Полная версия

Главная arrow Политология arrow Геополитика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

9.4. Феномен фрагментации и пролиферации государств

Очевидно, что, хотя сама концепция суверенитета подвергается заметной трансформации, одним из парадоксов все более стремительно глобализирующегося мира является появление на политической карте все новых государств там, где их никогда не было раньше. Это вполне объяснимо, если учесть, что любая универсализация или, как ее нынче называют, глобализация рано или поздно, по неизбежно ведет к фрагментации, децентрализации, сецессии и другим подобным им феноменам. Об этом свидетельствует опыт почти всех мировых цивилизаций и мировых империй.

В связи с этим некоторые авторы даже заговорили о начавшейся "фрагментации" или "балканизации мира". Действительно, оборотной стороной глобализации, интернационализации и интеграции является обострение этнических, религиозных, культурных проблем, все большее звучание приобретают такие понятия, как "родной очаг", "родина", "нация" и т.д. Не случайно в современном мире национализм продолжает служить в качестве одного из могущественных факторов, определяющих характер и векторы политического и геополитического развития.

О серьезности этого фактора свидетельствуют мирный раздел Чехословакии па два самостоятельных государства и братоубийственная кровавая трагедия, результатом которой стал распад Югославии. Событиями всемирно-исторического значения и масштаба, приведшим и к переустройству самого мирового порядка, стали распад Советского Союза и образование на его обломках полутора десятков новых государств. Сочетание этих противоречивых тенденций сопряжено со сложностями, связанными с необходимостью их совмещения в рамках существующих политических систем, привязанных к модели национального государства, что создает благоприятную почву для появления новых и обострения старых конфликтов.

В то время как приверженность государств международному сообществу растет, одновременно наблюдается тенденция к усилению сопротивления транснациональным процессам. Можно утверждать, что концепции о закате национального государства и пришествии транснационального мирового сообщества в разных его трактовках не выдерживают сколько-нибудь серьезной критики.

Как правило, в качестве своего рода образца для дрейфа в направлении единения и унификации современного мира приводят пример европейской интеграции. Однако, как показали события и перипетии мирового экономического кризиса 2008—2009 гг., время и история еще не вынесли свой вердикт относительно судеб и перспектив этого объединения. К тому же, как отмечалось в монографии "Европа: вчера, сегодня, завтра", национальный суверенитет для подавляющего большинства европейцев был и остается единственным источником легитимности любой публичной власти независимо от ее формы и природы.

Поэтому, как представляется, в обозримой перспективе государства сохранят за собой статус главных акторов мировой политики, а различия национально-государственных интересов, дополняемые этническими, конфессиональными, культурными и иными различиями, останутся главными источниками конфликтов между ними. И это естественно, поскольку именно благодаря государству многие народы стали субъектами истории, именно благодаря государству они обеспечили себе более или менее длительное существование. Те народы, которым не удалось создать свое государство, навечно исчезли в густом тумане истории.

Государство было, есть и останется наиболее жизнеспособной и эффективной формой самоорганизации каждого конкретного народа с единой историей, культурой, традициями, мифами, с характерологическими стереотипами и т.д. Не может быть какого бы то ни было однородного, лишенного национально-государственных несущих конструкций мирового сообщества или однополярного в каких бы то ни было формах миропорядка.

Если теоретически представить себе единую и однородную общечеловеческую культуру, то она может стать лишь воплощением общих социальных, духовных, психологических и иных признаков и элементов, характерных для всех людей. В таком случае речь может идти об общечеловеческих интересах, общечеловеческих ценностях, культуре, миропонимании, вероисповедании и т.д. и т.п. Нельзя сказать, что эти последние вообще не существуют и не могут существовать в будущем, но, к несчастью, а может быть, к великому счастью, дух пародов, дух конкретно взятого человека не сводится к ним. Он представляет собой несравненно более сложный, многогранный, противоречивый феномен, который никак невозможно втиснуть в прокрустово ложе каких бы то пи было самых совершенных теорий, формул, моделей.

При всем том, происходящие в мире процессы настоятельно требуют осознания сущностного единства человечества. Но это сущностное единство отнюдь не исключает, а предполагает разнообразие культур, наций, народов, традиций, политических систем и т.д., питая тенденцию к многовариантности общественного развития, обогащая содержание цивилизованного прогресса человечества. Упрощение, единообразие ведут к регрессу и умиранию человеческих сообществ, а многообразие — залог их прогресса и процветания, гарантия их жизненности.

Любой цивилизации присущи не только конфликты интересов, но и конфликты основополагающих ценностей. В современных реалиях речь идет о политическом, социокультурном, этнонациональном, конфессиональном, ценностном и иных формах плюрализма. Не может быть единого мира с единой верой, единой системой миросозерцания и миропонимания, едиными нормами, ценностями, жизненными установками и т.д. Единый мировой порядок возможен только как открытое, динамическое пространство для свободного сосуществования, свободного самовоспроизводства разнообразных народов, культур, религий, форм миропонимания, ценностно-нормативных систем и т.д. Ж.-Ж. Руссо говорил: "Я такой, как все. Я не похож ни на кого". Без сомнения, французский мыслитель был прав, поскольку мы все одинаковы по заложенным в нас человеческим первоначалам и в то же время мы разные по формам и путям реализации данных первоначал.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>