Концептуально-структурные модели и разновидности социальной коммуникации

В теоретико-методологических исследованиях коммуникации представлены различные структурные модели, по-разному описывающие компоненты коммуникации и связи между ними. Наибольшее влияние и популярность приобрела линейная модель коммуникации, сформулированная в 1948 г. американским социологом Г. Д. Лассуэллом в виде следующих вопросов: «КТО — сообщает ЧТО — по какому КАНАЛУ — КОМУ — с каким ЭФФЕКТОМ?» Данная формула надолго стала основой классического выделения предметных областей исследования коммуникации в лице коммуникатора, содержания и средства коммуникации, аудитории и эффектов воздействия. Бихевиористский подход Г. Д. Лас- суэлла выражен в его формуле отношения к коммуникации как прямому воздействию сообщений коммуникатора на реципиента, который выступает лишь в качестве объекта, реагирующего на воспринимаемую информацию. В социально-психологической (интеракционист- ской) модели коммуникации, предложенной в 1953 г. Т. Ньюкомбом, субъекты коммуникации равноправны, связаны взаимными ожиданиями и установками, а также общим интересом к предмету коммуникации. Коммуникация рассматривается как реализация общего интереса с помощью передаваемых сообщений. Эффекты коммуникации заключаются в сближении или отдалении позиций коммуникатора и реципиента относительно общего предмета, что означает расширение или сужение их возможностей взаимопонимания и сотрудничества. Данная модель старается учитывать, как отношения, складывающиеся между общающимися, так и их отношения к объекту разговора, и постулирует общую тенденцию в коммуникации — стремление к симметрии. При совпадении отношений друг к другу общающиеся будут стремиться к совпадению отношения к объекту, о котором идет речь. При несовпадении отношения друг к другу, не совпадает и отношение к объекту речи. Совпадение отношений к объекту разговора при несовпадении отношений друг к другу будет восприниматься как ненормальное. Такая модель коммуникации ставит в центр внимания достижение согласия между субъектами коммуникации, установление равновесия в системе взаимных установок и ценностей. Неслучайно, модели Г. Д. Лассуэлла и Т Ньюкомба использовались для разработки приемов коммуникации в целях рекламы, политической пропаганды и т. п.

В системно-кибернетической модели коммуникации (Н. Винер, X. фон Ферстер) акцент делается на возможности обратной связи, различение кибернетики первого и второго порядка, обращается внимание на барьеры коммуникации, препятствующие контакту между коммуникатором и реципиентом, адекватному приему, пониманию и усвоению сообщений в процессе коммуникации. Барьеры коммуникации подразделяются на технические, психофизические, психические, семантические, социальные и культурные. Шумовая модель коммуникации К. Шеннона — У. Уивера дополнила линейную модель Г. Д. Лас- суэлла существенным элементом — помехами (шумами), затрудняющими коммуникацию. Авторы выделили технические и семантические шумы. Технические шумы связаны с помехами в передатчике и канале, а семантические шумы — с искажением передаваемых значений при восприятии содержания. При этом коммуникация концептуализировалась авторами как линейный, однонаправленный процесс. Факторная модель коммуникации Г. Малецки, которая является одним из многочисленных вариантов развития модели коммуникации Шеннона — Уивера, включила помимо базовых элементов еще около двух десятков факторов, составляющих контекст процесса коммуникации и активно влияющих на его субъектов. В циркулярной (замкнутой), сбалансированной модели коммуникации Шрамма — Осгуда (1954) было предложено рассматривать отправителя и получателя информации как равноправных партнеров, а также был сделан акцент на обратной связи, которая уравновешивала связь прямую: кодирование — сообщение — декодирование — интерпретация — кодирование — сообщение — декодирование — интерпретация. Текстовая модель коммуникации А. Пятигорского осмысливает коммуникацию человека с собой и другими, которую он осуществляет через письменный текст. Согласно данной модели, коммуникация всегда осуществляется в определенной коммуникативной ситуации связи с другими лицами.

Такие теоретические модели коммуникации, как модель Г. Д. Лас- суэлла, математическая модель коммуникации Шеннона — Уивера, социально-психологическая модель коммуникации Т. Ньюкомба, модель Дж. Гербнера, интегральная (обобщенная) модель коммуникации Б. Вестли и М. Маклина, трансакционная модель коммуникации представителя техасской школы коммуникации А. Тэна разрабатывались в рамках процессно-информационного подхода.

Семиотический подход, акцентирующий внимание на знаках и знаковых системах, представлен следующими разработками: структурнолингвистическое направление и концепция знака Ф. де Соссюра, логико-философское направление и модель знаков Ч. Пирса, логическая модель знаков Г. Фреге, а также концепции Ч. Морриса, Огдена и Ричардса. Модель коммуникации, понимаемой как речевое событие, предложил Р. Якобсон, предвосхитив ею модель К. Шеннона, однако в отличие от К. Шеннома, ключевую роль в коммуникации отвел не информации, а языку. С этой позиции от адресанта к адресату направляется сообщение, созданное и интерпретируемое с помощью кода, общего для всех участников коммуникации. В роли кода выступает язык как система, приводящая в соответствие чувственно данный предмету, знаку и некое подразумеваемое значение. Каждый человек является членом различных коммуникационных сообществ, а значит он — носитель различных кодов. Коммуникация, как передача сообщений всегда происходит в контексте других сообщений, что влияет на кодирование и интерпретации сообщений участниками коммуникации.

Критически осмысливая модель коммуникации Р. Якобсона, Ю. М. Лотман указывает на то, что у двух людей не может быть абсолютно одинаковых кодов, а язык следует рассматривать как код вместе с его историей. При полном соответствии того, что говорится и того, как это воспринимается потребность в коммуникации вообще исчезает (становится не о чем говорить, остается лишь передача команд). Код, как языковая игра, по Л. Витгенштейну, индивидуализирует коммуникацию, которая предстает как перевод с языка моего «я» на язык твоего «ты». Текст как память коммуникации и одновременно как ее граница выступает в качестве субстрата коммуникации. Ю. М. Лотман различает обычную коммуникацию, которая происходит в системе «я — он», и аутокоммуникацию, происходящую в системе «я — я». В рамках аутокоммуникации сообщение приобретает новый смысл в силу того, что меняются условия, время и контекст сообщения (сообщение перекодируется). Передача сообщения самому себе вызывает перестройку структур собственной личности, поскольку каждый текст несет сообщение и самому себе.

Возможность коммуникации с точки зрения структурализма основана на какой-либо системе знаков, т. е. на определенном языке, в качестве которого может рассматриваться любая система социальных отношений, любой их вид — множество операций, обеспечивающих возможность общения между индивидами или группами, по К. Леви- Строссу. Каждая система коммуникации и все они в совокупности имеют свою задачу конструирования той или иной социальной реальности. При этом ценности посредством символов, социальных ритуалов и способности донести смысл скрепляют общество воедино. В рамках семиологии Р. Барта, коммуникация трактуется через понятие мифа как коммуникативной системы. Мифы, как и метафоры, расширяют и обогащают функции социальной коммуникации, позволяя надстраивать коммуникативные миры иных порядков над семиотической системой первого порядка[1].

В книге «Понимание средств коммуникации» («Understanding Media») М. Маклуэн акцентирует внимание на средстве коммуникации, которое понимает как сообщение. Так, роман является содержанием кинофильма, речь — содержанием романа и т. д. Средства коммуникации предстают внешним продолжением сознания человека и его органов в целом. В таком качестве он рассматривает одежду, жилища и др., показывая, как эти «продолжения человека вовне» отражаются в языке и регулируют общение: одежда и жилище как средства коммуникации упорядочивают жизнь человеческих общностей; город также является средством коммуникации, которое продолжает вовне коллективное сознание и тело, регулируя отношения с окружающей средой (жилищем без стен как более обширным местом обитания человека). В качестве внешних продолжений человека, выступающих средствами коммуникации, М. Маклуэн рассматривает, по существу, все артефакты. Основываясь на своей модели коммуникации, М. Маклуэн показывает, как средства коммуникации создают и воспроизводят социальные отношения.

В современных исследованиях коммуникации все чаще применяются системные модели коммуникации, включающие структурные, деятельностные и информационные модели коммуникации в широкий социокультурный контекст, подчеркивая активность реципиента и социальную обусловленность как содержания, так и формы коммуникации. Это говорит о том, что исследования в области социальной коммуникации подходят к необходимости формирования фундаментальной теоретической модели социальной коммуникации на основе богатых по своему содержанию частных теоретических схем и моделей, накопленных в философско-методологическом дискурсе и отражающих многогранные аспекты социальной коммуникации.

  • [1] Назарчук, А. В. Теория коммуникации в современной философии / А. В. Назарчук.М„ 2009.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >