Полная версия

Главная arrow Строительство arrow АРХИТЕКТУРНЫЕ ФОРМЫ АНТИЧНОСТИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ЧЕТВЕРТАЯ ОКНА

ПРЯМОУГОЛЬНЫЕ ОКНА

Из всех архитектурных форм наибольшим разнообразием отличаются окна. Они очень различны по назначению и по размерам и бесконечно разнообразны по формам или, точнее, по способам их обработки.

Огромный фактический материал превращает часть, посвященную анализу окна, в целый отдел, а классификация этого материала затруднительна, вследствие разнородности самых признаков, присущих окнам и подобным им отверстиям в стенах. Прежде всего необходимо иметь представление о самой сущности окна и ознакомиться с терминологией главнейших составных частей его.

Оконный проем обыкновенно несколько расширяется внутрь для лучшего освещения помещения. Толща стены в оконном проеме называется амбразурой окна. В жилых помещениях окна располагаются на некоторой высоте от пола, примерно равной высоте стола, чтобы свет от окна освещал поверхность стола. Если окно будет опущено ниже стола, то нижняя часть его останется совершенно бесполезной и будет служить исключительно источником холода зимой. Нижняя часть окна внутри помещения, горизонтальная, называется внутренним подоконником, а такая же часть снаружи называется наружным подоконником и делается с легким уклоном, чтобы дождевая вода не стекала к переплету, а, наоборот, сливалась наружу. Часть стены между подоконником и полом называется подоконной стенкой и иногда делается тоньше всей стены, но не менее предела, допускаемого климатом (во избежание промерзания). Получающаяся впадина позволяет ближе подойти к окну и удобна для размещения приборов центрального отопления. Для установки рам и створных переплетов в кладке стены делаются соответствующие уступы, что, впрочем, относится к чисто конструктивной стороне. Для лучшего освещения помещения верх окна выгодно поднимать возможно выше, но конструктивные соображения заставляют помнить о перекрытии оконного проема и об укладке балок для устройства потолка; поэтому между верхом окон и потолком часто получается порядочный промежуток, равный толщине перемычки. Часть стены между окнами называется простенком; в архитектуре Возрождения простенки делались не менее ширины окна или даже превосходили ее раза в полтора. В больших парадных залах дворцов окна иногда опускались до пола, превращаясь, таким образом, в двери, и снабжались снаружи металлическими решетками, образуя как бы балконы. Такие окна мы встречаем в наших загородных дворцах XVIII века —в городах Пушкине, Петродворце, Ораниенбауме и др.

В помещениях нежилого характера, где окна вовсе не предназначены для того, чтобы из них можно было смотреть наружу, они размещаются на большой высоте от пола и делаются значительных размеров, чтобы пропускать свет на возможно большую глубину. Для этой цели даже располагают два окна, одно над другим, что называется освещением в два света.

Сближая окна между собой, можно группировать по два или три окна вместе, объединяя их в одну цельную композицию; таким образом, получаются сложные окна, двойные или тройные. Все эти окна рассматриваются в особых главах.

Располагаются окна на фасадах довольно разнообразно: иногда их размещают равномерно на одинаковых расстояниях, иногда в каком- либо особенном порядке, с соблюдением определенных ритмов. При размещении окон в разных этажах обыкновенно соблюдаются общие вертикальные оси. В некоторых итальянских дворцах небольшие окна верхнего этажа располагаются не только над большими нижними окнами, но и над центрами широких нижних простенков.

Классификация окон возможна по разным признакам. Окна могут быть простые и сложные (двойные и тройные); по форме отверстия можно разделить окна на две большие группы: прямоугольные и полуциркульные, но в тех и других группах могут встречаться еще некоторые разновидности. Мы начнем наш анализ с окон прямоугольной формы, однако и в этом случае мы стоим перед огромным разнообразием их.

Было бы совершенно бесполезно приводить нескончаемый ряд образцов окон, встречающихся в архитектуре античного мира и Ренессанса; мы получили бы таким образом лишь каталог применявшихся когда-то форм.

Гораздо полезнее посредством анализа этих форм выяснить пути развития форм окон, а главное — определить те результаты, к которым приводят различные приемы обработки, те влияния, которые они оказывают на архитектурные пропорции.

Таким образом, наш анализ послужит подготовительным этапом к дальнейшему исследованию очень важного и интересного вопроса о пропорциях в архитектуре.

Рассматривая окна, прямоугольной формы, встречающиеся буквально на каждом шагу, мы замечаем, что с давних пор они удерживают какие-то определенные соотношения ширины к высоте.

Общепринятое выражение «пропорции окна», в сущности, неуместно, так как зависимость между двумя размерами — шириной и высотой — выражается только отношением, а не пропорцией. Для пропорции нужны четыре величины, причем отношение одной пары величин равно отношению другой пары. Пропорция есть равенство отношений. На практике же словом «пропорции» мы привыкли определять то впечатление, которое производит на нас архитектурное произведение соотношением своих размеров.

Чаще всего встречаются окна, у которых высота больше ширины от Р/г до 2 раз. Это значит, что в одном случае в прямоугольник можно вписать полных 2 квадрата, в Другом случае—IV2, как показано на рис. 150. Обыкновенно так и говорят: «пропорция (?) окна два квадрата или полтора квадрата». С таким же успехом можно вписать в прямоугольник два (или полтора) круга, и такое построение пригодно в том случае, когда окно заканчивается полукругом и называется п о- луциркульное окно.

Риа 150. Обработка прямоугольных окон

Простейшей формой окна будет вырез в совершенно гладкой стене, без какой-либо отделки, но и в нижней части окна обыкновенно делается небольшой, очень простой карнизик, обусловливаемый слегка наклонным наружным подоконником. Этот карнизик (подоконная тяга, горизонтальное членение стены) либо протягивается по фасаду, продолжаясь и в простенках, либо помещается только в пределах окна, под подоконником; чтобы дать карнизику больший свес, можно подвести под него два небольших кронштейна или хотя бы два немного выступающих из стены камня (рис. 150, А). Выше подоконника должна быть наклонная плоскость, и над профилем карнизика на фоне простенка появится наклонная линия, которая упрется в вертикальную линию оконного проема. В более крупном масштабе эта часть изображена рядом на том же рисунке.

На рис. 150, ?, подоконная часть стены, т. е. та часть фасада, которая соответствует расстоянию от подоконника до пола, показана как самостоятельная стенка, поставленная в виде тумбочки под окном. Сравнивая эту стенку с формами, известными нам в ордерах, мы находим в ней сходство с пьедесталами ордеров. Поэтому мы будем изображать эту форму в массах так, как изображали пьедесталы; мы можем также пользоваться и сходными однородными профилями.

Надо, однако, установить высоту этой подоконной стенки. Так как мы изображаем наши окна, не придерживаясь определенного масштаба, то будем исходить из обычно встречающихся размеров. Обыкновенные окна жилых помещений делаются около 1,5 метров ширины; следовательно, обычная высота подоконника около 80 см.

Подоконная стена должна иметь венчающий ее карнизик, небольшое расширение внизу (в массах) — базу или цоколь пьедестала.

Подоконная стенка может продолжаться вдоль всего фасада или помещаться только под окном в виде тумбочки. Наконец, может быть ( и чаще всего бывает), что подоконная стенка тянется по фасаду, а под

каждый окном слегка, в виде тумбочки, выдается вперед, раскрепо- вывается.

Сравнение между собой двух верхних окон показывает, что тумбочка верхнего окна увеличила его высоту и этим улучшила его. Благодаря этой тумбочке окно сделалось стройнее или, как говорят, «пропорции его улучшились», стали более сходными с пропорциями нижнего окна первого примера. Зато нижнее окно второго примера от прибавления подоконной стенки, несомненно, ухудшилось, стало слишком вытянутым.

Будем продолжать дальнейшее развитие формы нашего окна. Обрамление с трех сторон — сверху и с боков называется наличником. Наличник отступает от стены очень мало и состоит из ряда прямолинейных и криволинейных профилей. Постараемся выяснить, какая форма его наиболее естественна и каков он будет в деталях. Для этого лучше всего задать себе вопрос: с какой формой в ордерах имеет сходство наш наличник? Верхняя горизонтальная часть его сразу указывает на совершенно определенную форму. Наличник перекрывает горизонтально проем окна, следовательно, исполняет роль архитрава; действительно, профили всех существующих наличников постоянно сходны с профилями архитравов, хотя бы и несколько упрощенных. Так, например, профили ионического или коринфского архитрава имеют три гладкие полоски, в наличнике же довольствуются двумя. В самом утолщенном месте архитрав обычно заканчивается полочкой и каблучком, чаще всего и наличники имеют те же профили.

Можно еще указать другую форму в ордерах, по своей природе сходную с наличником, — это архивольты. Архивольт есть обрамление арочного пролета, а наличник — обрамление пролета по прямым сторонам. Сущность одна и та же. При рассмотрении ордеров мы уже указывали на сходство форм архивольта и архитрава. Так устанавливается источник, откуда можно черпать мотивы деталей для наличника.

Ширину наличника архитекторы-теоретики эпохи Возрождения советуют делать около '/б ширины окна, но мы постараемся выяснить, нельзя ли определить, хотя бы приблизительно, ширину наличника, основываясь не на данном рецепте, а на логике, на связи с ордерами.

Если проем окна перекрыть архитравом, то сверх архитрава полагается поместить фриз, а выше — карниз; все вместе составляет антаблемент. Нижняя стенка под окном сходна с пьедесталом колонны, значит между ними, как раз в высоту окна, могла бы поместиться колонна; таким образом, высота окна соответствует высоте колонны, которую можно было бы поставить на подоконную тумбочку. В таком случае выясняется, какая должна быть высота антаблемента.

Наличники, выступающие из простенка, не должны висеть без всякой поддержки снизу. Мы должны расширить подоконную тумбочку влево и вправо настолько, чтобы она приняла на себя (не выступом своего карниза, а своим телом, своей стенкой) этот наличник.

Таким образом, получается новая форма окна (рис. 150, В) — окно с наличником. Оба примера ясно показывают, как повлияло прибавление наличника на пропорции окна. К ширине окон прибавились две ширины наличника, а к высоте —лишь одна ширина его, но на пропорциях это отразилось очень заметно. Окно в IV2 квадрата стало неуклюжим, широким, а окно в 2 квадрата значительно улучшилось, по сравнению с окном предыдущего примера (рис. 150, Б). Так как наличник несколько выступает вперед из поля стены, то для поддержания его должна быть настолько же выдвинута вперед и подоконная тумбочка.

Обработка прямоугольных окон

Рис. 151. Обработка прямоугольных окон

Остается еще остановиться на некоторых подробностях устройства подоконной части.

В подоконной части для соответствия выступающему наличнику находится также выступающий вперед столбик, а между столбиками под оконным проемом имеется впадина, которую можно обработать филенками. Филенки могут представлять собой четырехугольное обрамление или обрамление с кружком посредине; наконец, можно сделать впадину под окном поглубже и поставить в ней балясины, не круглые, но достаточно рельефные, выступающие на '/г—3Л своего диаметра.

Боковые столбики также можно развить, придав им вид стоячих кронштейнов, благодаря чему верхний карниз над ними получит больший вынос и вся композиция примет более богатый вид и более оживленную игру света и тени. Все эти формы показаны на рис. 151, Г, Д, Е в массах, деталнровать их нетрудно на общих основаниях, но при составлении проектов, когда формы приходится изображать в небольшом масштабе, деталировка вовсе не нужна, она может даже повредить. Сильно измельченные формы легко теряют свою выразительность. На рис. 151, Г показан горизонтальный разрез наличника в массах и рядом — деталь в увеличенном виде, а рис. 152 дает более наглядный вид устройства столбиков и кронштейнов в подоконной тумбочке.

Непосредственно над наличником, вместо фриза, делается карниз, завершающий обработку окна. Этот прием применяли греческие архитекторы, а позднее и архитекторы эпохи Возрождения, как, например, Антонио да Сангалло (Младший), Виньола и др. Такое решение произ-

Рис. 153.

Рис. 152. Окно Виньолы Окно храма в Тиволи, близ Рима

водит несколько странное впечатление: наличник и карниз напоминают об антаблементе, но его непременная третья часть — фриз — здесь отсутствует.

Фриз представляет собой гладкую часть, дающую глазу отдых, передышку, между двумя беспокойными, мелко профилированными частями. Фриз вообще производит впечатление шейки, отсутствие которой очень заметно: без нее форма карниза как бы приплюснута сверху.

Объяснить происхождение такого решения можно ссылкой на античную архитектуру, где оно встречается, хотя и довольно редко. В Греции нам известна подобная форма в окнах замечательного храма Эрехтейона в Афинах (конец V века до н. э.). В римской архитектуре подобные формы можно встретить на Востоке, в отдаленных римских провинциях, в III веке и. э. В Европе нечто подобное встречается в городе Ниме (Франция) в очень хорошо сохранившемся римском храме II века н. э. и недалеко от Рима — в постройке небольшого круглого храма Весты в Тиволи, I век н. э. (рис. 153). Возможно, что именно этот последний памятник могли видеть зодчие, строившие в Риме в XVI веке, и что оттуда они почерпнули такую форму (рис. 155).

Во всяком случае описанная форма — установка карнизика непосредственно над наличником — встречается сравнительно редко, выглядит как бы пробой и сменяется формой, получившей чрезвычайно широкое развитие—фриз между наличником и карнизом. Таким образом, рассмотренную нами ранее форму можно считать промежуточной, переходной к следующей форме, тем более, что помещение карнизика

Окно с наличником Рис. 155. Окно одного из домов и сандриком. «а Виа Джулиа в Риме

Рис 154. Окно с наличником Рис. 155. Окно одного из домов и сандриком. «а Виа Джулиа в Риме.

над окном, с фризом посредине, встречается также и в греческой, и в римской архитектуре.

Итак, факт совершенно новой трактовки карниза, устройство его над такой небольшой частью, как окно или дверь, имел место еще в античной архитектуре и получил распространение в эпоху Ренессанса.

Карниз над проемом имеет свое специальное название — сандрик. Поместить над окном сандрик можно даже в том случае, когда окно вовсе не имеет наличника; такие примеры можно во множестве встретить на домах, построенных в Ленинграде, Москве и многих других городах в середине XIX века; для поддержания сандриков под ними помещены кронштейны, на которых лежит простой легкий карниз.

Раз архитектура стала трактовать горизонтальное перекрытие окна (или двери) как антаблемент, уподобляя горизонтальную часть наличника архитраву, то дальнейшее появление гладкого фриза, а над ним карниза, становится вполне естественным. Сами собой диктуются и размеры частей этого антаблемента, если исходить из возможности установки на место вертикальных частей наличника колонн или пилястров, короче говоря, ордеров.

Поставленный временно ордер поможет определить хорошие размеры верхних частей, в том числе и архитрава, а после этого колонну можно и убрать, повернув по бокам архитрав в вертикальном направлении и превратив его в наличник. Получается, таким образом, новая форма обработки окна с достаточно обоснованными размерами (пропорциями) составных частей (рис. 154).

Для создания более определенной и надежной опоры сандрику, под него подставляют два кронштейна. Самым подходящим местом для кронштейнов является фриз над наличником, а ширина кронштейна диктуется шириной наличника. Сама собой получается форма кронштейна. Обычная, чаше всего встречающаяся форма кронштейна, вытянутая в вертикальном направлении со спиральными завитками вверху и внизу, закрученными в разные стороны, в данном случае за недостатком места не подходит, поэтому нет надобности и пытаться ее применять, так как всегда необходимо приурочивать форму к имеющемуся месту.

Вообще, всякий кронштейн состоит из двух частей — из горизонтальной площадки, принимающей непосредственно на себя нагрузку, и из утолщающейся вверху поддерживающей части. Первая часть представляет собой доску с краями, скошенными по простому профилю (каблучок), нижняя же часть обыкновенно имеет вверху выпуклость, а внизу вогнутость. Наружная выпукло-вогнутая поверхность кронштейна украшается вдавленными ложбинками, вроде каннелюр, с утвержденными над ними выпуклыми кнопками, или же покрывается акантовым листом.

Иногда вместо кронштейнов вставляют просто два камня с выпукло отесанной передней гранью.

Профиль сандрика всегда выдерживается в простых формах, без особых вычур и украшений, без излишества деталей.

Так как сандрик, по существу — карниз, выступает из поля стены, то сверху получается довольно широкая горизонтальная площадка, заставляющая позаботиться об удалении с нее дождевой воды или снега. Поэтому площадке этой приходится давать легкий уклон вперед и в стороны. Снизу этот уклон незаметен.

Появление над окном карниза оправдывает привлечение других форм, непосредственно связанных с карнизом. Для отвода с карниза воды делается над ним просто крышечка, но можно применять и другой способ — устроить двускатную крышу, образующую на фасаде фронтон. Фронтоны бывают двух основных видов: треугольные и лучковые. Лучковые фронтоны (в форме дуги, напоминающей лук с тетивой) особенно часто применяются в обработке окон и дверей, иногда чередуясь с треугольными фронтонами или с прямыми сандриками без фронтонов. На рис. 151, ?, верхний пример показан с лучковым фронтоном.

Итак, к окнам, уже известным нам, с наличниками и сандриками, прибавились еще два типа: один — с треугольным, другой —с лучковым фронтоном.

Неприятные сильно вытянутые пропорции окна (рис. 151, Г) можно исправить только путем некоторого расширения его, и в системе обработки окон есть такая форма, которая выполняет эту задачу. Это — контрналичник.

На рис. 151, Д, Е, рядом с вертикальными частями наличника даны с обеих сторон окна узкие вертикальные полоски, доведенные до начала сандрика. Эти узкие полоски отличаются от наличников, во-первых, своей шириной: они вдвое уже наличника; во-вторых, тем, что они обходят окна не с трех сторон, а только с двух. Это и есть контрналичники. Так как контрналичник вдвое ^же наличника, то он и выступает из поля стены тоже вдвое меньше, чем наличник. В то время, как для упора наличника в подоконной части сделана стенка, выступающая настолько, насколько выдается наличник, то для принятия контрналичника приходится повторить подобный же очень небольшой выступ и в подоконной стенке. Каждому выступу соответствует вертикальная линия с профилем карниза и цоколя. Значит в подоконной части мы теперь получим два параллельных профиля с левой стороны окна и два с правой.

Обратимся к сандрику. На узких полосках контрналичников вверху можно поместить два кронштейна, узких и вытянутых по вертикали. Этим кронштейнам ничто не мешает дать вид наиболее присущий им, — с двумя завитками и, конечно, с неотъемлемой доской (абак) наверху. Ясно, что сандрик стал теперь длиннее, чем в предыдущем примере.

Сличая и в этом примере верхнее окно с нижним, замечаем, что прибавление контрналичника заметно улучшило вид нижнего, более высокого окна, но ухудшило вид верхнего. В обоих случаях сандрик может оставаться без фронтона или иметь фронтон — треугольный или лучковый. Другими словами, перед нами три возможности, три варианта завершения окна.

К деталировке ничего нового прибавить нельзя. Детали подоконной тумбочки сходны с деталями пьедесталов под колоннами, карнизы сандриков особенно не усложняются, а узкие полоски контрналичников либо оставляются плоскими и гладкими, либо отделываются совершенно симметрично: по бокам слегка выступают узкие полоски в виде тонких ремешков, а посредине получается плоская впадина, более широкая, чем ремешки.

Рассмотренная форма, последняя в ряду приведенных один из другого вытекающих типов, представляет собой самую сложную форму окна. Это окно следует назвать так: окно с наличником, контрналичником, сандриком и фронтоном.

При изложении развития форм обработки окон мы умышленно опускали некоторые детали, видоизменения, отклонения от укоренившихся форм, чтобы не нарушать общей методической связи между приводимыми примерами; теперь можно считать своевременным обзор проемов, оставшихся не рассмотренными. Нам придется возвратиться к трем главным вопросам: форма проемов, сандрики и наличники.

До сих пор мы рассматривали обработку окон прямоугольных. С такими окнами мы встречаемся уже в греческой архитектуре, в афинском Эрехтейоне (рис. 15Ь), в храме Зевса в Акраганте (Сицилия) и др., но греческие окна, строго говоря, не прямоугольны, а, слегка расширяясь вниз, имеют форму трапеции. Такую же форму имели и греческие двери. Уменьшение ширины проема наверху настолько незначительно, что мы находим возможным рассматривать такие окна одновременно с прямоугольными. Следует присмотреться к деталям греческих окон (и дверей). Здесь применены знакомые нам формы — наличники и помещенные непосредственно на них сандрики. Чрезвычайно упрощенные детали создают впечатление полной гармоничности сочетания профилированных частей, расположенных непосредственно рядом.

В итальянском Возрождении нам известен только один пример окон в форме трапеции — во дворце Саккетти в Риме, построенном архитектором Антонио да Сангалло.

Но при этом обратим внимание на наличники. Некоторые наличники имеют, в своей верхней части небольшие изломы, очень незначительные по величине, но весьма заметные для глаза. Параллельно всем приведенным выше примерам окон с наличниками можно привести столько же примеров применения наличников с указанными изломами, которые называются ушками. Если в окне с контрналичниками применить наличник с ушками, то ушко образует между контрналичником и наличником узкую затемненную щель, резко заметную черту.

Ушки делаются в верхней части наличника не только с боков, но часто и вверху, а иногда и внизу. Следует отметить еще следующее. До сих пор мы имели дело с наличниками, обрамляющими окна с трех сторон, а внизу опирающимися на подоконный карниз. Теперь мы обратим внимание на наличники, окаймляющие оконный проем со всех четырех сторон подобно раме картины или зеркала. Иногда сверх таких наличников помещается сандрик, как во дворце Пальма в Риме, построенном упоминавшимся уже Сангалло, или во дворце Папаццури в Риме построенном архитектором Маггиа де Росси, и др. (рис. 146, 147, 153).

Деталь греческого сандрика и наличника

Рис 156. Деталь греческого сандрика и наличника

Относительно сандриков заметим, что в позднейшее время в стиле ампир сандрики устраиваются над окнами даже в тех случаях, когда окна вовсе не имеют наличников.

Целая серия окон образуется в том случае, когда для украшения окна привлекаются ордера, т. е. колонны или пилястры. Это упрощается тем, что подоконная стенка является уже готовым пьедесталом, на который по сторонам окна устанавливаются две трехчетвертные колонны (или пилястры). Расстояние колонны до отверстия окна надо рассчитать так, чтобы база и капитель не выпячивались в отверстие окна. Высота колонны делается чуть выше окна. На колоннах (или пилястрах) укладывается антаблемент, который можно закончить горизонтальным карнизом или фронтоном (треугольным или лучковым).

Легко себе представить, какое разнообразие окон даст применение различных ордеров, но во всех случаях их следует несколько упрощать, чтобы не измельчать деталей. Впрочем, итальянские мастера выработали свои очень интересные детали, несколько напоминающие ионические и коринфские, но не копирующие их.

Непосредственно под колонками пьедесталы в виде тумбочек приходится выдвигать вперед, но для этого необходимо подготовить им место. Вопрос решается двумя способами. В одном случае стена нижнего этажа делается толще верхней настолько, что пьедесталы свободно помещаются на ней, не свешиваясь с нее своим цоколем. Так сделано во дворце Пан- дольфини во Флоренции. Во втором случае, если нижняя стена не толще

Окно дворового фасада дворца Дожей в Венеции

Рис. 157. Окно дворового фасада дворца Дожей в Венеции

верхней, приходится поддерживать пьедесталы под колонками достаточно солидными кронштейнами (рис. 157). В промежутках между тумбочками может быть сплошная стенка, украшенная филенками, или балюстрада (рис. 158, 162).

Наконец, окно, обрамленное ордером, может быть предварительно обведено наличником, как это сделано в упомянутом дворце Пандоль- фини во Флоренции архитектором и знаменитым живописцем Рафаэлем в XVI веке.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>