Полная версия

Главная arrow Финансы arrow ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Создание федеральной законодательной основы развития малого предпринимательства

Эффективное функционирование любой сферы деятельности, в том числе и малого предпринимательства, невозможно без полноценной нормативно-правовой базы. Особенности государственного устройства России в 1990-е гг. предполагали необходимость ее создания на трех уровнях: федеральном, региональном и муниципальном. Задача создания единого правового пространства при этом возлагалась на федеральное законодательство. Но малое предпринимательство по своей сути дело региональное, местное. Принимаемые федеральные законы должны были лишь создавать исходные правовые предпосылки для финансовокредитной поддержки предпринимателей, определять общие направления инвестиционной, технологической, кадровой и социальной политики государства по отношению к ним. Такая структура построения юридической базы малого бизнеса диктовалась большой территориальной протяженностью страны, резко очерченной дифференциацией климатических, социально-экономических условий территорий.

Основой правовой базы развития малого бизнеса явился Закон Российской Федерации «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации», принятый Государственной Думой РФ 12 мая 1995 г. Но этот законодательный акт не был первым. До этого вышли ряд указов президента РФ, постановления правительства России № 406 от 18 июля 1991 г. «О мерах по поддержке и развитию малых предприятий в РСФСР», № 446 от 11 мая 1993 г. «О первоочередных мерах по развитию и государственной поддержке малого предпринимательства в РФ». Но последний закон явился обобщением предшествующих законодательных актов и отразил наиболее принципиальные позиции государства.

Его принятие обеспечило реализацию прав граждан России на свободное использование своих способностей и имущества для осуществления предпринимательской деятельности. Создавались юридические условия для формирования в стране принципиально новой экономической среды и среднего класса российского общества, способного обеспечить экономическую и социально-политическую стабильность в государстве. Закон определял общие положения в области государственной политики поддержки и развития предпринимательства, устанавливал формы, методы стимулирования и регулирования деятельности субъектов малого предпринимательства. Очерчивался круг правовой ответственности органов власти за развитие данного вида экономической деятельности и формирование новой социальной прослойки общества.

Закон действовал на территории Российской Федерации в отношении всех субъектов малого предпринимательства независимо от предмета и целей их деятельности, организационно-правовых форм и видов собственности. Это полностью соответствовало принципу равенства стартовых условий в бизнесе для различных групп и слоев населения и стимулировало формирование здоровой конкурентной среды отечественного бизнеса.

Одним из основополагающих элементов закона была статья, определявшая критерии отнесения хозяйственных субъектов к категории малых предприятий в России. В мировом хозяйственном праве нет единого подхода к решению проблемы. Существовавшие критерии основывались на объеме товарооборота, списочном составе работников предприятия, структуре распределения уставного капитала между учредителями.

Разработчики закона наиболее рационально подошли к решению этого вопроса в условиях России. За основу брался комплексный критерий. Круг малых предприятий ограничивался показателями предельных рамок долей в уставном капитале государственной и общественной собственности, а также собственности юридических лиц, которые не относились к малым фирмам (качественные показатели). Определялся предельный уровень численности работников в каждой отрасли для малого предприятия (количественные показатели). Подобный подход вполне логичен. Происходил переход к принципиально иной, рыночной экономике от системы, где подавляющая часть собственности хозяйственных субъектов принадлежала государству.

Что касается списочной численности работников, то федеральный закон предусматривал включение в нее всех категорий персонала, в том числе работавших в филиалах, представительствах и совместителей. С одной стороны, это упрощало механизм определения фирмы как субъекта малого бизнеса. С другой — усложняло для работодателей условия взаимодействия с налоговыми органами, стимулируя их к сокрытию своих доходов и реальной заработной платы сотрудников, к искусственному занижению численного состава персонала своих фирм, ибо количество работавших не есть универсальный критерий размера фирмы. Не всегда его можно напрямую связать с масштабами производства. Такой подход тормозил развитие бизнеса, не стимулируя работодателей к расширению производства, ассортимента выпускаемых товаров и услуг, выводу из «тени» части оборотных средств. В регионах России немало случаев перерастания малыми производственными и строительными предприятиями рамок размерного критерия в 100 человек и искусственного сдерживания объемов расширения деятельности из-за боязни потерять налоговые и иные льготы. Противоречия в статистическом учете сделали эту проблему весьма острой. Закон четко определил основные направления государственной политики поддержки предпринимательства:

  • — формирование инфраструктуры поддержки и развития малого бизнеса;
  • — создание льготных условий для использования субъектами малого предпринимательства государственных финансовых, материально-технических и информационных ресурсов, а также научно-технических разработок и технологий;
  • — установление упрощенного порядка регистрации субъектов малого бизнеса, лицензирования их деятельности, сертификации их продукции, представления государственной статистической и бухгалтерской отчетности;
  • — поддержка внешнеэкономической деятельности субъектов малого предпринимательства, включая содействие развитию их торговых, научнотворческих, информационных связей с зарубежными государствами;
  • — организация подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров для малых предприятий.

Развитие малых фирм должно было с течением времени позволить создать работоспособный, эффективный, а самое главное многочисленный средний класс российского общества. Важность развития этого направления экономической деятельности в условиях глубокого кризиса и бюджетного дефицита определялась и тем, что при организации малых предприятий практически не расходуются государственные средства. В качестве «стартового капитала» 74% предпринимателей, по их собственному признанию, использовали личные средства, 5,3% заимствовали капитал у друзей и знакомых и лишь 3,2% формировали стартовый капитал на основе государственных источников.

Стоит отметить, что личная оценка субъектами малой экономики источников создания первоначального капитала и мнение большинства россиян диаметрально противоположны. Около 74,8% респондентов считали основным источником первоначального капитала у бизнесменов различного рода аферы, 50,4% — воровство и взяточничество и лишь 6,4% — личные сбережения. Истина как всегда лежит посередине, но факт минимального заимствования бюджетных средств при создании малых предприятий трудно отрицать. Тем более что 40—50% объемов своей деятельности малые фирмы вели в сфере «теневой» экономики, где законы цивилизованных экономических отношений практически не работали.

Несправедливо вниманием законодателей были обойдены вопросы обеспечения безопасности малых фирм, создания условий перераспределения финансовых и материальных ресурсов из сферы торговопосреднических услуг в производственные и наукоемкие отрасли отечественной экономики. Российский бизнес в 1990-е гг. находился на стадии первоначального накопления капитала, когда более выгодными сферами вложения капиталов являлись торговля и посредническая деятельность. Но без целенаправленной политики государства существовала серьезная опасность того, что в России он будет построен по типу коммерческой деятельности «банановых» республик, где до сих пор не сформировался самостоятельный класс мелких собственников, готовых не только к получению прибыли и расширению своей деятельности, но и к социальному партнерству с наемными работниками.

Этот жизненно важно для России, учитывая, с одной стороны, традиционно коллективистские взгляды российского общества, а с другой — его кардинальное расслоение по уровню доходов на современном этапе развития, что, несомненно, обострило большинство социальных проблем и усилило напряженность в обществе. К сожалению, опыт развития малого бизнеса в 1990-е гг. показал, что его развитие происходило в нездоровой обстановке. Об этом свидетельствовал и тот факт, что, согласно данным исследований, проведенных в 1994—1995 гг. работниками Института стратегического анализа и развития предпринимательства проблема безопасности ведения коммерческой деятельности в среде предпринимателей была очень актуальной.

Она имела две стороны. С одной — это зависимость бизнесменов от коррумпированных чиновников и практически абсолютная беззащитность от их произвола. Так, около 50% расходной части бюджета большинство малых фирм вынуждены тратить на подкуп государственных служащих. Это вызвано наличием значительных административных препятствий на пути развития малого предпринимательства. Среди них высокая стоимость и сложность процедуры регистрации предприятий, несовершенство системы лицензирования и налогообложения, большое количество контролирующих органов, работа которых зачастую носила дублирующий и бессистемный характер, массовое социально-психологическое неприятие коммерческих структур. С другой — тесные связи предпринимательских кругов с преступными группировками и та же беззащитность людей перед силой криминала.

Неразвитость экономической системы заставляла использовать в качестве основного критерия малых фирм, прежде всего, их среднесписочную численность. Ее минимальный уровень устанавливал непреодолимые барьеры для значительного числа лиц при попытке войти в эту сферу деятельности. В результате — массовый характер использования рабочей силы без какого-либо оформления. Но сделать это гораздо проще в торгово-посреднических фирмах, нежели производственных. Подобная тенденция имела довольно устойчивый характер.

Невозможность нормального развития в существовавших правовых и экономических условиях толкала предпринимателей на совершение различного рода преступлений и на сближение с криминальными группировками. Любого бизнесмена, успешно проработавшего в стране в течение последних десяти лет, к концу века можно было привлекать к уголовной ответственности за те или иные противоправные действия. Однако принятый в 1995 г. закон не содержал реальных механизмов защиты предпринимателей от произвола властей и организованной преступности, стимулирования перевода капиталов из торгово-посреднических в производственные отрасли хозяйства.

В то же время им устанавливался посредник в отношениях между государством и малым бизнесом. Таковыми стали фонды поддержки предпринимательства. Они изначально определялись как некоммерческие организации. Одновременно государство не ставило себя в позицию монополиста с точки зрения субъекта, который должен поддерживать малый отечественный бизнес. Допускалось существование и негосударственных фондов, но при их обязательном некоммерческом характере. Создавались благоприятные условия для формирования многоканальной системы финансирования поддержки малого бизнеса. Особое значение это обстоятельство приобретало в условиях постоянного дефицита российского бюджета. Государственные фонды поддержки предпринимательства получали право ведения операций без приобретения лицензии на банковскую деятельность, что позволяло экономить время и незначительные первоначальные денежные средства фондов.

И все-таки одно государство, какими бы значительными ресурсами оно не располагает, не в состоянии справиться в одиночку с широким диапазоном задач в области поддержки и развития системы малого предпринимательства. В него самым активным образом должны вовлекаться различные коммерческие структуры и хозяйственные субъекты. Достоинством принятого закона можно считать разработку механизма регламентации различных видов объединений мелких фирм в форме ассоциаций и союзов и других некоммерческих организаций. Наличие правового механизма детерминировало рост образования новых объединений в бизнес-среде по регионам и обеспечило юридическую легитимность существовавших ранее.

Действовали они и в Западной Сибири. В январе 1992 г. в Кемерово прошло собрание кузбасских предпринимателей. Его инициаторами стали Кемеровский союз предпринимателей и Союз предпринимателей Юга Кузбасса. Был создан Союз бизнесменов Кузбасса во главе с генеральным директором внешнеэкономической ассоциации «Кузбасс» Анатолием Лютенко. Финансовые ресурсы малого бизнеса Кемеровской области в то время оценивались в 1,5 млрд рублей. Но лоббирование его интересов, представительство в органах власти фактически отсутствовало. Отсюда задачами организации стали: активное участие в приватизации, международные контакты, создание собственного финансового центра, единого банка информации, разработка системы правовой защиты предпринимателей. На территории области действовал ряд других аналогичных структур. Это лига предпринимателей г. Кемерово во главе с Романом Степаненко, региональное отделение объединений предпринимательских организаций России во главе с президентом народного предприятия «Союз владельцев АЗС и поставщиков нефтепродуктов Кузбасса» Алексеем Харченко, частным предпринимателем Олегом Черневичем, директором фирмы «Провинция» Олегом Лобановым, президентом финансово-промышленного союза «Сибконкорд» Олегом Шарыкиным и многие другие.

В Алтайском крае работали Союз фермерских хозяйств и сельхозкооперативов Алтая, Конгресс предпринимателей Алтая во главе с Василием Федоровичем Семакиным, Клуб деловых встреч. В Томской области интересы предпринимателей представляли организация крестьянских хозяйств и сельхозкооперативов, ее преемник — Союз фермерских ассоциаций, во главе с фермером из Александровского района Г. С. Громыко, профессиональный союз предпринимателей Томской области. В Новосибирской области интересы бизнесменов отстаивали Ассоциация женщин-предпринимателей во главе с Натальей Демидовой, региональное отделение Ассоциации менеджеров России, Ассоциация фермеров Ордынского района и др. Подобных организаций было великое множество, но анализ информации о них в печати позволил сделать вывод о недолговечности и аморфности большинства подобных структур, что, несомненно, уменьшало эффективность их работы, но было вполне естественно для переходного периода.

В целом закон имел четкую логическую структуру, цельность содержательной части. Он открывал широкое поле законотворческой деятельности для региональных и местных органов управления. Вместе с тем в силу отсутствия четко выработанной государственной концепции развития предпринимательства отдельные положения закона носили нечеткий, размытый характер. Отсутствовал механизм разрешения ряда важных проблем, прежде всего обеспечения безопасности предпринимательской деятельности, стимулирования производственных отраслей малого бизнеса. Тем не менее закон позволял использовать его в качестве основной базы дальнейшей законотворческой работы на всех уровнях.

Еще одним документом, заложившим основы нормативно-правового обеспечения развития малого бизнеса в России и явившимся логическим следствием реализации на практике предыдущего нормативного акта, стал закон «Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства», который содержал ряд положений, способствовавших развитию малого бизнеса. Прежде всего, можно говорить о минимизации перечня налогов фирмам, которые выразили желание работать по данной схеме. Им предлагалась совокупность установленных законодательством налогов и сборов заменить уплатой единого налога, который исчислялся по результатам хозяйственной деятельности организаций. Лицам же, занимавшимся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, подоходный налог заменялся уплатой стоимости патента на занятие данной деятельностью.

Учитывая изначально низкий уровень экономического образования владельцев предприятий и необходимость на первом этапе совмещения ими ряда должностей, в том числе и должности бухгалтера, документ предусматривал упрощение системы ведения бухгалтерской отчетности. Объем налоговых выплат планировалось уменьшить на 40% от действовавших норм Налогового кодекса РФ. Применение данной системы строилось на чисто добровольном принципе. Субъекты малого бизнеса были вправе по своему желанию прибегнуть к предлагаемой системе отчетности и выйти из нее. Такой подход государства существенно упростил условия вступления физических лиц в сферу деятельности малого предпринимательства и создал предпосылки для значительного расширения круга лиц, занимавшихся коммерческой деятельностью. В законе был четко определен субъект налогообложения. Это либо совокупный доход, полученный за отчетный период, либо валовая выручка. Но закон имел и серьезные недостатки, снижавшие эффективность его воздействия на субъекты малого бизнеса, действовавшие на отечественном рынке. Он ограничил круг малых фирм, которые могли бы прибегнуть к данной системе, за счет того, что среднесписочная численность фирмы не должна была превышать 15 человек, что составляло, к примеру, 50% от максимально допустимого предела в оптовой торговле и 15% в промышленности, строительстве и на транспорте. К числу ограничений относился и максимальный поток валовой выручки, который не должен был превышать стотысячекратного минимального размера оплаты труда.

Таким образом, льгот лишались наиболее конкурентоспособные, эффективно работавшие мелкие предприятия. Этот подход оправдан с точки зрения фискальной налоговой политики государства, но неэффективен с точки зрения долгосрочных перспектив развития экономики. Основным мотивом, диктовавшим принятие подобных решений, было стремление государства не допустить потерь бюджета от массового перехода малых фирм на упрощенную систему налогообложения, с одной стороны, а с другой — заставить рассчитаться с бюджетом те предприятия, которые не платили налоги вообще. Обе цели являлись практически недостижимыми.

В части взыскания налогов малые предприятия всегда были одними из самых дисциплинированных плательщиков. По состоянию на 1996 г. по России они приносили бюджету 7% совокупных платежей. Весь объем недоимки, приходившийся, более чем на 1 млн малых фирм, был меньше просроченной задолженности такого гиганта, как «АвтоВАЗ», притом, что уровень занятости на них был в четыре раза больше, чем на автозаводе. Уровень недоимки по малым предприятиям соответствовал среднестатистическому по стране. Но при этом сроки погашения задолженности были намного ниже среднего.

Можно возразить, что законопослушными предприятиями не исчерпывался весь список субъектов малого предпринимательства. Из 2 млн зарегистрированных малых фирм 800 тыс. составляли так называемые

«мертвые души». Они не отчитывались перед налоговой инспекцией и, возможно, вели неучтенную деятельность. Но закон и не касался подобного рода предприятий. Был и ряд невыполнимых ограничений с точки зрения реальной ситуации в экономике. К таковым относилось требование отсутствия просроченной задолженности по уплате налогов и иных обязательных платежей за отчетный период.

Более того, действие закона не распространялось на всю систему налогообложения. Сохранялся общий действовавший порядок уплаты таможенных платежей, государственных пошлин, налога на приобретение автотранспортных средств, лицензионных сборов, отчислений в государственные внебюджетные фонды, порядок ведения кассовых операций и представления статистической отчетности. Закон обезличивался тем, что предусматривал равные льготы всем субъектам малых предприятий независимо от рода их деятельности. Фирмы, работавшие в производственной сфере, оказывались ущемленными, так как по сравнению с предприятиями торгово-посреднической сферы несли наибольшие издержки, получали меньшую прибыль и имели более длительный срок окупаемости.

В целом закон как важная составная часть правового обеспечения бизнеса способствовал росту предпринимательской активности населения. Исходная причина его недостатков в том, что имело место объективное противоречие между ярко выраженной фискальной политикой государства, нацеленной на выкачивание денежных средств для пополнения бюджета любой ценой без долгосрочного анализа и перспективного планирования, с одной стороны, и стремлением достичь социальной стабильности в обществе через построение «живого» фундамента экономических реформ в лице среднего класса, с другой стороны. Ситуацию усугубляло отсутствие четких долговременных ориентиров в политике государства относительно направленности развития отечественной экономики.

Несмотря на огромную значимость федеральных законов в области правового обеспечения предпринимательской деятельности есть необходимость подойти шире к анализу вопроса. Большинство проблем в этой сфере носили комплексный характер. Их решение зависело от успешной политики в области налогообложения, управления собственностью, банковской деятельности.

Центральными законодательными органами за период экономических реформ был наработан пакет документов, позволявший всесторонне подойти к разрешению основных противоречий, свойственных для процесса развития малого бизнеса в России. Федеральные законодательные акты можно разбить на следующие группы:

  • а) регулирование управления собственностью;
  • б) развитие банков и банковской деятельности в вопросах кредитования малого бизнеса;
  • в) определение организационно-правовых форм коммерческих структур;
  • г) система налогообложения;
  • д) совершенствование кредитно-денежной политики в области бизнеса;
  • е) иное.

К сожалению, наличие значительного количества документов не гарантировало качественное решение вопроса. Пакет законов о совершенствовании системы налогообложения наиболее массивен, но не секрет, что налоговая система РФ функционировала наименее эффективно, тормозя развитие малого бизнеса. Дело — в содержательной стороне принятых документов. По-прежнему действовал устаревший налоговый кодекс Российской Федерации. Попытки провести через Думу новые варианты этого документа неизменно оканчивались неудачей.

Система отчетности перед налоговыми органами носила сложный, громоздкий и непостоянный характер. Нередко налоговые службы по-разному трактовали нормативные материалы. Налоги поглощали до 90% прибыли и 70% доходов малых предприятий при существующем в мировой практике максимуме в 35—36%. В результате 30—40% налогов под разными предлогами не поступали в бюджет. По расчетам экспертов компании «Проктер энд Гембл», при соблюдении положений существовавших нормативных документов в России работа малых предприятий была возможна лишь с рентабельностью минус 3%.

Действовавшая налоговая система не носила научно обоснованного характера и не способствовала быстрому развитию предпринимательства. Она имела ярко выраженные недостатки: функционирование внебюджетных фондов за пределами официальной налоговой системы; неприспособленность к функционированию в инфляционной обстановке; значительные возможности уклонения от налогов; однобокая фискальная направленность; затратность содержания налоговой системы; чрезмерная тяжесть налогового бремени.

Нельзя забывать и о том, что в условиях низкой платежеспособности большинства малых фирм в России даже невысокие налоги — это тяжелое бремя. В системе их сбора фактически отсутствовал региональный компонент, что важно для России. Так, в Сибири даже высокие денежные доходы не всегда способны обеспечить аналогичный уровень реальных доходов малому бизнесу из-за значительных издержек на транспорт и коммунальные услуги.

Закон «Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности для субъектов малого предпринимательства» не смог решить всех проблем, так как, во-первых, имел сложную структуру расчета, а во-вторых, резко увеличил бухгалтерскую отчетность малых фирм в силу их многопрофильное™, ибо предполагал отдельное ведение бухгалтерского учета по каждому виду зарегистрированного у них вида деятельности. Это порождало у предпринимателей желание уклониться от налогов, занизить базовые показатели налогообложения, скрыть доходы, получить льготы и отсрочки по налоговым платежам. Кроме того, налоги деформировали структуру цен и заработной платы, создавая почву для незаконных действий как со стороны государства, так и со стороны руководителей малых предприятий. Ситуация требовала коренного пересмотра действовавшего налогового законодательства. В связи с этим остановимся на достоинствах и недостатках основных из предлагавшихся проектов. Перед их разработчиками стояли две главные и почти взаимоисключающие друг друга задачи. С одной стороны — кардинальное упрощение налоговой системы должно было привести к существенному облегчению налогового бремени предприятий и создать предпосылки для улучшения делового климата, с другой стороны, нужно было построить такую конструкцию налогообложения, которая помогла бы снять проблему хронического недобора налогов, обеспечив устойчивое пополнение доходной части бюджета.

Предлагалось упразднить часть налогов и снизить расчетный годовой уровень налогообложения на 70 млрд рублей, в том числе на 39 млрд рублей поступления в федеральный бюджет. Это равносильно снижению уровня налогового бремени с 35,5% от ВВП до 32%. Предусматривалось сохранение не более 30 налогов из 200 существовавших. Планировалось упразднение тех, базой для начисления которых являлась выручка предприятий. Такой подход мог послужить стимулом для подъема производства на крупных предприятиях и, как следствие этого, привести к росту эффективности экономики и доходов населения. В свою очередь это могло положительно отразиться на развитии сферы малого бизнеса. Сокращение числа налогов неизбежно привело бы к упрощению системы отчетности малых предприятий, росту его прибыльности и перекачиванию средств из торгово-посреднической в производственную сферу.

Но в силу противоречивости целей авторы закона не были до конца последовательны. Самый важный для пополнения бюджета и наиболее тяжелый для хозяйственных субъектов, особенно малых, налог на добавленную стоимость (НДС) не только не сокращался, но и подрастал на 2%. Предполагалось его ставку поднять до 22% и распространить на новые товары и услуги (детские и продовольственные). Предполагалась отмена льгот по НДС для строительства жилых домов, на туристическо-экскурсионный бизнес. Помимо этого НДС, обеспечивая одинаковую направленность интересов налогоплательщика и государства по отношению к затратам чужого труда, стимулировал производителя экономить расходы на оплату труда путем уменьшения зарплаты и занятости и тем самым снижал уровень жизни трудоспособной части населения. В другом варианте предлагалось снизить НДС с 20 до 18%, но при этом отменить льготный 10%-й НДС на продовольствие и товары для детей. Освобождался от уплаты НДС и импорт технологического оборудования, что давало льготы зарубежным конкурентам отечественных машиностроителей, превращало Россию в страну, дискриминировавшую отечественную обрабатывающую промышленность, а НДС — в фактор, сдерживавший развитие производства. Ситуация имела ярко выраженный антисоциальный характер, поскольку ухудшался деловой климат в отраслях экономики, способствовавших решению социальных проблем российского государства. Это затрудняло условия работы предприятий малого бизнеса.

Планировалось повысить ставку налога на имущество с 2 до 2,5% и дать возможность местным властям вводить налог с продаж в размерах не выше 5%, а для предметов роскоши — 10%. Предусматривалось максимально сократить число льгот, общий объем которых к середине 1990-х гг. превысил 100 млрд рублей. Одновременно для субъектов малого бизнеса предусматривалось снижение ставки налога на прибыль, введение высоких норм амортизации, более редких расчетов с бюджетом (один раз в квартал), что и было осуществлено на практике.

Варианты нового кодекса не обеспечили кардинального снижения налогового пресса на предприятия. При всем желании упростить налоговое законодательство разработчики с поставленными задачами не справились. Документ оказался объемным и сложным для восприятия. Попытка охвата максимального круга понятий, связанных с налогообложением, привела к вторжению в сферу действия иных законов более высокого уровня.

Нельзя назвать обоснованным и порядок начисления пени. Ее ставку предполагалось дифференцировать в зависимости от выплат в валюте либо рублях. Рублевые должники, а малые фирмы в своем большинстве принадлежали к ним, изначально ставились в менее выгодные условия, чем их валютные конкуренты. Порядок начисления пени не учитывал хозяйственной практики, сложившейся в России, когда неуплата налогов была весьма заурядным явлением и вызывалась не только неэффективным менеджментом, но и бездумной налоговой политикой государства. Разумным представлялось предложение экспертов Госдумы поставить предел начислению пени в размере 50% налогового долга. По его достижению следовало ее заморозить и начать оперативное разбирательство с неплательщиком по существу задержки налоговых выплат. Можно было пойти и дальше, дифференцировав критический предел в зависимости от размера предприятия и установив его для малых форм в объеме не более 10—20%.

В 1990-е гг. налоговая стратегия государства оказалась не только неэффективной, но экономически и политически опасной. Она шла вразрез с современными мировыми тенденциями развития экономики. Общие направления совершенствования налоговой системы при этом совершенно ясно вытекали из мировой практики. Это нацеленность системы сбора налогов, простота, фискальная эффективность, блокирование тенденций к уклонению от налогов, универсальность, поощрение общественно полезных и подавление вредных видов деятельности. Необходимо усиление стимулирующей роли налогов в развитии производства.

Целесообразно полное освобождение от налогообложения вкладов инвестора и прибыли предприятий, используемых на развитие производства, НИОКР, содержание объектов социальной сферы. Необходимо введение налога с вмененного дохода. При этом он должен рассчитываться не по балансовым показателям малых предприятий, а по их физическим ресурсам, что упростило бы бухгалтерский учет и разрушило «теневой» оборот, где находилось до 50% товаров и услуг малого бизнеса. При разработке новой налоговой политики целесообразно обратить внимание на динамическую схему налогообложения в развитых странах, которая успешно действует в отношении исчерпаемых ресурсов. Она способствует развитию высокотехнологичных отраслей экономики и повышению экологической безопасности производства.

Следующим блоком законов стали нормативные акты, регулировавшие вопросы собственности. Их значение и актуальность определялась комплексом факторов. Во-первых, управление собственностью — фундамент любой экономической системы, во-вторых, в России, в силу определенных социально-экономических условий, отсутствовал наработанный опыт управления различными формами собственности и, наконец, в условиях первоначального накопления капитала особенно важно сформировать нормативно-правовую базу для такого управления. Особый интерес представляли документы «Об иностранных инвестициях в РФ» и «Об инвестиционной деятельности в РФ».

Развитие различных форм собственности и эффективное управление ими не представляется возможным без наличия здоровой конкуренции в каждой отдельно взятой отрасли народного хозяйства и в экономике в целом. В этой связи обратил на себя внимание законопроект «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг». Он регулировал собственно конкуренцию; относился к конкуренции на рынке услуг, занимавших приоритетное место в экономике; отношения в сфере деятельности, наиболее привлекательной для малого бизнеса. К положительным моментам документа относились четко выстроенная концепция, акценты на приоритетных направлениях проблемы. Доступно изложен понятийный аппарат нормативного акта. Обоснованно определялось место Центрального банка в системе кредитно-денежных отношений. К недостаткам законопроекта относился факт ограничения процесса монополизации лишь по горизонтали. Документ фактически не воздействовал на нее по вертикали. Об этом свидетельствовал и размер сделок, подлежавших уведомлению. Они были по силам только крупным предприятиям. В этом случае поглощение субъектов малого бизнеса могло проходить незаметно. Двойное толкование имело положение о том, что ограничения на отдельные виды сделок подлежали отмене, если участники сделки доказывали, что положительный эффект от их действий превышал негативный.

Появился еще целый ряд документов. Особого внимания среди них заслуживал закон о благотворительности. В силу своеобразия исторических условий в стране сформировалось преимущественно негативное общественное мнение в отношении коммерческой деятельности. Один из способов его изменения — усиление социальной направленности в работе российских предпринимателей. Среди форм ее реализации — меценатство. Тем более что традиции благотворительности среди отечественных бизнесменов имели глубокие исторические корни. Принятый закон призван был устранить помехи, мешавшие возрождаться отечественному меценатству на современном этапе. Среди них отсутствие свободных средств, неуверенность в эффективности расходования денег, отсутствие налоговых льгот.

В целом состояние нормативно-правовой базы предпринимательской деятельности в России на федеральном уровне к концу 1990-х гг. XX в. выглядело противоречивым. С одной стороны, оно характеризовалось рядом положительных моментов. Российские юристы заполнили правовой вакуум в сфере регулирования экономических взаимоотношений, возникший в связи с переходом к построению новой экономической модели общества. Отечественные законодатели при работе над составлением документов активно использовали зарубежный опыт. Федеральные законы предоставляли широкие возможности территориям в выработке собственных нормативных актов для регулирования деятельности малого бизнеса с учетом местной специфики.

Вместе с тем наработанные документы имели ряд недостатков. Новые юридические документы не смогли обеспечить правовые условия для кардинального упрощения системы налогообложения малого бизнеса. Отсутствовала ярко выраженная поддержка отечественного товаропроизводителя. Некритично в большинстве случаев применялся зарубежный опыт. Остались фактически неразработанными вопросы правового регулирования безопасности предпринимательской деятельности, системы трудовых взаимоотношений.

Не определены условия для создания действенных рычагов кредитования малого бизнеса и страхования кредиторов. Инвесторы не получили достаточных гарантий сохранности капиталов. Инвестиционная политика формировалась, учитывая прежде всего интересы зарубежных инвесторов. Но имевшийся перечень нормативных документов предоставил возможность государству начать осуществление политики поддержки и развития малого бизнеса, для коммерческих структур создал правовое поле для функционирования. Практически была создана правовая база для формирования общегосударственной концепции развития малого бизнеса в России, что жизненно важно для его нормального функционирования.

Задания для повторения

  • 1. Проанализируйте федеральный закон «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации».
  • 2. Дайте оценку состоянию нормативно-правовой базы по поддержке малого бизнеса в России в 1990-е гг. на федеральном уровне.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>