Новый глобальный беспорядок как фактор гегемонии

Необходимо подчеркнуть, что идея "нового глобального беспорядка" умело используется американскими геополитиками для обоснования мирового лидерства Америки в новой геополитической ситуации. Збигнев Бжезинский весьма откровенно пишет об этом в своей книге: "Внезапный конец американской гегемонии, без сомнения, погрузил бы мир в хаос, в обстановке которого международная анархия сопровождалась бы взрывами насилия и разрушениями подлинно грандиозного масштаба".

Бжезинский использует библейский образ Армагеддона - конца света, описанный в последней книге Нового Завета, как картину возможного планетарного ядерно-бактериологического самоубийства. Такие сильные эмоциональные средства убеждения в планетарной миссии США для англо-американской школы геополитики прежде не были характерны: здесь господствовала прагматическая аналитика. Но современная геополитическая ситуация предельно обострила эмоциональный накал страстей и востребовала самые радикальные геополитические сценарии.

В число такого рода сценариев, согласно Бжезинскому, входит семь вариантов эскалации насилия в духе поистине манихейских страстей:

  • 1) стратегическая война между США и Россией либо (предположительно через 20 лет) между США и Китаем, а также между Китаем и Россией;
  • 2) крупные региональные войны с применением наиболее смертоносного оружия (между Индией и Пакистаном, Израилем и Ираном);
  • 3) этнические военные конфликты (Индия, Индонезия);
  • 4) национально-освободительные движения, подобные палестинскому в Израиле;
  • 5) неожиданное применение оружия массового уничтожения слаборазвитыми государствами против сильных;
  • 6) террористические операции в духе 11 сентября 2001 г.;
  • 7) кибернетические атаки против высокоразвитых стран с целью погрузить их в состояние хаоса.

Сама возможность осуществления такого рода сценариев, по мнению Бжезинского, привела к пересмотру американской стратегической доктрины. В 2002 г. в Уэст-Пойнте была сформулирована новая доктрина внешней политики США, которая получила название концепции единоличного гарантированного уничтожения. Стратегия сдерживания, на которой базировалась прежняя доктрина безопасности, была отвергнута как неадекватная угрозам терроризма и распространения оружия массового уничтожения. Была провозглашена идея упреждающей интервенции, которая переносит сражение на территорию противника, срывает его планы и противостоит наиболее серьезным угрозам еще до их появления.

Многими европейскими и американскими политиками переход к доктрине единоличного гарантированного уничтожения был воспринят как стратегический регресс. США стали сравнивать с античным Римом: "Мировые державы, не имеющие себе равных, составляют самостоятельный класс... У них уже больше нет врагов, а есть только бунтовщики, террористы и государства изгои. Они уже не воюют, а только карают. Они искренне возмущаются, когда вассалы отказываются вести себя так, как это положено вассалам".

В этой полемике Бжезинский занял осторожную позицию комментатора, прогнозирующего возможные негативные тенденции новой стратегии. Он подчеркнул: отказ от разграничения двух видов действия - "упреждения" и "предотвращения" со стороны сверхдержавы способен вызвать цепную реакцию односторонних "предотвращающих войн", маскирующихся под "упреждающие акции", что в итоге способно нанести наибольший урон самой Америке.

Таким образом, эскалация конфликтов низкой интенсивности сегодня во многом провоцируется также новой стратегией "упреждающей интервенции" американской внешней политики. Нельзя не согласиться с мнением ведущих российских политиков о том, что новые положения стратегической концепции американской внешней политики, такие как отказ от приверженности принципу стратегического баланса сил, неадекватность имеющихся сил и средств блока НАТО заявленным угрозам безопасности, намерение применять военную силу в миротворческих операциях без санкции ООН, несут дополнительную военную угрозу.

Эскалация конфликтов низкой интенсивности и распространение терроризма как идеологии отчаяния и разрушения могут быть побеждены только совместными усилиями всех стран и народов на пути развития идей гуманизма и совершенствования работы международных организаций.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >