Типологии обязанностей

Этическая мысль за века своего существования предложила многочисленные типологии видов долга, или классификации обязанностей. Такие классификации не являются всего лишь способом упорядочить представления о внутренней структуре морального долженствования. Они имеют как теоретическую, так и практическую задачу: классификации обязанностей призваны помочь моральному субъекту выстроить правильную линию поведения в определенной ситуации, опираясь на понимание статуса того или иного требования в общей системе морали. Первым существенным разграничением такого рода является разграничение между "условными", или "предположительными", и "реальными", или "подлинными", обязанностями. Британский этик У. Д. Росс применил для первого типа заимствованное из юриспруденции обозначение prima facie, что означает "с первого взгляда", "при отсутствии доказательств противоположного". Обязанности prima facie фиксируются на основе одного только описания определенного действия, безотносительно к любой конкретной ситуации. К их числу У. Д. Росс относил выполнение обещаний, возмещение ущерба, благодарность, воздаяние по достоинствам (справедливость), помощь другим людям (благотворительность), самосовершенствование, непричинение вреда. В процессе морального выбора какая-то из обязанностей prima facie превращается в "подлинную", или "реальную", обязанность, требующую непременного исполнения. Проблема в том, что конкретной ситуации морального выбора, как правило, соответствует не одна, а несколько обязанностей prima facie, и моральный субъект вынужден осуществлять выбор между конфликтующими основаниями поступка. Основой для разрешения конфликта служит разная весомость (или разная степень обязательности) требований долга, имеющих отношение к данной ситуации. Алгоритмы, позволяющие преобразовывать обязанности prima facie в "реальные" или "подлинные" обязанности, могут быть связаны исключительно с применением правил долга к конкретным ситуациям, но могут опираться и на такие классификации самих обязанностей prima facie, которые устанавливают между своими частями отношения надситуативной приоритетности.

Одна из классификаций такого рода восходит к стоической этике, была переосмыслена христианскими теологами и новоевропейскими теоретиками естественного закона и играет существенную роль в моральной философии И. Канта. Она формируется за счет разделения обязанностей на совершенные и несовершенные, а долга - на долг в широком и узком смысле слова. И. Кант следующим образом характеризует эти терминологические оппозиции. Долг в узком смысле слова требует совершать конкретные поступки, а долг в широком смысле слова требует следовать определенной максиме поведения. В силу этого долг первого типа можно исполнить полностью, а долг второго типа имеет бесконечную перспективу реализации (любое действие, продиктованное им, не достигает цели, а лишь соответствует ей). Несовершенные обязанности у И. Канта предполагают возможность влияния индивидуальных особенностей (склонностей) человека на выбор способов и поводов ее реализации. Совершенные обязанности, в свою очередь, не терпят никакой вариативности (не предполагают индивидуализированного "простора"). Первую нишу кантовской классификации занимают те обязанности, которые являются совершенными и принадлежат либо приближаются к долгу в узком смысле слова. Образцом такого рода обязанностей являются правовые обязанности, требующие "не наносить другому ущерб в его правах". Они сочетают обе упомянутые характеристики в их полноте. В этой же нише оказываются обязанности "свободного уважения к другим" (не проявлять высокомерия, не злословить, не издеваться). Они являются совершенными, но в отношении своей широты лишь "аналогичны" правовым. Воздержание от неуважительного поступка не является полным исполнением долга, поскольку в этом случае требуется также формирование определенного качества мотивации, а это исключает достижение цели поступка самим по себе действием или бездействием. Поэтому долг уважения к другим можно назвать долгом в узком смысле лишь относительно, при его сравнении с обязанностями любви.

Наконец, в первую нишу попадают и совершенные обязанности перед самим собой, схожие с обязанностями уважения по своим формальным характеристикам (не лишать себя жизни, не осквернять себя сладострастием, не проявлять неумеренности в употреблении средств удовольствия и питания, не лгать, не проявлять скупости и раболепия). Вторую классификационную нишу занимают несовершенные обязанности, типически выражающие свойства долга в широком смысле - это обязанности любви (совершать благодеяния, проявлять благодарность и участие) и обязанность развития своих естественных задатков.

Практический смысл разграничения двух типологических ниш состоит в том, что обязанности из первой ниши имеют абсолютный приоритет над обязанностями из второй в тех случаях, когда они (или, вернее, их основания) находятся в конфликте. Тем самым создается прозрачный алгоритм перехода от обязанностей prima facie к конкретизированному долженствованию. Внутри первой ниши, по И. Канту, не может быть конфликтов, поскольку негативные обязанности между собой не конфликтуют. Поэтому предположительный долг автоматически преобразуется в долг реальный. Конфликт между обязанностями, принадлежащими к разным нишам, всегда разрешается в пользу совершенной обязанности, представляющей собой долг в узком смысле или приближающейся к нему. И, наконец, конфликт внутри второго типа долга также никогда не является тупиковым. Ситуативный выбор между принадлежащими к нему обязанностями осуществляется на основе "способности суждения но (прагматическим) правилам благоразумия".

В современной этике ту же практическую роль часто играет разделение обязанностей на позитивные и негативные. Позитивные обязанности предписывают совершение определенных действий. Негативные обязанности предписывают воздерживаться от их совершения. Парадигмальными примерами являются неоказание помощи и причинение вреда. В этических дискуссиях второй половины XX в. вопрос о соотношении этих обязанностей получил следующую актуальную конкретизацию: как отличаются по своей нормативной силе обязанность "не убивать" и обязанность "не допускать смерти, которую можно было бы предотвратить"? Пара понятий "убийство" (killing) и допущение "смерти" (letting die) стала отправной точкой для обсуждения таких практических проблем как аборт, эвтаназия, ассистированное самоубийство, спасение большинства в экстремальных ситуациях. Английский философ Ф. Фут попыталась разрешить трудности, превращающие эти проблемы в предмет ожесточенных дискуссий, с помощью установления однозначного приоритета негативных обязанностей и прав в отношении позитивных. По ее мнению, в тех случаях, когда из двух обязанностей prima facie одна связана с воздержанием от действия, а другая с его совершением, в реальную обязанность с необходимостью превращается первая. Если же мы имеем столкновение двух обязанностей одного типа (негативных или позитивных), то приоритет определяется на основе анализа особенностей самой ситуации, а именно, величины потерь и приобретений задействованных в ней сторон. Например, при выборе между получателями помощи следует руководствоваться балансом потерь и приобретений, но когда оказание помощи одним людям требует причинить вред другим, то негативная обязанность невреждения должна возобладать вне зависимости от количества тех, кому можно помочь или кого можно спасти за счет причинения вреда.

Среди прочих классификаций обязанностей существенное значение для этики и для моральной практики имеют следующие: а) по субъекту, перед которым существует обязанность (см. первый пункт параграфа); б) по роли индивидуального выбора в возникновении обязанности (естественные и договорные (последние часто именуются обязательствами)); в) по степени универсальности обязанности (общие и специальные). Рассмотрим проблемы, связанные с последней классификацией.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >