Полная версия

Главная arrow Философия arrow Философия

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Своеобразие метода социальных и гуманитарных наук

Многое является общим для гуманитарных и для социальных наук и в методологическом плане.

Прежде всего, все эти науки находятся в процессе постоянного развития. Оно диктуется не только изменениями социальной жизни, но и углублением представлений ученых о ней. Даже если общество остается на какой-то период стабильным, представления о нем изменяются. Социальные и гуманитарные науки развиваются не только благодаря внутренним, не выходящим за их рамки процессам, но и под воздействием внешних факторов, в частности, под непосредственным влиянием изменений общества.

В науках о природе предсказания обычно строятся на основе научных законов и совпадают по своей структуре с объяснениями. Характерная особенность предсказываемых на основе законов явлений заключается в том, что они, как и сами законы, являются необходимыми и не может быть так, чтобы они не произошли.

Человеческая история представляет собой последовательность индивидуальных и неповторимых событий. В ней нет никаких общих законов, определяющих ее ход и предопределяющих будущее. Каким окажется будущее, во многом зависит от деятельности самого человека, от его ума и воли. Хотя в истории невозможны предсказания, опирающиеся на научные законы ("законы истории"), в ней возможны предсказания, основывающиеся на знании причинных связей и устойчивых социальных тенденций, подобных современным тенденциям роста численности человечества, совершенствования техники и т.н. Будущее является открытым не только для индивидов, но и для отдельных обществ и для человечества в целом. Вместе с тем будущее в известной мере определяется каузальными связями, имеющимися между существующими социальными явлениями и уже успевшими сложиться и проявить себя тенденциями социального развития. Предсказание развития общества в будущем является сложным, во многом такое предсказание ненадежно, но тем не менее оно возможно.

В естественных науках важную роль играют отдельные факты. Опыты Галилея с наклонной доской, по которой он скатывал шары, легли в основание классической механики, сформулированной позднее Ньютоном. Опыт Майкельсона – Морли стал толчком для создания специальной теории относительности Эйнштейна. Экспедиция А. Эддингтона в Южное полушарие для наблюдения солнечного затмения стала одним из основополагающих экспериментальных фактов, составивших основание общей теории относительности Эйнштейна.

Совершенно иначе обстоит дело в социальных и гуманитарных науках. Они исходят не из отдельных, твердо установленных фактов, а из, если можно так выразиться, совокупного опыта социальной жизни, из общего, не допускающего разбиения на самостоятельные факты опыта целостной социальной жизни своего времени.

Для социальных и гуманитарных теорий характерна множественность течений и направлений. В этих науках незначительным является базисное знание, которое являлось бы общепринятым для всех представителей конкретной науки. Зачастую то, что напоминает такое знание, является минимальным и не оказывает влияния на облик конкретной социальной или гуманитарной науки и общее направление ее развития.

Отсюда постоянные споры ученых, изучающих общество и человека. Эти споры обычно касаются не только деталей социальной или гуманитарной науки, но самих ее оснований. Совершенно иначе обстоит дело в естественных науках, где базисное, общепринятое знание является достаточно обширным и где споры возникают лишь на дальних окраинах этого знания. Ситуация меняется только в период радикальной, но достаточно краткой научной революции, когда пересматриваются сами основания конкретной естественной науки. О социальных и гуманитарных науках можно сказать, что они находятся как бы в состоянии перманентной научной революции.

Разноречивость каждой из социальных и гуманитарных наук, наличие в них несовместимых позиций по одним и тем же, причем ключевым для науки, вопросам говорит об особой сложности социального и гуманитарного познания. Но эта сложность никоим образом не ставит под сомнение вопрос о необходимости и в конечном счете плодотворности такого познания.

Ни одна из современных социальных наук не имеет, как и в прошлом, никакой общепринятой парадигмы (образцовой теории) и представляет собой множество несовместимых друг с другом и конкурирующих между собой концепций. Они различаются делением истории на основные ее этапы, истолкованием основных линий прошлого развития и представлениями о тенденциях будущего развития. Когда заходит речь о конкретной социальной науке, всегда приходится уточнять, какая из многочисленных ее версий имеется в виду, иначе разговор рискует оказаться пустым. Но то, что каждая социальная наука существует в форме множества разнородных, не сводимых даже в расплывчатое единство теорий, и, можно думать, всегда будет существовать, не снижает ценности социально-теоретического осмысления общества и его истории. Оно дает если не ключ к пониманию общества, то связку ключей, в которой могут оказаться и те, которые откроют путь к такому пониманию.

Социальные и в особенности гуманитарные науки стоят ближе к полюсу так называемой "анархической" науки, т.е. науки, не имеющей никакой твердой парадигмы. Они представляют собой совокупность конкурирующих между собой теорий. Естественные науки тяготеют к полюсу "нормальной" науки, ориентирующейся на некоторую "образцовую", доказавшую свою полезность теорию и скептически относящейся ко всем несовместимым с нею теориям. Однако только редкие социальные и гуманитарные науки достигают полюса "анархической" науки и сколько-нибудь продолжительно время удерживаются на нем.

Соответственно разной является роль научного метода в социальных и гуманитарных науках с одной стороны, и в естественных науках – с другой. Естественные науки тяготеют к методологизму, и критерий соответствия их научному методу является достаточно ясным и определенным. В социальных и гуманитарных науках отступления от научного метода являются более частыми, сам их метод не так ясно очерчен, как в естественных науках.

Проблема здесь не в том, как это полагал неопозитивизм, что естественные науки стоят на более высокой стадии развития, чем социальные и гуманитарные науки, и что последние якобы еще не готовы для применения в них последовательной методологической аргументации. Различие естественных наук, с одной стороны, и социальных и гуманитарных наук, с другой, связано не с недостаточной развитостью последних, а со своеобразием их предмета – общества и человека.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>