. В перспективе это может привести к появлению в наличном обороте новой мировой валюты, как когда-то из экю появился евро. Вспомним эту историю.

Идеи новых мировых валют выдвигались еще в начале 1940-х гг. Дж. М. Кейнс выдвигал идею хартиальной (договорной) валюты, коллективно управляемой группой стран. Его работа «Международный клиринговый союз» была посвящена технике безинфляционной эмиссии таких денег. В 1944 г. Кейнс предложил план создания коллективной валюты (банкора) с правами главных мировых денег, эмитируемой МВФ.

В 1976 г. Нобелевский лауреат Ф. фон Хайек выступил с идеей конкурентной валюты, вытесняющей из мирового оборота резервные национальные валюты. Эмитентом должна быть сеть частных международных институтов. В конкурентной борьбе, по замыслу, побеждает наиболее эффективная частная международная валюта. Частично планы создания новых валют были реализованы. В 1950 г. в Европейском сообществе была создана счетно-денежная единица эпунит с золотым содержанием 0,888671 г чистого золота, как у доллара США того периода. Европейский платежный союз (The European payments union), функционировавший в 1950—1958 гг., осуществлял многосторонний валютный клиринг по платежам 17 стран — членов Организации европейского экономического сотрудничества.

В 1979—1998 гг. в европейской валютной системе ЕЭС и ЕС использовалась валютная единица ЭКЮ (European currency unit, ECU). В 1983— 1985 гг. сделки в коммерческих ЭКЮ занимали третье место по объему операций на еврорынке. Эпунит и ЭКЮ были предшественниками реальной резервной валюты — евро. 1 января 1999 г. ЭКЮ был заменен на евро по курсу 1:1.

Потенциал роста имеют и региональные валюты, эмитируемые в эмиссионных центрах — новых точках мировой экономической силы. Формирование нового облика валютной системы уже началось благодаря смещению баланса мирового роста и инвестирования в развивающиеся страны, растущему влиянию на мировой арене экономик БРИКС. Это четвертая часть суши, почти половина населения мира, около 20% мирового ВВП, половина золотовалютных запасов и 45% глобальной торговли. На долю шести стран (БРИКС плюс Южная Корея) придется свыше половины объемов глобального роста в течение ближайших 14 лет. Банки развития стран БРИКС подписали рамочное соглашение о кредитовании совместных проектов, что является шагом к постепенному переходу торговли между странами БРИКС на национальные валюты. Предлагается и создание Банка международных расчетов стран БРИКС.

Последствия кризиса в развитых странах и бурный рост развивающихся государств объективно повышают роль региональных валют развивающихся стран. Существует полтора десятка небольших валютных группировок в Азии, Африке, Латинской Америке, стремящихся превратить свои счетные единицы в коллективные валюты. Пока их деньги наделены только одной функцией валют — масштабом цен. Иногда они играют роль иервичных расчетных средсыз при окончательном расчете реальными мировыми деньгами.

Примерами являются андское песо (1969), созданное Андским пактом, в который входили Боливия, Венесуэла, Колумбия, Перу, Чили и Эквадор. В 1977 г. 20 государств (в том числе Алжир, Саудовская Аравия, Египет, Ирак, Сирия) создали Арабский валютный фонд с расчетным динаром AAD, равным 3 СДР. В 2009 г. введена сукре (унитарная система региональной компенсации платежей) для расчетов в Латинской Америке.

Много проектов не было осуществлено. Амеро (североамериканский доллар) был предложен в 1999 г. как коллективная валюта стран Североамериканского валютного союза; пока проект не реализован. Для стран неамериканского континента предлагался универсальный доллар суверенных государств (universal Sovereign Nations Dollar, USN$). К 2019 г. планировалось создать латино — общую валюту Союза южноамериканских наций. Вместо нее возможно введение единой валюты для Боливарианской группировки (Боливия, Венесуэла, Куба, Никарагуа, Эквадор). Валюту афро для 53 государств континента (кроме Марокко) планировалось ввести в 2000 г. в странах Африканского союза, но сроки сдвигаются до 2021 г.

В 2009 г. Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива планировал ввести валюту халиджи (джуман, динар Залива). Этот амбициозный проект касается Саудовской Аравии, Кувейта, ОАЭ, Омана, Катара и Бахрейна. Население этих стран составляет 35 млн человек, их запасы нефти оцениваются в 480 млрд баррелей. В настоящее время четыре страны вошли в валютный союз, ожидается решение ОАЭ и Омана.

Более 30 лег обсуждается проект валюты азио. Азиатский клиринговый союз (ASEAN, Китай, Япония, Южная Корея) учредил в 1975 г. ACU - виртуальную азиатскую клиринговую единицу, равную по курсу СДР. На базе эффективной кооперации стран возможно создание сильного регионального финансового центра или Азиатского валютного фонда. В 2006 г. 13 государств Азии (Китай, Камбоджа, Таиланд, Малайзия, Сингапур, Филиппины, Вьетнам и пр.) разработали виртуальную корзину валют — Asian Monetary Unit, AMU как валюту облигационных займов. После присоединения валют Австралии, Новой Зеландии и Индии валюта стала широкой AMU, а с присоединением гонконгского доллара — AMU-cmi.

Возможно создание единых валют в странах, входящих в состав НАФТА, АТЭС, СНГ, ЕАЭС. Так, обсуждается проект валютного союза в рамках Евразийского экономического союза с введением к 2025 г. единой валюты для России, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии. Реализация проекта осложняется различиями в уровнях развития экономики, проблемами интеграции.

На пути монетарной интеграции важную консолидирующую роль может сыграть российский рубль, имеющий шансы стать авторитетной региональной резервной валютой. В настоящее время рублевая зона включает Россию, Абхазию, Южную Осетию, Белоруссию. Рубль должен активнее использоваться при расчетах и кредитовании в рамках ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), а также со странами группы БРИКС. Пока доля рубля в мировых торговых расчетах менее 1%.

Главная внутренняя слабость рубля заключается в том, что он не отвечает главному требованию, предъявляемому к мировой резервной валюте, — относительной стабильности курса. Остается высокой зависимость российской экономики и курса рубля от внешней конъюнктуры из-за высокой доли нефтяных доходов и сильных перепадов потоков краткосрочного капитала. Рубль сможет стать мировой резервной валютой только тогда, когда снизится зависимость экономики от цен на природные ресурсы. Макроэкономические условия создают для этого хороший фон — в стране невысокий уровень внешнего суверенного государственного долга и низкий уровень дефицита бюджета. Это частично нейтрализует действие неблагоприятных внешних цеповых факторов. Превращение рубля в региональную резервную валюту зависит и от денежно-кредитной политики, ее гибкости и ориентации на полную открытость по движению капитала.

Вывод относительно будущего региональных валют состоит в том, что усиление валютной интеграции автоматически усиливает конкуренцию национальных валют. Важна устойчивость экономик всех стран группировок, предсказуемая волатильность курсов, прозрачность монетарной политики. Путь превращения региональных валют в резервные — это нелегкий и долгий путь. США шли к признанию доллара в качестве мировой резервной валюты 200 лет.

Какой же сценарий нового валютного миропорядка самый реалистичный? Мировые экономические процессы многократно ускорились. Наиболее вероятно, что в новой мультивалютной глобальной денежной системе доллар, юань и евро займут равные позиции. Китай по объемам кредитования развивающихся стран уже обогнал Всемирный банк. Народный банк Китая заключил своп-соглашения о взаимной торговле и инвестициях в национальных валютах на общую сумму 3,1 трлн юаней (свыше 500 млрд долл. США) с центральными банками более 30 стран. Возросшая роль юаня разрешит несоответствие между сильными позициями китайской экономики и ее опорой на иностранные валюты. Пока юань даже не является свободно обратимой валютой, существуют валютные ограничения по обмену и капитальным операциям. Власти Китая желают сохранять конкурентное преимущество путем регулирования курса юаня. Тем не менее интернационализация юаня началась, развиваются офшорный рынок, региональные расчеты и кредитование в юанях. Китайский юань стал второй но популярности валютой в мире по использованию во внешнеторговых операциях, опередив не только иену, но и евро. Его доля — около 9%.

В целом будущее мировой валютной системы представляется большинству экспертов в виде не унификации, централизации и монополизма, а усложнения и децентрализации, появления новых точек и центров валютной силы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >