Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Фаланстер как производительно-потребительный кооператив

Единственной успешной апробацией идеи "фаланстера" считается эксперимент французского предпринимателя Жана-Батиста Андре Годэна (1817-1888). Годэн уже в молодости разбогател благодаря внедрению изобретенной им чугунной печи-"буржуйки" и основал всемирно известную фирму, производящую печи, камины и кухонные плиты. Став крупным фабрикантом-новатором, Годэн в 1859 г. на берегах реки Луары, в окрестностях бывшего замка герцогов Гизов, возвел благоустроенный жилой комплекс для семей работников своего предприятия, включавший парк, школу, детский сад-ясли, бассейн с подогревом воды, театр и библиотеку, назвав его "Фамилистер".

Фамилистер был рассчитан на 1800 человек - рабочих заводов Годэна и членов их семей, обеспечиваемых продуктами через потребительские магазины. Хотя семья и частный быт сохраняли значение, внутренние крытые дворы больших домов должны были формировать дух коллективизма, а двери в комнатах были раздвижными. Выборные комитеты заботились о материальных, воспитательных и спортивных потребностях рабочих. Изобретательный Годэн, сам переехавший в фамилистер, установил систему распределения прибылей на основе ограниченного владения акциями в пропорции: труду и капиталу - по 3/8- таланту - 1/4. Доли не подлежали продаже и не могли быть увеличены более чем вдвое. Годен завещал рабочим свой капитал (свыше 3 млн франков), благодаря чему доля труда в распределяемой прибыли к 1900 г. превысила 9/10.

Хотя, вопреки скептикам, фамилистер в Гизе надолго пережил своего создателя, превратившись к концу XX в. в жилой комплекс частных квартировладельцев (в 2000 г. там открылся музей Годэна), он, конечно, был весьма локальным социалистическим экспериментом. Будущность ему во многом обеспечили инженерно-предпринимательские таланты Годэна и, по сути, монопольная рыночная пища в международном производстве бытовой отопительной техники. Как производительно-потребительный кооператив фамилистер стал скорее не ячейкой нового общественного строя, а примером успешного делового предприятия с развитым социальным "пакетом".

Фамилистер отразил наиболее реалистичное направление влияния идей Фурье, которое проявилось в XX в. в законах французских правительств о сооружении социального жилья при предприятиях - многоквартирных домов с умеренной квартплатой.

Влияние идей Фурье в России

Главным русским пропагандистом фурьеризма стал юрист по образованию, переводчик в министерстве иностранных дел М. В. Буташевич-Петрашевский (1821 - 1866), организатор кружка "петрашевцев" в Петербурге (1845-1849). Хотя литература социалистического направления была в России к тому времени запрещена, петрашевцы полагали, что ввиду мирного характера фурьеризма царское правительство могло бы дать средства на устройство первого фаланстера, а если нет, стоит ради этого составить компанию на паях. Однако с развертыванием революций 1848 г. в Европе кружок Петрашевского стал перерастать в тайное революционное общество и в 1849 г. был разгромлен жандармерией Николая I; смертный приговор 20 наиболее активным участникам был после инсценировки расстрела заменен сибирской каторгой. Был конфискован 2-й выпуск изданного под редакцией Петрашевского и написанного в основном им "Карманного словаря иностранных слов", где излагались идеи Фурье.

Видные участники кружка Ф. М. Достоевский и Н. Я. Данилевский, пережив перелом в мировоззрении, стали впоследствии наиболее влиятельными российскими критиками социализма и западной цивилизации. Напротив, высказанный на допросе Петрашевским пафос полного реформирования общественного быта ради избавления от "тяжкого, удручительного труда" был подхвачен в 1860-е гг. Н. Г. Чернышевским. Чернышевский с удовлетворением отмечая, что в курсах политической экономии "делается значительная уступка понятиям утопистов", соглашался с критикой Фурье торговых злоупотреблений и изобразил фаланстер в знаменитом "четвертом сне Веры Павловны" своего романа "Что делать?" (1863), нарочито аляповатого по форме, но обладавшего мощным революционно-прожектерским зарядом.

Попытка реалистического наполнения идеи Фурье о "разделении труда во времени" была предпринята в трактате "Поля, фабрики и мастерские. Промышленность, соединенная с земледелием и умственный труд с ручным" (1899) русским революционным деятелем князем П. А. Кропоткиным (1842-1921). Кропоткин пытался сочетать фурьеризм с идеями французского анархиста П.-Ж. Прудона (1809-1865), прославившегося книгой "Что такое собственность?" (1840) с муссированием формулы "собственность есть кража". Для положительного осуществления децентрализованного производства и потребления на принципах "анархо-коммунизма" Кропоткин предлагая перемену труда в небольших самодостаточных ассоциациях работников, усвоивших благодаря интегральному образованию общие методы разных ремесел. Возможность такого образования Кропоткин связывал с совершенствованием показавшей свою эффективность "русской системы" технического обучения, разработанной первым директором Московского технического училища инженером В. К. Делла-Восом (1829-1890).

 
Увага, даний підручник має низьку якість розпізнавання
Для отримання якісного зображення скористайтеся завантаженням підручника
одним файлом в форматі Djvu на сторінці Зміст
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>