Эмоциональные синдромы

Маниакальный синдром характеризуется так называемой маниакальной триадой основных симптомов: патологически повышенным настроением (эйфорией), ускорением ассоциативного процесса и двигательной расторможенностью. Больные находятся в постоянно приподнятом настроении, в состоянии неуемного веселья, непробиваемого оптимизма. Все окружающее, в том числе и негативные моменты, воспринимаются как бы через розовые очки. Жизнь для таких больных гиперпрекрасна, изумительна, абсолютно беспроблемна; характерна крайняя поверхностность суждений и оценок, оптимистическое отношение к своему настоящему и будущему, больные находятся в превосходном расположении духа, испытывают постоянную необычайную бодрость, прилив сил, никогда не испытывают усталости или какого-либо недомогания. Они принимаются одновременно за массу дел, но ни одно не доводят до конца. Внешне они выглядят намного моложе своего возраста, выражение лица восторженно-радостное, мимика сиюминутно меняется, глаза блестят от восторга, на лице постоянная улыбка, готовая в любую секунду перейти в громогласный смех, изо рта постоянно извергаются шутки и остроты, как правило, сексуальной направленности. Больные все время находятся в движении, ни минуты не могут усидеть на месте, постоянно поют, танцуют, хватаются за любую работу. Но из-за характерной для маниакального синдрома крайней отвлекаемости они переходят от одного дела к другому, ничего не доводя до конца и нимало не огорчаясь этим. Мышление при этом синдроме ускоренно вплоть до "скачки идей". Реализуется оно в речевой продукции: отмечается выраженное речевое возбуждение, больные постоянно громко говорят, перемежая громкую речь с не менее громким пением. Голосовые связки перенапрягаются, и уже через некоторое время голос становится охрипшим или совсем пропадает. Тем не менее, больные продолжают болтать и петь "громким шепотом". Из-за выраженной отвлекаемости они обычно не договаривают одну мысль, тут же перескакивая на другую, третью и т.д. Но при этом язык не успевает за мыслью. Может отмечаться гипермнезия (обострение памяти).

На высоте маниакального состояния могут возникнуть бредоподобные идеи о своих неограниченных физических и психических возможностях, способностях, талантливости, гениальности (справедливости ради следует подчеркнуть, что эти идеи величия никогда не носят нелепого, вычурного характера).

Больные часто занимаются украшательством своей внешности, которой, кстати говоря, они очень довольны - все они красавицы и красавцы. Любят пестро и броско одеваться, используют при этом слишком много косметики.

Кроме того, у больных происходит расторможенность инстинктов и влечений, резко усиливается аппетит, они много и жадно едят, почти не пережевывая пищу, тем не менее, теряют массу тела из-за "вечного движения". Половое влечение усиленно, больные легко вступают в случайные связи, постоянно говорят о сексе, даже в пожилом возрасте.

Больная Р., 80 лет от роду, в маниакальном состоянии перебегала дорогу в неположенном месте и едва не угодила под грузовик. На соответствующую тираду молодого водителя больная томно ответила: "Под машину попадать не хочу, мечтаю попасть под шофера".

Наиболее распространенным вариантом маниакального синдрома является описанная выше радостная мания. Однако встречаются больные, у которых эйфория сочетается с повышенной раздражительностью и крайним недовольством окружающими (так называемая гневливая мания). Значительно реже отмечается бредоподобный вариант мании.

Маниакальный синдром проявляется при очень многих психических и соматических заболеваниях.

Больная М., 42 лет, поступила в острое отделение психиатрической больницы в состоянии сильнейшего двигательного возбуждения: двое санитаров с трудом удерживали ее, чтобы измерить артериальное давление. Предоставленная сама себе, она пляшет, громко поет частушки с ненормативной лексикой, сопровождая это мимикой и, особенно, пантомимикой. Пытается устроить хор, тормошит больных, чтобы "построить по голосам". Одновременно дает указание медицинским сестрам, как делать "безболезненные уколы", а врачам - "как лечить симулянтов". Чрезвычайно быстро переключается с одного вида деятельности на другой, еще не собрав хор, тут же с криком "Все на субботник!" начинает одевать кого-то из больных, но, не закончив, тут же хватается за веник и начинает подметать пол. Однако через секунду заявляет, что пол надо сначала вымыть, бежит за водой, но по пути подхватывает пожилую няню и пытается "закружиться в вихре вальса". От возбуждения не может сидеть, ест стоя и пританцовывая. Ночью спит всего три часа, все остальное время тормошит больных, заставляя их то петь, то заниматься аэробикой, то устраивает соревнование: кто всех перекричит. При ее осмотре молодым врачом мужского пола грубо предлагает ему себя, охотно обнажается и демонстрирует "красоту тела", пытается прикоснуться к интимным местам врача.

Депрессивный синдром. Для депрессивного синдрома характерна триада взаимосвязанных симптомов: патологически пониженное настроение (дистимия), замедление ассоциативного процесса и двигательная заторможенность.

Выраженность дистимии (основополагающего симптома) варьируется от легкой безрадостности (unlust), подавленности, грусти до глубокой тоски с душевной болью, которую пациенты переживают гораздо мучительнее, чем боль физическую. Окружающее воспринимается как бы через черные очки, все видится в мрачных, безнадежных красках, ничто не радует, не приносит удовлетворения. Полностью утрачивается интерес к окружающему, больной во всем находит мрачное для себя предзнаменование, мир воспринимает исключительно как источник страданий и бесперспективности. Единственный выход - это смерть. У больных резко снижается самооценка, они начинают считать себя неудачниками, профанами, глупыми, бездельниками, "паразитами на теле общества", не способными ни на что хорошее, дельное. Депрессивное настроение отражается и на внешнем виде больных: они выглядят значительно старше паспортного возраста, сидят в скорбных позах, руки безжизненно висят вдоль туловища, голова опущена на грудь, взор потухший или же в глазах мировая скорбь, волосы тусклые, кожа лица тускло-серая. Гнетущая, безысходная тоска не только переживается как душевная боль, но и сопровождается тягостными физическими ощущениями (витальная тоска), неприятными ощущениями в эпигастрии, тяжестью или болями в области сердца. Депрессивное настроение особенно выражено по утрам, к вечеру напряженность депрессивного аффекта несколько снижается, хотя и остается достаточно выраженной. Именно благодаря депрессивному настроению у больных часто отмечаются суицидальные мысли, тенденции и действия.

Мышление крайне замедленно, вплоть до полного исчезновения ассоциаций и ощущения "пустой головы". Думать физически трудно, мысли тяжелые, неповоротливые - "не текут, а тащатся"; больной думает исключительно о собственной никчемности, безнадежности, по существу он находится как бы в состоянии "страшного суда Господня". Речь бесцветная, односложная, голос безжизненный, тусклый.

Достаточно выражена при депрессивном синдроме и двигательная заторможенность, больные двигаются крайне медленно, с трудом переставляя ноги. Движения им физически трудны, отличаются моторной неловкостью, неуклюжестью, большую часть времени они проводят в постели или сидят в сгорбленной позе, может даже наступить депрессивный ступор (полная обездвиженность). Иногда двигательная заторможенность по каким-то причинам сменяется приступом двигательного возбуждения, взрывом тоски (меланхолический раптус). Пациент проявляет выраженную аутоагрессию: бьется головой о стену, царапает себе лицо, ломает пальцы, пытается выброситься в окно или, разогнавшись, "ныряет" в стену.

Практически всегда при депрессии отмечается угнетение инстинктивной деятельности. Аппетит или резко понижен, или полностью отсутствует (анорексия), как, впрочем, отсутствует и сексуальность. Значительно нарушается сон в виде трудностей засыпания, его поверхностности, сверхчуткости и наличия тревожных сновидений мрачновато-устрашающего характера. Весьма типичен и так называемый феномен "раннего пробуждения", когда больной просыпается в два-три часа ночи и более не может уснуть. В целом в основе нарушений формулы сна лежит не только дисгармония между фазами медленного и быстрого сна, но и нарушения чередований отдельных составляющих медленного сна.

Нередко отмечаются депрессивные головные боли, запоры, спазмы внутренних органов, нарушение периферического кровообращения, учащение или урежение пульса, колебания артериального кровяного давления в сторону его повышения, сухость кожи и слизистых, падение массы тела, аменорея, полная импотенция. Очень характерна и так называемая "предсердечная тоска" - чувство стеснения в груди, сдавливание сердца, напряжение в области сердца. В. II. Протопопов описал при депрессивной фазе маниакально-депрессивного психоза характерную триаду в виде расширения зрачков, тахикардии и спастических запоров (триада Протопопова). Иногда при чрезвычайно выраженной депрессии отмечаются затруднения слезоотделения (тоска с сухими глазами), а также сухой вплоть до появления трещин язык. Количество выделяемой слюны снижается с 0,07 (норма) до 0,005 мл/мин.

Описание депрессии пациентами во многом зависит от уровня интеллекта, общего развития и эмоциональной зрелости. Вот, например, как образно описывала в стихах начало депрессии больная Б., преподаватель русского языка и литературы по образованию.

Веретенообразная ночь,

Ты поймала меня в паутину

Из секущих осенних дождей

И промозглых октябрьских ветров.

Все пытаюсь я вырваться прочь,

Бросив осточертевшее тело,

И в друзьях своих вдруг растворясь,

Превратиться в раскаяния дочь.

А друзья, принимая меня, не виня,

Отложив "на потом" даже самое важное дело,

Будут душу мою врачевать и спасать,

Бинтовать оголенные нервы, согревать мое грешное тело.

Мы живем и реальностью души свои изменяем,

Все мы тени от Босха, свою плеть получаем сполна,

Глубину наших чувств мы давно уж не измеряем,

Положившись на то, что судьба нас рассудит сама.

И пройдя, пережив девять Дантовых кругов,

Выпив ночь, с растворенными ядами снов,

Буду ль я возвращаться, протянув руки другу, Пробираясь но отблескам несуществующих слов.

На высоте депрессивного состояния могут возникнуть бредовые и бредоподобные идеи из группы бреда самоуничижения.

Выделяют несколько вариантов депрессивного синдрома.

Меланхолическая депрессия в основном соответствует описанному выше состоянию. На первый план выступает угнетенное настроение, медленное течение мыслей и двигательная заторможенность. Инстинкты и влечения нарушены. Для меланхолической депрессии не характерны тревога и страх.

Тревожная депрессия характеризуется аффектом не только тоски, но и выраженной тревоги, страха, когда больной испытывает огромное внутреннее беспокойство, связанное с ожиданием неизбежного несчастья или трагедии для себя и родственников. Больные двигательно расторможены, не находят себе места, постоянно по пустякам обращаются к медперсоналу с просьбой о помощи или немедленном умерщвлении. Если двигательное возбуждение достигает максимума, больные мечутся по отделению, громко стонут, наносят себе повреждения (ажитированная депрессия с высоким суицидальным риском).

Ипохондрическая депрессия - на фоне тоскливого или тоскливо-тревожного аффекта возникают выраженные ипохондрические идеи о наличии у больных неизлечимых тяжелых заболеваний или необратимых патологических процессов внутренних органов вплоть до полного их отсутствия (нигилистический бред). Довольно часто ипохондрическая депрессия реализуется в синдроме Котара. Например, больной И. так образно определил свою ипохондрическую депрессию: "Если долго смотреть во Тьму, то Тьма посмотрит на тебя". Ипохондрическая депрессия в клинической практике часто сочетается с тревожной или ажитированной.

Анестетическая депрессия - больные начинают жаловаться на чувство потери любви к самым близким людям (родителям, детям, братьям, сестрам). Кроме того, теряют способность удовлетворения познания в широком смысле. У больных, по их мнению, теряются все чувства, остается лишь чувство потери чувств (чувственная бесчувственность - anaesthesia psychica dolorosa).

Апатическая депрессия - значительное ослабление всех побуждений и желаний. Пациенты отличаются выраженной вялостью, безразличием к себе и окружающим, уклоняются от любых контактов, ничем не занимаются, сутками находятся в постели, лишь иногда с видимым неудовольствием вставая в туалет. Они безразличны к еде из-за резкого снижения пищевого инстинкта, могут неделями ничего не есть, не испытывая при этом каких-либо страданий. Единственное их желание - чтобы их оставили в покое и не трогали.

Маскированная депрессия - этот депрессивный синдром проявляется в различных вегетативных и соматических симптомах, усиливающихся но утрам и относительно ослабевающих в вечернее и ночное время. Тоска внешне не выражена, больные постоянно посещают соматологов, предъявляя массу жалоб на расстройство сердечнососудистой системы, различные болевые ощущения в области желудочно-кишечного тракта и т.д. Эти жалобы и маскируют депрессивную симптоматику, уводя врачей от лечения основного заболевания. Известно, что при депрессии всегда есть те или иные соматические проявления как ее следствие. При маскированной депрессии причина и следствие как бы меняются местами. При этом тщательное клиническое обследование не выявляет у больных наличия какой-либо соматической патологии. Тем не менее, больные упорно продолжают лечиться у интернистов, хотя эффект, как правило, нулевой. Больные объясняют это низкой квалификацией терапевтов и обращаются за консультацией и лечением к следующей группе врачей, впрочем, также безрезультативно. Только назначение антидепрессантов способствует редукции подобной "соматической патологии".

Меланхолическая и апатическая депрессия чаще всего отмечаются при эндогенных заболеваниях, тревожная и ажитированная - при сосудистых и инволюционных психозах, маскированная - при аффективных и психосоматических расстройствах.

Больная Р. обратилась к психиатру с жалобами на плохое настроение и "отвратительное" самочувствие. На приеме тосклива, подавлена, постоянно плачет, жалуется на то, что уже давно не радуется жизни, не может получать удовлетворение ни от чтения, ни от просмотра телепередач, читать "стало трудно", ибо не понимает смысла прочитанного, думать стало физически трудно, мышление заторможено, не может включиться даже в разговор на банальные житейские темы, хотя раньше "любила посплетничать". Любое движение дается с большим трудом, невыносимо трудно просто встать и подогреть чай. Аппетита нет никакого. Настроение несколько улучшается к вечеру, но все равно остается безрадостным. Долго не может уснуть, сон плохой, крайне чуткий, поверхностный, с кошмарными сновидениями и частыми пробуждениями. Просыпается в два-три часа ночи и больше уснуть не может (феномен раннего пробуждения).

Апатический синдром. Апатия (безразличие) как симптом часто сочетается с абулией (безволие), оформляясь в единый апатико-абулический синдром, называемый также апатическим. Это конечное состояние шизофренического процесса, которое выражается в полной бездеятельности, равнодушии, отсутствии каких-либо интересов и желаний. Больные неделями, а то и месяцами бесцельно лежат в постели, не проявляя ни малейшего интереса к окружающему. Они выявляют полное безразличие и к собственным потребностям, и к собственной личности - им не хочется вставать с постели, они могут долго не есть, так как "лень вставать и готовить", по этой же причине они неопрятны, не умываются, не причесываются, ко всему глубоко равнодушны и безразличны. Такие больные нуждаются в постоянной опеке.

Больная Г., многие годы страдающая шизофренией и находящаяся уже в дефектном состоянии, днями напролет лежит в постели, ничем не занимается, не разговаривает, лишь иногда издаст нечленораздельные звуки, взгляд неподвижный, ни на что не реагирует, обращенную к ней речь игнорирует либо беззвучно шевелит губами, самостоятельно есть не может, но вложенную в рот пищу жует и проглатывает, неопрятна, может весь день пролежать в сырой или грязной постели, не выражая при этом никакого беспокойства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >