Полная версия

Главная arrow Строительство arrow АРХИТЕКТУРНЫЕ ФОРМЫ АНТИЧНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ТРЕТЬЯ СТЕНЫ

ОБРАБОТКА ПОЛЯ СТЕНЫ

Стена, сложенная из правильно обработанных камней прямоугольной формы, с плотно притесанными кромками и гладкой наружной поверхностью, представляет собой однородную плоскость, наподобие современных кирпичных стен, покрытых штукатуркой. Однако между стеной из естественного камня и оштукатуренной есть довольно существенная разница. Как бы ни были однородны камни каменной кладки, между ними всегда можно заметить некоторую, иногда очень незначительную разницу в оттенке, и это вносит известное оживление, нарушает однообразие поверхности стены, являясь эффектом не искусственным, а вполне естественным, созданным самой природой.

Гладкие каменные стены встречаются как в греческой, так и в римской архитектуре, а также и в архитектуре Возрождения. Однако уже довольно рано можно заметить стремление греческого архитектора сделать кладку гладкой стены более выразительной, для чего он отесывает камни так, чтобы швы между ними были более заметны. Это может быть достигнуто скашиванием кромок прилегающих один к другому камней (снятием фасок), чем образуются углубления треугольного сечения; по греки предпочитали получить углубление более резкое, более заметное. Для этого они вытесывали углубление, ограниченное прямыми углами, т. е. квадратного сечения. Тогда не только при ярком освещении, но и в тени швы представлялись издали в виде темных как бы прочерченных прямых линий. Не довольствуясь одними горизонтальными швами, греческий зодчий делал и вертикальные швы, располагая их через правильные промежутки и соблюдая перевязку швов. Типичная греческая кладка позднего стиля состоит из чередующихся горизонтальных рядов камней различной толщины: между широкими полосами вставлены узкие. Чтобы, по возможности, соблюсти одинаковую пропорцию камней широкой полосы и узкой, длина низких камней делалась меньше длины высоких.

Тонкость художественного чутья греческого зодчего проявилась еще в том, что кладка нижней части стены делалась из камней значительно более крупных, но размеры которых выдержаны в той же пропорции, что и размеры остальных камней, т. е. отношения длины к высоте у всех камней были одинаковы.

Рассмотренные греческие камни, плотно прилегающие один к другому, имели гладко отесанную наружную поверхность, но такая обработка не является обязательной, и можно ограничиться лишь самой грубой отеской этой грани, что упрощает и удешевляет работу. Римляне называли такой способ отески opus rusticus, что значит способ сель-

Русты

Рис. 73. Русты

Профили рустов

Рис. 74. Профили рустов

ренции, отчего т и й с к и м.

ский. Возможно, что он практиковался в простых сельских постройках. Но зодчие Ренессанса оценили игру светотени на грубо отесанной поверхности камней и стали применять ее из художественных соображений при постройке богатых, парадных зданий, внося в этот способ различные усовершенствования и добавления. Обрабатываемые таким способом камни называют рустами, сохраняя это название и для камней, отесанных правильно, точно, в виде выпуклостей, пирамид и т. п. (рис. 73).

Иногда рустами обработан весь фасад снизу доверху, иногда же только нижние этажи, для придания им большей солидности и крепости. Особенно часто применялось украшение фасадов рустами во Фло- стнль подобных зданий назывался флорен-

Изучая здания, отделанные рустами, можно сделать следующие выводы. Совершенствуясь в применении рустов, зодчие раннего Ренессанса стали строить нижние этажи из более крупных и рельефных рустов, в следующих же этажах они облегчали их, соблюдая, таким образом, градацию рустов. Высота рустов, даже в одном этаже, не всегда соблюдалась одинаковой; это разнообразие не было случайным и всегда находит логическое объяснение. Первое из них — необходимость удешевления постройки, так как трудно получить камни одинаковой толщины и нецелесообразно откалывать большие куски от крупного камня только для того, чтобы сравнять его с более мелким. Другое соображение выяснится при рассмотрении обработки рустами окон и дверей.

Получив общее представление о рустах, рассмотрим сначала формы рустов, а затем перейдем к расположению их на фасаде.

Рис. 74, А, представляет в разрезе простой греческий камень, который мы теперь тоже будем называть рустом. На рис. 74, Б, представлен разрез руста со скошенными кромками и с плоской лицевой гранью; на рис. 74, В, изображен руст, состоящий из двух граней. Всего три мотива, но они изображены в массах, которые можно детализировать чрезвычайно разнообразно, заменяя скос по прямой наклонной под углом 45° различными профилями — простыми и составными.

Часть нижнего этажа дворца Питти во Флоренции

Рис. 75. Часть нижнего этажа дворца Питти во Флоренции

Примерами применения грубо сколотых рустов являются флорентийские дворцы Питти, Риккарди и Строцци. Первый из них (рис. 75) производит сильное впечатление своей мощью, второй (рис. 76) служит примером поэтажной градации рустов по степени рельефа их обработки, а последний считается наивысшим достижением этого рода архитектуры (рис. 77).

Русты с сильно выступающими пирамидальными выпуклостями, сделанные из полированного мрамора, встречаются в Италии (Болонья, Феррара) и в Испании (Сеговия). Игра ослепительных бликов света в этих рустах дала повод назвать здание в Ферраре, украшенное такими рустами, — Палаццо деи Днаманти, что значит «Алмазный дворец». Подобного рода русты называются также к в а д р а м и. Иногда пирамидальные русты чередуются с такими же впадинами, как, например, на дворце Дожей в Венеции (рис. 78).

Дворец Риккарди во Флоренции. Микелоццо

Рис. 76. Дворец Риккарди во Флоренции. Микелоццо

Этим не исчерпываются все разновидности рустов, но этого материала вполне достаточно для понимания одного из основных приемов обработки стен — обработки рустами.

Самым трудным моментом применения рустов является обработка стены с расположенными на ней полуциркульными окнами.

Арки оконных проемов сложены из таких же камней, как и стены, но отесанных в виде клиньев; все швы между клиньями сходятся в центре арки, а центр всегда лежит на горизонтальном шве. Если наружная кривая арки очерчена из того же центра, что и внутренняя, то все клинья арки получаются одинаковой длины, число же клиньев всегда нечетное, чтобы посредине арки непременно получился не шов, а камень — замок.

Горизонтальные швы между арками упираются в полукруглый наружный обвод арки, образуя не совсем приятные сопряжения. Во-первых, в камнях, прилегающих к арке, получаются острые углы, особенно заметные в верхней части арки. Вытесывать острые углы в камне очень трудно, так как в процессе отески они легко откалываются. Во-вторых, горизонтальные швы кладки из рядов одинаковой высоты упираются в арку без определенного порядка, — то между радиальными швами, то попадая в шов как бы случайно Другими словами, горизонтальные швы не согласованы с радиальными (рис. 79, А).

При желании согласовать эти швы между собой приходится разнообразить высоты горизонтальных рядов, как показано на рис. 79, Б. Чго-

Дворец Строцци во Флоренции. 15. да Манано к Кронака

Рис. 77. Дворец Строцци во Флоренции. 15. да Манано к Кронака

бы избежать слишком тонких камней, можно объединить два ряда кладки в один. Это имеет место вверху арки.

Попробуем разбить арку на столько же клиньев, как в предыдущем примере, и проведем из центра арки радиальные швы, но наружный обвод ее проводить не будем (рис. 79, В). Затем от горизонтального шва через центр арки отложим вверх ряды камней одинаковой ширины. Надо, чтобы высота этих камней была больше узкой части клина, чтобы казалось, будто клинья вытесаны из таких же камней, как те, из которых сложена стена.

При этом мы заметим, что точки пересечения горизонтальных швов с радиальными по мере повышения удаляются от очертания арки. Если соединить эти точки плавной кривой, получится наружный обвод арки стрельчатой формы. Такой обвод мы постоянно встречаем в рустованных зданиях раннего Ренессанса. Преимущества этого построения в том, что

ЮЗ

Дворец Дожей в Венеции

Рис. 78. Дворец Дожей в Венеции

горизонтальные швы кладки сопрягаются с радиальными до известной степени согласованно.

Недостатком можно считать неизбежно получающееся утолщение арки в замке, что противоречит принципам конструкции и механической работы арки. Следует заметить, что стрельчатая наружная кривая арки встречается часто и в такой трактовке, которая вовсе не указывает на намерение зодчего согласовать указанным способом швы кладки, т. е., несмотря на стрельчатость, швы стыкаются все-таки случайно, хотя ряды горизонтальной кладки имеют различную ширину. Во всех рассмотренных случаях один упомянутый выше недостаток остался не- устраненным — это острые углы камней, прилегающих к арке.

Однако творческая мысль архитектора раннего Ренессанса искала выхода из создавшегося трудного положения и пришла к следующему. Повторим построение, сделанное на рис. 79, В, еще раз в Г, т. е. получим точки пересечения горизонтальных швов с радиальными, но соединять их кривой не будем, а проведем из этих точек в каждом ряду вертикальные швы. Получается новый вид сопряжения кладки арки с горизонтальной кладкой стены, с полным устранением острых углов. Остались углы только прямые и тупые, т. е. углы прочные и легко выполнимые. Клинья арки получаются пятиугольные, а швы сами собой располагаются вперевязку.

Сопряжение швов рустов

Рис. 79. Сопряжение швов рустов

Окно дворца Гонди во Флоренции. Дж. да Сангалло

Рис. 80. Окно дворца Гонди во Флоренции. Дж. да Сангалло

Облицовка стен мрамором

Рис. 81. Облицовка стен мрамором

Этот способ применил Джулиано да Сангалло (1445—1516), работавший во Флоренции и в Риме. Приведенный пример взят из построенного им дворца Гонди во Флоренции (1490 г., рис. 80).

Расчленяя арку на клинья, иногда старались особенно выделить замок арки, для этого его делали шире других камней, помещали на нем более рельефный руст, или щит с гербом, или какой-нибудь орнамент.

Обобщая рассуждения о применении рустов для обработки гладкого поля стены, можно притти к выводу, что греки никогда не применяли грубо отесанных камней. У них русты представляли собой гладкие камни, разделявшиеся узкими неглубокими прорезами, а еще чаще стены оставлялись гладкими, составляя однородный фон для стоящих перед ними колонн. Для лучшего выделения светлых желтоватых колонн стона за ними окрашивалась в темнокрасный цвет.

В Риме русты применялись часто в крупных постройках и инженерных сооружениях, а также в зданиях с большими поверхностями глухих (без окон) стен, что придавало сооружениям массивность и монументальность.

Особенно эффектны русты больших круглых надгробных сооружений и мавзолеев.

В эпоху Возрождения, как мы видели, русты получили широкое применение и в раннюю пору покрывали сплошь весь фасад здания. Позднее рустами отделывался только первый этаж, приобретавший благодаря им устойчивый, незыблемый характер. Далее, в эпоху Высокого Возрождения, русты иногда не покрывают сплошь поверхности стен, а располагаются лишь на углах здания, затем появляются в простенках и обрамляют главные входы — порталы.

О подобных рустах нам еще придется говорить в других местах, при рассмотрении соответствующих форм.

Обработка поля стены не ограничивается одними рустами, но может быть достигнута и другими приемами. Одним из эффектных, но довольно дорогих приемов, является облицовка стен плитами из мрамора или других, похожих на мрамор пород, поддающихся совершенно гладкой обработке или даже шлифовке. Облицовка делалась из плит небольшой толщины, но, по возможности, большой поверхности и различного цвета. Сочетанием плит—белых, черных и серых, зеленых (verde antico), красных (порфир), желтых (яшма), синих (ляпис-лазурь) и ярко-зеленых (малахит) — можно составлять очень разнообразные и интересные узоры. Плиты значительной поверхности получить трудно, но умелым сочетанием плит небольшого размера можно покрыть довольно большую площадь примерно следующим образом (рис. 81).

Камень квадратной или прямоугольной формы распиливается на плиты небольшой толщины, и из четырех плотно притесанных плит составляется одна, учетверенная, площадь. Если при этом мрамор имеет ясно выраженные прожилки в определенном направлении, то надо шлифовать полученные плиты так, чтобы прожилки на двух смежных плитах образовывали симметричный рисунок. Тогда в центре образуется рисунок, симметрично расходящийся в четыре стороны. Если составной из четырех кусков плиты рисунок получается неинтересный, можно у всех четырех сходящихся в центре плит срезать углы; тогда посредине получается квадрат, поставленный на угол, или ромб, заполняемый также мраморной плитой, но другого цвета. Иногда здесь помещается круг. Круглые плиты легко получались путем распиливания стержней колонн перпендикулярно их оси. Большие прямоугольники светлого тона обычно обрамлялись полосами белого мрамора небольшой ширины,

Лестница Гигантов во дворце Дожей

Рис. 82. Лестница Гигантов во дворце Дожей

которые, в свою очередь, окружались полосками глубокого темного тона, вплоть до черного. Между основными полосами вводились второстепенные узкие ленточки.

Таким образом, вокруг центрального зеркала или панно получалось широкое обрамление. От умелого подбора тонов и сочетания размеров расположенных рядом полос различной ширины зависит художественное впечатление, производимое подобной отделкой поля стены. Такая отделка встречается в эпоху Возрождения на наружных стенах здания, но значительно чаще (и удерживается до настоящего времени) — при украшении стен внутри зданий.

Внутренние стены обыкновенно расчленяются горизонтальными линиями на две или три части. Средняя часть, самая широкая, является главной, нижняя значительно (раза в три) уже средней, трактуется как панель и облицовывается темными, даже черными, породами, а верхняя полоса составляет завершение стены, имеет тоже небольшую ширину (раза в четыре меньше средней) и выдерживается в светлых тонах или даже отделывается, во избежание однообразия, не гладкой облицовкой, а каким-либо другим способом с введением рельефа. Данные выше приближенные соотношения размеров членений стены почерпнуты из многих примеров в натуре; соблюдая подобные соотношения, художник, наверно, руководствовался исключительно своим вкусом, или, как говорят, художественным чутьем, но указанные соотношения можно обосновать ордерами. Если предположить на время, что стена украшена ордером, то она должна бы расчленяться по высоте на три части (пьедестал, колонна и антаблемент) с соотношениями 7з: 1 : */<; такие соотношения размеров сохраняются и тогда, когда мы отказываемся от применения для отделки стены ордеров, а облицовываем стены цветными каменными плитами (рис. 82).

Как в применении ордеров допускаются некоторые отклонения, которым посвящена была отдельная глава, так и в данном случае возможны подобные отклонения, вплоть до полного отказа от панели.

Если творческое чутье подсказывает определенные размеры, этого совершенно достаточно для решения вопроса, на них и следует остановиться, но в случае сомнения можно, так сказать, посоветоваться с ордерами.

Изучение принципов классической архитектуры натолкнет еще на многие другие факторы, помогающие разрешать сомнения, возникающие во время составления проекта или осуществления его в натуре.

Облицовка стен разноцветными камнями применялась и в греческой и в римской архитектуре, но образцов ее сохранилось мало, потому что в последующие времена античные здания неоднократно грабились, местные жители в течение веков растаскивали все ценное, все более или менее правильно обработанные камни, а в особенности камни лучших пород, для своих построек. Растаскивались камни даже просто для обжигания извести.

В эпоху Возрождения было причинено много зла древним зданиям, повреждено и уничтожено немало великолепных римских сооружений; но зато от этой эпохи сохранилось много замечательных памятников, сделанных с изумительным мастерством и техническим совершенством.

Прием облицовки стен разноцветными плитами развился, повиди* мому, не столько под влиянием древнего Рима, сколько под воздействием искусства Ислама. С Востока на Запад, до Гибралтара, совершило это искусство свой победный путь и оставило причудливые образцы стен, покрытых сплошными цветистыми коврами из разноцветных мраморов, из цветной майолики и живописных узоров, производящих и сейчас неизгладимое впечатление (рис. 83).

Не всегда облицовка делалась из естественных плит. Выработался также способ изготовления искусственного мрамора, который иногда трудно отличить от настоящего. Способ этот применяется и теперь.

Вместо дорого стоящей облицовки стен цветными каменными плитами в древнем мире был изобретен способ накладывания на стены красок различных тонов. Посредством этого способа можно не только подражать каменной облицовке (подражать, но не подделывать), но и более свободно трактовать ее, изображать узоры, орнаменты и даже писать на стене целые картины. Способ этот называется стенной живописью, или фресками.

Строго говоря, фреской называется совершенно определенный род стенной живописи. Это — роспись по сырой штукатурке. Итальянское al fresco обозначает по сырому. Это значит, что после наложения на стену гладкого слоя штукатурки, пока она не высохла, на нее наносится кистью необходимого цвета краска, которая не ложится тонкой пленкой по наружной поверхности стены, как клеевая, а впитывается в глубину сырого слоя. Но при этом краска может расплываться и заходить’за пределы контура рисунка, сливаясь с соседним, еще не высохшим тоном. Для избежания этого штукатурку по контуру рисунка предварительно процарапывали тонким острием. Эта царапина не позволяла краске распространяться за ее пределы. Из этого видно, какой сложный способ живописи представляет собой настоящая фреска. Рисунок сочиняется или первоначально выполняется на бумаге, которая накладывается на сырой слой штукатурки для того, чтобы перевести его на поверхность стены. Для этого предварительно по всем линиям контуров делаются в бумаге очень частые проколы. Бумага плотно прижимается к стене, а сквозь проколы вводится угольная пыль, благодаря чему весь рисунок переводится на поверхность штукатурки. После этого, без промедления, надо весь рисунок процарапать, пока слой не

Арабская система украшения поля стены

Рис. 83. Арабская система украшения поля стены

окреп. Затем, пока слой не подсох, накладывается краска. Следовательно, работа живописца должна быть строго согласована с работой штукатура. Надо заштукатурить такую площадь стены, которую успеет покрыть живописью художник до затвердения слоя. Но не всегда стенная живопись делалась таким трудным и дорогим способом; часто встречается, даже в довольно древних зданиях, живопись, сделанная без процарапывания контуров, по уже подсохшей штукатурке, что, понятно, упрощало и ускоряло работу. Живопись эту, менее прочную, совершенно неправильно также называли фреской.

Фрески получили очень большое распространение как в античном мире, так и в средневековой архитектуре, а затем и в искусстве Ренессанса.

Примеров фресковой росписи стен древнего мира сохранилось мало, потому что краски со временем исчезают, не столько от размывания их водой, сколько от действия света. Только отдельные фрагменты, пролежавшие веками в земле, при раскопках извлекаются сохранившими свою прежнюю окраску. Лучшей сохранностью отличаются фрески, открытые в древних Помпеях, но выполненные не на фасадах, а на внутренних стенах.

Рис. 84.

Помпейская стенная живопись

трагически погиб при изверже] кана в 79 г. н. э. Город был

Помпеи, цветущий древний город около Неаполя, у подножья Везувия, извержении вул- засыпан

раскаленным пеплом, на века сохранившим в своих недрах все поселение с улицами и площадями, с домами, театрами, банями и храмами. При раскопках погибшего города оказалось, что почти в каждом доме стены были покрыты росписью, иногда простой, иногда довольно сложной и высокого художественного достоинства.

Более простым и, вероятно, более древним способом росписи было разделение плоскости стены на широкие поля, окаймленные прямолинейными полосами различной ширины и разнообразной расцветки, с соблюдением гармоничных сочетаний тонов. Композиция росписи явно навеяна облицовкой стен разноцветными плитами; конечно, этот способ украшения стен стоил значительно дешевле и в то же время допускал большее разнообразие тонов и более свободное решение обработки гладкого поля стены (рис. 84).

С течением времени помпейская стенная роспись совершенствуется, делается более цветистой, а затем в нее вводится архитектурный мотив, изображаются тонкие, изящные и легкие колонки, иногда обвитые гирляндами, причудливые, великолепно нарисованные орнаменты с условными, стилизованными листьями, спиральными завитками, фантастическими животными или реалистическими изображениями человеческих фигур. Все вместе составляет тонко продуманную, пленяющую взор декорацию, оживляющую однообразие стенной плоскости.

Основная мысль разработки стены следующая. Нижняя часть стены, панель, всегда темного цвета — вишнево-красного или даже черного — не оставляется гладкой, однородной, а перебивается вертикальными разделениями на перемежающиеся длинные и короткие прямоугольники, с соблюдением определенной закономерности, т. е. ритмичности.

Над панелью простирается поле стены, которое, в свою очередь, тоже трактуется в виде крупных прямоугольников, окрашенных в светлые тона, обведенные обрамлениями из полос различной ширины и различной расцветки, а иногда с добавлением геометрического орнамента. Встречаются в помпейской стенной живописи еще такие добавления: на гладком поле стены выделяется небольшой квадрат или прямоугольник, обведенный узкой темной рамой, подражающий висящей на стене, оправленной в раму картине. На такой картине живописец изображает портреты или сцены из мифологии, пейзажи и т. п. Иногда поле стены окрашивается в совершенно черный цвет, а посредине поля изображена небольшая фигурка летящей женщины или какого-нибудь фантастического существа.

Все рассмотренные приемы отделки поля стены как бы подчеркивают существование плоскости ее, но в тех же Помпеях, в более поздний период их процветания, появляется новинка, которая получила большое распространение. Замкнутое в четырех стенах небольшое пространство комнаты представляется тесным, поэтому является желание расширить это пространство, разрушить плоскость стены. Архитектор диктует живописцу новый, чисто архитектурный прием росписи стены— перспективное изображение колоннад и балконов, открытых наружу окон, за которыми в открывшемся пространстве летают птицы. Такая роспись как бы раскрывает пространство, создает иллюзию глубины. Взор не упирается в плоскость стены, а устремляется дальше, за пределы ее. Появляется так называемая перспективная живопись (рис. 85).

Подробное изучение помпейской стенной живописи может дать некоторый поучительный материал современному архитектору для решения вопросов внутренней отделки.

Зодчие Ренессанса использовали помпейские мотивы, конечно, не в смысле слепого подражания им, а лишь в их основной идее.

Самым ярким примером может служить роспись так называемых лоджий Ватикана (папского дворца) в Риме, исполненная в 1519 г. знаменитым живописцем и архитектором Рафаэлем с помощью его лучших учеников: Джулио Романо, Джованни да Удине и др. (рис. 86).

Рассмотренная фресковая живопись пригодна только для внутренних помещений, но мало пригодна для фасадов, подвергающихся действию воды и солнца, мороза и ветра. Для украшения поля стены плоским орнаментом в эпоху Возрождения выработался новый способ, который называется сграффито. Слово происходит от итальянского sgruffi ire — выцарапывать. Этот декоративный прием, впервые появившийся в Италии в XVI веке, состоит в том, что на поверхность стены накладывается темный слой штукатурки, а сверх него — второй, светлый слой краски; нанесенный на краску рисунок при помощи острого инструмента процарапывается и выскабливается так, чтобы обнажить местами темный слой и получить таким образом двухцветный рисунок.

Простота и легкость выполнения, а также прочность сграффито обеспечили этому приему украшения стен широкое применение преимущественно в архитектуре раннего Ренессанса в Италии, а позднее в Германии и Австрии.

В Ленинграде можно видеть сграффито на фасаде здания бывшего Института гражданских инженеров по 2-й Красноармейской улице, построенного архитектором И. С. Китнером в 1881 г.

Пример сграффито приведен на рис. 87.

Встречаются примеры оживления двухцветного орнамента сграффито путем введения в рисунок кругов, квадратов или прямоугольников, в которых помещены картины, исполненные многоцветной живописью, но особой прочностью эти картины, конечно, не обладают.

В зданиях высокохудожественных, монументальных, рассчитанных на всемирное значение и вековое существование, вместо фрески и сграффито применяется особый род монументальной живописи — мозаика. Под мозаикой, в широком значении слова, разумеется

Помпейская стенная живопись

Рис. 85. Помпейская стенная живопись

Лоджии Ватикана

Рис. 86. Лоджии Ватикана

картина или рисунок, сложенные из разноцветных небольших кусков какого-нибудь цветного материала, плотно пригнанных один к другому и скрепленных специальным цементом как между собой, так с грунтом, на который они наложены. Можно выполнить мозаику из различных цветов дерева и даже кожи, но мы остановимся только на тех мозаиках, которые применяются в архитектуре.

Их можно разделить на два вида: мозаика штучная и наборная (рис. 88 и 89).

Штучная мозаика составлялась из более или менее крупных пластин разноцветного натурального камня, вырезанных по определенному рисунку, подобранных по тонам и плотно пригнанных один к другому. Подобная мозаика применялась в глубокой древности в качестве пособницы архитектуры на Востоке, откуда преемственно перешла в Грецию, где значительно усовершенствовалась; там же создалась и мозаика из более мелких кусков — наборная.

Быть может, в Греции впервые стали изготовляться в добавление к естественным камням искусственные камни из стекловидных сплавов, но образцов греческих мозаик сохранилось очень мало, к тому же греки применяли мозаику преимущественно для полов.

Римляне, в своем стремлении к пышности и блеску, стали применять этот вид искусства не только для полов, но и при украшении стен храмов, общественных зданий, дворцов и даже частных жилых домов. Постепенно мозаика выходит из пределов орнамента и захватывает область живописи, являясь вечной, каменной, несмываемой, не отцветающей эффектной живописью.

Открытая в 1831 г. при раскопках в Помпеях мозаичная картина — «Битва Александра Македонского при Арбеллах», вероятно, копия с древнего греческого оригинала — воспроизведена почти во всех книгах, посвященных греческому искусству.

Восторжествовавшее над языческим миром христианство способствовало необычайному развитию мозаики, которая, в качестве замены живописи, покрыла стены, а затем и своды базилик.

В Византии широко применялись оба вида мозаики: штучная и наборная. Первая, украшавшая стены и полы, составлялась из кусков естественных камней, вторая набиралась из стеклянных кубиков, вперемежку с натуральными камнями, заменяя декоративную живопись и воспроизводя целые картины и орнаменты.

Значительное оживление внесла в мозаику новая техника изготовления кубиков, в толщу которых вводились тончайшие пластинки золота, покрытые прозрачным слоем стекла. Совершенно исключительный эффект получается тогда, когда узкие полоски «золотых» кубиков не составляют одной плоскости со всей картиной, но вложены слегка (незаметно для глаза) наклонно. Лучи света, ударяя в полоски, отражаются от них под различными углами, и тогда золото играет самыми разнообразными оттенками.

Стекловидная масса, из которой изготовляются кубики и тонкие палочки различных цветов и оттенков, называется смальтой.

В XIX—XX веках мозаика как самостоятельное искусство постепенно утрачивает свое прежнее значение и даже характер монументального декоративного искусства; она превращается в рабскую копию, чтобы не сказать подделку живописи, воспроизводящую даже мазки кисти. Нам представляется, что в монументальной советской архитектуре некоторые виды мозаики найдут себе применение при обработке крупных полей стен, рассматриваемых с больших расстояний.

Применение филенок

Рис. 90. Применение филенок

Героическая эпоха нашей страны уже нашла свое отражение в музыке, живописи, литературе, она проявляется в стройном созвучии слившихся в гармоничное целое всех пластических искусств, между которыми главное место принадлежит архитектуре.

Обратимся еще к приемам отделки полей стен и рассмотрим те из них, которые основаны на разработке гладкой поверхности при помощи рельефа. Рассмотренные нами раньше русты тоже как будто разрешали эту проблему, но они были выделены в особую главу потому, что тесно связаны с самой конструкцией стены; здесь же мы рассмотрим приемы, имеющие чисто декоративное значение.

Расчленение поля стены на отдельные части — панели, фризы, обрамленные прямоугольники или квадраты — осуществлялось посредством стенной росписи или цветной облицовки, но то же расчленение может быть достигнуто и при помощи рельефных обрамлений и тяг. Мы часто встречаем такой прием в обработке стен больших залов, парадных помещений, вестибюлей и лестниц, т. е. внутренних помещений, но это вовсе не исключает возможности появления их и на фасадах.

На первом месте стоят так называемые филенки. Филенками называют рамки, окружающие определенное поле стены, потолка, свода и т. п. Если поле каменное, то филенки вытесываются в том же камне, если же поле оштукатурено, то филенки тоже штукатурные и выполняются (вытягиваются) при помощи наложения известкового раствора и протягивания по раствору особого деревянного с железной обивкой лекала, двигающегося, как по рельсам, по особым направляющим брускам. Движением лекала снимаются излишки раствора, а остается на месте только часть, пропускаемая лекалом. Таким образом, рельефная рамка вытягивается лекалом, и потому все сделанные таким способом выпуклые части называются общим термином — тяги. На рис. 90 представлены образцы обработки поверхностей филенками.

Какова бы ни была форма поля стены, — прямоугольная, квадратная, треугольная, круглая или неправильного очертания, — рамка всегда делается параллельной очертанию поля и со всех сторон на одинаковом от очертания расстоянии. Прежде чем переходить к некоторым типичным подробностям выполнения филенок, остановимся на самом профиле рамки и, придерживаясь принятого порядка, начнем с упрощенного изображения профиля в массах.

Мы часто видим рамки, в которые оправлены картины и портреты. Это так называемые багетные рамки; они сделаны из готовых профилированных полос, которые называются багеты. Чаще всего они состоят из сочетания довольно мелких элементов профилей, которые

Профили филенок

Рис. 91. Профили филенок

Рис. 92. Углы филенок

около самой картины очень мало отступают от ее плоскости (или от (пекла), а по мере удаления от нее выступают вперед. Таким образом, самый удаленный от картины элемент больше всего отступает от стены, на которой картина висит. Представим себе картину, повешенную на стене не наклонно, а вплотную к ней, так что рама всюду плотно прилегает к стене. На рис. 91, Л, представлен профиль такой рамы в разрезе и в массах, а на рис. 91, Б, — такая же рама, вытянутая на оштукатуренной стене.

На рис. 91, В и Г, массы заменены деталями по правилам профилирования, изложенным в ордерах. У читателя может возникнуть вопрос, каким профилям отдать предпочтение. Для ответа на этот вопрос лучше всего найти в ордерах профили, которые, будучи изображены в массах, наиболее соответствуют данному профилю (тоже в массах).

В данном примере — это антаблемент ионический или коринфский. В таком случае для деталировки профиля лучше руководствоваться (это не значит точно копировать) деталями этих ордеров. Так как речь идет о профилях небольших по размеру, даже мелких, рассматриваемых с близкого расстояния, то вполне допустимы, даже желательны, мелкие профили. Более того, можно на элементах профилей поместить присущие им украшения. Пригодны также детали архивольтов.

Профилируя нашу раму, подражая упомянутым антаблементам, нет надобности стараться полностью использовать весь антаблемент. На примерах В и Г использована только верхняя часть коринфского антаблемента. (На часть, обозначенную малой буквой в, пока не будем обращать внимания, о ней речь будет впереди). Для смягчения перехода от стены к раме (к филенке) можно поместить в образовавшемся несколько грубом прямом углу добавочный профиль Д и Е, который часто встречается и на багетных рамах для картин.

Итак, все подобного рода профили, вытянутые в штукатурке или вытесанные из камня, называются филенками.

Дворец Спада в Риме. Мацдони

Рис. 93. Дворец Спада в Риме. Мацдони

Необходимо иметь в виду, что мы сравнивали филенки с багетными рамками только временно, чтобы облегчить обшее представление о филенках; теперь от этого сравнения мы откажемся.

Самым решительным образом следует настаивать на том, что филенки ни в коем случае не подражают в точности багетным рамам. При точном подражании багетам, в сущности, не стоит вытягивать штукатурные профили, а проще на гладкую стену набить настоящие багеты; однако это совершенно недопустимо, так как потеряется органическая связь между плоскостью стены и филенкой.

Изучая филенки в классической архитектуре, главным образом в итальянском Ренессансе, мы встречаем особенность, которую не все замечают. Плоские стены по обе стороны рамки не совпадают между собой, благодаря чему и получается отличие нашей рамки от багетной (рис. 91).

Все плоскости, входящие в состав стены и отделяющиеся рамками, не совпадают между собой.

Они играют, как бы вибрируют, различными тонами. На рис. 91, Л, мы видим обрамление, состоящее из разнообразных профилей, дающих беспокойную игру света и тени, но за ним наступает полное успокоение в полосе б. Плоскость б не совпадает с плоскостью стены а, дальше простирается главное поле в, слегка выступающее вперед, но не совпадающее ни с а, ни с б. Это поле либо наложено в виде тонкого слоя, либо выступает настолько рельефно, что вызывает необходимость в смягчении перехода от одной плоскости к Рис. 94. Пантеон в Риме

другой при помощи небольшого профильна.

Интересной частью филенок являются углы, хотя особого разнообразия в них не встречается. Все разновидности формы углов сводятся к четырем. Первым является естественный прямой угол. Затем в углу делается излом в виде входящего прямого угла (рис. 92, А); в освободившемся уголке стены иногда помещают круглую розетку или просто гладкий выступающий кружок — кнопку А.

Кнопка эта может быть и квадратная с пирамидальной выпуклостью А 2.

Иногда входящий угол разработан не в виде прямого угла, а в виде полной четверти окружности. На рис. 92, Б, представлен простой случай, а в ?| — более сложный, когда в получившихся двух углах введены еще второстепенные изломы. Здесь необходимо внимательно проследить геометрическое построение кривых, т. е. нахождение центров окружностей.

Наконец, еще одна разновидность показана на рис. 92, В, когда угол разработан в виде выдающейся четверти окружности. Способ начертания углов и без пояснений понятен из чертежа.

Если возникает необходимость в заполнении сравнительно небольшой площади стены, в таком случае на плоскости ее размещаются скульптурные украшения, иногда не имеющие особенно прочной, органической связи со стеной. Уже в греческой архитектуре, а именно в Парфеноне, наружная стена в верхней ее части опоясана широким фризом, заполненным барельефом (низким рельефом), который по содержанию своей тематики неразрывно связан с Парфеноном; но в зданиях периода Высокого Возрождения и более поздних архитектор как бы боится пустого незаполненного поля стены и украшает его орнаментом, гирляндами цветов, фантастическими фигурами. Прекрасным образцом украшения стены скульптурой служит дворец Спада в Риме, построенный архитек-

Ниша в церкви Санта Марна дсль Пополо в Риме

Рис. 95. Ниша в церкви Санта Марна дсль Пополо в Риме

тором Джулио Маццони (рис. 93) около 1540 г. Архитектор удивительно связал украшение стены с обработкой размещенных на стене окон и выдержал постепенность облегчения стены снизу вверх глубиной рельефа помещенных на ней украшений. Между окнами прекрасно выполненные высоким рельефом мужские фигуры поставлены на подготовленные для них пьедесталы. Фигуры в живописных, но естественных позах возносят щиты с гербами и эмблемами. Круглые скульптуры, статуи часто дополняют общую композицию фасада или внутренней отделки помещений, но здесь мы их касаться не будем, ограничиваясь лишь теми случаями, когда они применены для отделки стены.

В качестве мотива, служащего для оживления поверхности стены, применяются ниши. Нишами называются впадины, сделанные в толще стены. Они применяются как в наружных стенах, так и во внутренних.

В наружных стенах с устройством ниш приходится соблюдать некоторую осторожность, так как они утоняют стену, которая в условиях сурового климата зимой может промерзать. Размеры ниш зивисят от их назначения. Чаще всего ниши по высоте приравниваются к окнам, что мы видим на том же дворце Спада (рис. 93), но иногда ниши представляют собой целые помещения, открытые с одной стороны, как это сделано в римском Пантеоне (рис. 94).

По внешнему очертанию ниши можно разделить на три типа: 1) ниши прямоугольной формы, т. е. с прямым архитравным перекрытием, 2) ниши полуциркульные, т. е. перекрытые сверху аркой, и, наконец, 3) ниши круглые.

В плане ниши могут быть прямоугольные и полукруглые, в первом случае потолок ниши может быть плоский или цилиндриче-

Ниша во дворце Болоньиии в Болонье

Рис. 96. Ниша во дворце Болоньиии в Болонье

ский, а во втором случае ниша закончится наверху полукуполом, т. е. четвертью шаровой поверхности. Круглая ниша представится впадиной полушаровой формы.

Ниши были любимым мотивом украшения стены в эпоху Возрождения и охотно применялись архитекторами позднейшей эпохи — классицизма и ампира. Высота ниш обычно равнялась удвоенной ширине, а иногда повышалась до 2'/г размеров ширины. Во дворце Спада (рис. 93) мы видим применение ниш на фасаде. В нишах ставятся статуи, вазы или канделябры, но зачастую встречаются ниши пустые. При постройке их заполнить не успели, а позднее изменились вкусы, к зданию охладели и о заполнении ниш забыли. Ниша часто представляет собой углубление, лишенное обработки или обработанное лишь самыми простыми средствами. Например, полукруглое отверстие ниши окружается нешироким архивольтом (форма, встречающаяся уже в ордерах), опирающимся на горизонтальные тяги — импосты (тоже знакомая форма). Импост, протянутый по углубленной части ниши, отделяет верхнюю полукруглую часть от нижней. Нижняя всегда оставляется гладкой, служа

Доски

Рис. 97. Доски

фоном для статуи, а верхняя, возвышающаяся над головой статуи, оживляется иногда обработкой в виде раковины. Пример такой обработки можно видеть в нише церкви Санта Мариа дель Пополо в Риме (рис. 95).

Еще одна форма ниши встречается в архитектуре итальянского Ренессанса— круглая. Ниша обведена широким кольцеобразным обрамлением в виде наличника и представляется углублением в форме полушария. В таких нишах обыкновенно помещаются головы, как бы выглядывающие из ниши (рис. 96).

Если надо выделить или оживить сравнительно небольшое поле стены, то для этого часто прибегают к простым формам, являющимся элементами чисто декоративными; формы эти — д ос к и и картуши.

Доски обычно делаются из другого материала, чем поле стены, например — мраморные, бронзовые, даже чугунные; они прочно прикреплены к стене посредством штырей, заканчивающихся снаружи шляпками в виде розеток или гладких кнопок.

В римской архитектуре такие доски предназначались не столько для украшения стены, сколько для надписей, поясняющих причины постройки данного сооружения с обозначением года постройки и имен строителей. Иногда надпись, очень краткая, указывает лишь на имя того, кому здание посвящено.

Формы досок хотя и просты, но довольно разнообразны. Простейшая форма — прямоугольник с четырьмя кнопками на углах.

На рис. 97, А, изображена римская доска, обведенная рамкой в виде филенки, для помещения кнопок у рамки сверху сделаны с двух сторон изломы. Чрезвычайно типичная для римской архитектуры доска изображена на рис. 97, Б, с двумя отростками по бокам в виде ласточкина хвоста; на этих отростках и помещаются розетки или кнопки.

Надписи у римлян, а также в эпоху Ренессанса составлялись из хорошо нарисованных и равномерно распределенных букв, врезанных в глубь доски при помощи двух скосов. Выпуклые буквы появляются значительно позднее. Более сложная доска изображена на рис. 97, В, где четыре кнопки остроумно помещены в глазках волютообразных завитков.

В эпоху Возрождения мы встречаем надписи, для которых построены специальные сооружения высокого художественного достоинства, но здесь рассматривать их не приходится, так как мы занимаемся только формами, украшающими поле стены.

Щиты с гербами

Рис. 98. Щиты с гербами: Канчеллериа в Риме (слева), дворец Риккарди во Флоренции (справа)

Картуши из Флоренции

Рис. 99. Картуши из Флоренции

Чисто орнаментальной и более скульптурной формой являются картуши. Этот термин объединяет несколько понятий. Еще в середине века на феодальных замках помещались фамильные гербы их владельцев, изображенные рельефом и красками на специальной выпуклой доске, которой придавалась форма, похожая на щит, надеваемый на левую руку воина.

Основная форма щита соответствовала его назначению и представляла собой овал или равнобедренный довольно вытянутый треугольник, обращенный вершиной вниз; боковые стороны треугольника делались не прямыми, а слегка выпуклыми. Эту основную форму разрабатывали способами, разнообразными как по очертанию, так и по обработке ноля (рис. 99).

На верхней части щита помещались короны, шлемы и лиственные орнаменты.

Щит совершенно простой, круглый, или овальный, называют м е- дальоном. Картушами же называют щиты более сложных и украшенных форм.

В раннем Ренессансе картуши часто прикреплялись к углу здания на высоте второго этажа (рис. 98).

В советской архитектуре доски и картуши уже нашли себе применение, но, конечно, в значительно переработанном виде, например, на здании в Москве (Пушкинская, 24), в котором помещается Академия Архитектуры СССР.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>