Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow Деловая этика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

11.3. Страны с низким уровнем социального капитала

Ф. Фукуяма относит к таким странам Китай, Италию, Россию. Сильные семейные связи и отсутствие доверия к чужакам характерны для Китая и для юга Италии: все другие сообщества и объединения, не основанные на родстве, сравнительно незначительны, что свидетельствует об устойчивом недоверии, например, итальянцев или китайцев к людям, не входящим в семью.

В китайском обществе индивид находится в строгом подчинении у семьи и не имеет каких-либо прочных связей за ее пределами, что свидетельствует об отсутствии обезличенного доверия, возможности для сотрудничества вне семейных и клановых групп. В качестве примера такого этически разобщенного сообщества Фукуяма приводит маленький южно-итальянский город Монтеграно. Обязательства по отношению к своей семье сопутствуют отчуждению по отношению к не родственникам. "Жители Монтеграно обнаружили абсолютную неспособность к тому, чтобы сообща организовать школы, больницы, предприятия, благотворительные центры или участвовать в каких-либо других формах совместной деятельности". Источником любых инициатив выступает государство. Сами жители, даже те, которые обладали экономическими возможностями, не желали строить у себя прибыльный завод, поскольку были убеждены, что этим должно заниматься государство. Ф. Фукуяма называет такое отношение аморальным фамилизмом (от family), отсутствием солидарности и доверия между людьми.

Низкий уровень социального капитала, разобщенность и отсутствие гражданственности и доверия задевают многие аспекты деятельности человека, понижают уровень его благополучия и влияют на субъективное ощущение счастья. Ослабление соседских связей и отсутствие социальной поддержки подрывают паше здоровье, делают нас несчастными, разрушают систему образования, угрожают благосостоянию наших детей, размывают демократию и ставят под сомнение самые источники нашего процветания.

Патнэм видит причины усугубления этого гражданского недуга и социального разобщения в четырех основных факторах. Во-первых, удлинение рабочего дня и растущая нехватка времени и денег означают, что у нас остается все меньше времени друг для друга. Во-вторых, безудержный рост пригородов заставляет нас селиться вдали от родственников и друзей и затрудняет контакты. В-третьих, телевидение и другие электронные СМИ поглощают наш досуг, оставляя все меньше времени на активные занятия и добровольческую деятельность. Четвертое и, согласно Патнэму, самое главное — это "генерационный сдвиг" от "гражданской сознательности" поколения Второй мировой войны к эгоизму последующих поколений. В современном обществе жизнь часто определяется гораздо большим числом ослабленных связей.

Интересно, что в этом, похоже, и состоят предпочтения большинства людей. Ослабленные социальные и личностные связи имеют свои плюсы, они позволяют индивиду мобилизовать больше ресурсов и возможностей для себя, а также дают нам доступ к новым идеям, которые оказываются источником креативности. Джейн Джейкобе использовала фразу "социальный капитал" в своем классическом труде "Смерть и жизнь великих американских городов" более чем за десять лет до Бурдьё или Коулмана и за несколько десятилетий до Патнэма. У неё ослабленные социальные связи способствуют продвижению разнообразия и росту креативности.

Для стран с низким уровнем социальных связей, по мнению Ф. Фукуямы, характерны господство принципов индивидуализма и либерализма (Италия, Франция, Тайвань, современная Россия, Центральная Африка), а также высокий уровень преступности, самыми сильными институтами социализации являются преступные группировки. Если верить Фукуяме, "когда универсальный импульс к общению не получает выражения через легитимные социальные структуры, он принимает патологическую форму бандитской группировки". В странах со слабыми промежуточными сообществами (Италия, Центральная Африка, Россия) процветают преступные организации. В таких обществах отсутствует плодородная почва для продуктивного предпринимательства.

Неразвитости социальных организаций среднего звена сопутствует наличие мощных преступных сообществ. В случае с Италией это мафия, ндрагета, каморра, коза ностра. Итальянская банда организована наподобие семьи, что позволяет преступникам доверять друг другу, когда велика роль предательства. "Хорошо организованные преступные группировки характерны и для других обществ с низким уровнем доверия и неразвитыми промежуточными институтами, таких как посткоммунистическая Россия и население центральных районов американских городов".

Таким образом, отрицательным показателем уровня социального капитала выступают уровень преступности, количество судебных разбирательств, самоубийств, распавшихся семей, случаев отклонения от уплаты налогов, количество детей-сирот. Все это относится и к Америке, где "мафия и ку-клукс-клан являются составными частями американского общества", а также к Италии и России.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>