ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Истоки иного понимания природы социального заложены в социологическом учении Э. Гуссерля, создателя феноменологии, в символическом интеракционизме Дж. Г. Мида, в когнитивном направлении в социальной психологии, теории социальной идентичности Г. Тэджфела и теории самокатегоризации Дж. Тернера. Независимо друг от друга эти ученые пришли к мысли, что социальное создается сознанием человека, является когнитивным конструктом. Нам предстоит разобраться в том, с какой целью человек создает социальное, в чем заключается его функция.

Основная задача феноменологии состоит в изучении того, как люди в процессе социального взаимодействия конструируют социальную действительность. Цель социального состоит в «установлении взаимопонимания, т. е. в возможности того, чтобы миры опыта, фактически обособленные, благодаря связям актуального опыта складывались, создавали один-единственный интерсубъективный мир, достигающий универсального расширения человеческой общности» (Гуссерль, 1994, с. 7). Цель социального, следовательно, установление единого смыслового поля. Эта идея совпадает с выводом, сделанным ранее М. Вебером, о том, что науки о человеке — это науки о смысле.

Ученик Э. Гуссерля А. Шюц развил феноменологию в социологическую теорию о происхождении сознания и познания. Он проанализировал те смысловые критерии, которые люди используют при интерпретации и создании мнений об окружающем мире. Его метод получил название социального конструирования действительности. А. Шюц отмечал, что в процессе социального взаимодействия мы создаем новые ситуации и новое знание. Таким образом возникает социальный порядок, который имеет динамический характер. Он изучал, как индивид во взаимодействии с другими людьми участвует в процессе создания социального порядка. Знание, которое находится в обыденном сознании людей, организовано в идеально-типические структуры. Эти структуры знаний он называл типизациями. Мы воспринимаем и интерпретируем мир, говорил А. Шюц, в первую очередь при помощи типизаций событий, людей и впечатлений. Наша социальная действительность складывается из различных мыслительных схем или типов, которые делают возможными идентификацию и узнавание окружающего нас мира. Центр взаимоотношений человека с окружающим миром А. Шюц видел в приобретенном посредством здравого смысла знании и основанной на этом знании типизации социальной жизни. Таким образом, наше сознание воссоздает жизненный мир, в том числе и социальный, типизируя его, относя к определенному классу явлений (по: Монсон, 1992).

П. Бергер и Т. Лукманн, ученые, работающие также в русле феноменологии, пытались создать целостную теорию общества. Они исходили из мысли о том, что общественная действительность заложена в социальном строении человека. Это социальное строение основывается на знании о различных феноменах общественной жизни. При взаимодействии людей друг с другом каждый прибегает к различным типизационным схемам, чтобы понять и интерпретировать слова и поведение другого. Благодаря типизациям людям не требуется определять заново действия или ситуацию, действия становятся типичными, привычными. Следует отметить, что социальные психологи обозначают такие типизации как стереотипы восприятия, понимания и поведения. Согласно феноменологии, индивид не является пленником социальной структуры, он постоянно ее создает и укрепляет (по: Монсон, 1992).

Итак, феноменология внесла в философию и социологию следующие основные идеи. Во-первых, люди создают социальную действительность для установления единого смыслового поля. Во-вторых, они воспринимают и интерпретируют окружающий мир при помощи типизаций событий, людей, переживаний. В-третьих, социальная действительность — это различные мыслительные схемы и типы, которые делают возможной социальную идентификацию. В-четвертых, социальный феномен основан на знании о различных феноменах окружающей жизни. При взаимодействии люди прибегают к типизационным схемам для понимания и интерпретации поведения друг друга.

Проблемой происхождения и развития человеческого сознания занимался Дж. Г. Мид. Свою теорию он называл «социальным бихевиоризмом». Термин «символический интеракционизм» ввел в 1937 г. Г. Блумер, ученик и последователь Дж. Г. Мида. Взаимоотношение объективного и субъективного как проявление основополагающего принципа человеческой жизни Дж. Г. Мид называл человеческой социальностью. Социальность — нс какой-то существующий над головой человека общественный порядок или общественная структура, она создана человеком, который выступает и субъектом и объектом социальности (по: Монсон, 1992).

По мысли Дж. Г. Мида, человек социально отзывчив. Он вырабатывает свое Я (self) благодаря социальности. Self—это способность воспринимать самого себя как действующее лицо, отражать себя, находить образ своего Я. Природа Я социальна и возникает в процессе осознания собственных и чужих действий. В результате этой мыслительной деятельности формируется такая абстракция, которую Дж. Г. Мид назвал «обобщенный другой». Это последний этап формирования индивидуальности. В абстрактном понимании «обобщенный другой» равнозначен обществу. Всю оставшуюся сознательную жизнь человек живет, соотнося свои поступки и мысли с этим обобщенным другим.

Понятие обобщенного другого, как отмечал Л. Э. Берг, необычно и бросает вызов привычным представлениям. С одной стороны, это понятие указывает на социальную структуру и объективно существующее общество. Но с другой стороны, оно указывает и на субъективное. Субъект, его self конструирует обобщенного другого. Это его как бы личное общество. Поэтому понятие обобщенного другого —это и есть связка между индивидом и обществом. Можно выразиться так: объективно общество находится снаружи сознания, но каждый человек к нему относится субъективно (по: Монсон, 1992).

Основные идеи символического интеракционизма заключаются в следующем. Во-первых, согласно Дж. Г. Миду, основы человеческого ума и способы его отношений с окружающим миром социальны. Создав язык, человек живет в символическом мире, где может сохранять дистанцию относительно других объектов. Основа общества — не человек как таковой, а проявление человеческой социальности. Сам человек является результатом этой социальности. Благодаря социальности он обретает самосознание и может строить свою жизнь как связную систему. В этом коренится созидательная сила человека. Во-вторых, в идее о существовании обобщенного другого имплицитно содержится мысль об универсальной общности. Здесь заложена возможность встречи самых разных людей, несмотря на культурные и языковые различия. Эту возможность создает разговор. Поскольку психический мир людей создается именно в разговорах, есть потенциальная вероятность того, что люди договорятся. В-третьих, обобщенный другой демонстрирует нам деление окружающего мира по крайней мере на две категории — я и другие. Обобщенный другой — это когнитивная структура, созданная нашим сознанием.

Сущность когнитивного подхода может быть определена как стремление объяснить социальное поведение за счет описания преимущественно познавательных процессов, характерных для человека. Теории когнитивного соответствия разными способами доказывают наличие у человека потребности иметь связное, непротиворечивое представление о внешнем мире. Если же в картине мира возникают элементы несбалансированности, дисгармоничности, то немедленно появляется тенденция к тому, чтобы изменить это состояние, поскольку оно субъективно переживается человеком как психологический дискомфорт, как утрата осмысленности существования. Так, Дж. Келли отмечает, что «люди принадлежат к одной культурной группе не просто потому, что ведут себя сходным образом, и не потому, что ожидают того же от других членов группы, а, главным образом, потому, что истолковывают свой опыт одинаковым образом» (Келли, 2000, с. 125). То есть люди создают социальное пространство для осмысления своего бытия и достижения согласия друг с другом по принципиальным вопросам жизни. К. Левин рассматривал социальную группу как фундаментальную детерминанту жизненного пространства. Он был убежден в сущесгвовании социального пространства. Социальные действия, по его мнению, обусловлены спецификой восприятия этого пространства (Левин, 2000а).

Представить феномен социального с позиций когнитивного подхода в социальной психологии пытался М. Шериф. Его полевые эксперименты, проведенные в 1950-е гг., были признаны впоследствии классическими. М. Шериф обнаружил, что межгрупповая враждебность зависит исключительно от отождествления личности с конкретной группой (по: Агеев, 1990). Таким образом, было установлено, что субъективное причисление себя к группе влияет на процесс реального социального взаимодействия. Взаимодействие людей переводилось в плоскость социальной перцепции.

К поиску «минимального основания социального» или «минимальной групповой парадигмы» приступил в конце 1970-х гг. английский психолог Г. Тэджфел. Он предложил модель, объясняющую существование и взаимодействие групп. Цель его исследований состояла в том, чтобы найти минимальную причину, по которой индивид начинает вести себя «групповым» образом, т. е. идентифицируясь с группой членства. Он стремился доказать, что простое, чисто номинальное разделение людей на группы может порождать внутригрупповой фаворитизм и дискриминацию но отношению к членам других групп, даже при отсутствии сколько-нибудь тесных отношений между ними. Открытия Г. Тэджфела и его последователей доказывают, что склонность видеть мир сквозь призму дихотомии «мы —они», полагая при этом, что «мы» в чем-то лучше, чем «они», является фундаментальным фактом социальной психологии.

Г. Тэджфел сформулировал теорию социальной идентичности, основное положение которой состоит в следующем: индивиду свойственно стремление к положительной Я-концепции, что достигается через идентификацию себя с определенными группами. Он вводит термин «групповой фаворитизм», обозначающий дискриминацию в отношении членов других групп. Теория социальной идентичности использует три основных понятия. Первое — социальная категоризация, как упорядочение (классификация) социального окружения таким образом, какой имеет смысл для индивида. Второе понятие — социальное сравнение, как процесс, который «преобразует когнитивные и перцептивные признаки в аттитью- ды и действия, обеспечивающие межгрупповую дифференциацию и связанные с предпочтением ингруппы перед аутгруппой» (Сушков,

1994, с. 118). Третье понятие — социальная идентичность, которая достигается через сравнение.

На взгляд И. Р. Сушкова, теория социальной идентичности не до конца разрешает ряд трудностей, возникающих при анализе группового и индивидуального поведения. Она построена на прямом столкновении групп. В результате этого конфликта образуется позитивный образ индивида.

Недостатки теории Г. Тэджфела были преодолены в теории са- мокатегоризации Дж. Тернера. В экспериментах Дж. Тернера социальные контакты сводились до минимума, взаимодействие было предполагаемым, а не реальным. Эксперименты с матрицей «Дилемма узника» давали такую возможность. Индивид классифицирует окружающий социальный мир на категории «мы» и «они», причисляет себя к группе «мы», т. е. осуществляет операцию само- категоризации. Дж.Тернер обнаружил, что самокатегоризация возникает, начинает работать и постоянно действует только там, где появляются межгрупповые взаимоотношения, где поведение становится межгрупповым (по: Сушков, 1994).

По нашему мнению, понятие социальная категоризация Г. Тэджфела и Дж. Тернера близко понятию типизация А. Шюца. По крайней мере, эти понятия описывают одно и то же явление — когнитивную способность человека классифицировать окружающий мир, и прежде всего социальный мир. Представление Дж. Мида об обобщенном другом дает индивиду такую возможность. Категория «мы» и категория «они» в персонифицированном виде предстают перед нами как обобщенный другой. Таким образом смыкаются феноменология, символический интеракционизм и когнитивная психология. Различными терминами они описывают одно и то же явление. Социальное с точки зрения этих подходов предстает как продукт когнитивных психических процессов.

Основная цель социального мира состоит в регуляции поведения человека. Если потребности стимулируют, подталкивают человека к определенному поведению, то регулируют поведение социальные средства. Именно социальные регуляторы определяют принятие человеком решения: какие потребности следует удовлетворять в первую очередь, какие во вторую, когда, где и т. д.

Анализ научной психологической литературы позволяет нам сделать следующие выводы:

  • • Истоки понимания социального как чисто психического явления заложены в феноменологии Э. Гуссерля, символическом интеракционизме Дж. Г. Мида, когнитивизме К. Левина, теории социальной идентичности Г. Тэджфела и теории самокатегоризации Дж. Тернера.
  • • Сущность психологического подхода может быть охарактеризована как стремление объяснить социальное поведение посредством изучения познавательных процессов. Цель психологических исследований состоит в поиске «минимального основания социального». Экспериментально обнаружено, что социальная категоризация возникает при межгрупповом взаимодействии. Человек начинает классифицировать окружающий социальный мир на категории «мы» и «они» и строит групповую идентичность.
  • • Социальная категоризация — это способ познания посредством классификации окружающих людей с помощью наиболее общего понятия с целью создания единого смыслового пространства.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >