Российско-американские отношения

С начала 2000-х гг. российско-американские отношения явно ухудшились по сравнению с 1990-ми гг. Попытаемся объяснить этот факт. Начнем с экспертных оценок. Вот мнение российского политолога либерального направления Д. Тренина о том, почему в США не доверяют России. Он полагает, что следует, прежде всего, иметь в виду: для США принципиальное значение имеет характер власти в стране. В российском партнере американцы все больше не уверены. Им казалось вначале, что Россия может быть качественно такой же страной, как США или как Европа. Довольно скоро они поняли, что это вряд ли возможно, по их успокаивало то, что Россия — страна слабая и зависимая, и если что-то здесь неприятное для Америки и сформируется, то это не будет иметь последствий для американской безопасности. Но затем произошло то, что произошло во второй половине 2000-х гг.: на волне роста цен на нефть российское руководство почувствовало себя увереннее, чем когда бы то ни было, включая и советский период, начиная с 1970-х гг., когда СССР достиг ядерного паритета с США. Нынешнее руководство России говорит о восстановлении великой державы. В настоящее время Россия уже великая держава, и она требует равенства с США, не терпит вмешательства США в свои дела. Но она, с точки зрения американцев, управляется авторитарным режимом. Отсюда главное — американский истеблишмент рассматривает Россию как страну не "своего круга", которой следует опасаться. Французского ядерного оружия, при всех проблемах, существующих и существовавших между США и Францией, Америка не боится и Францию считает своей. Россия своей для нее не стала. Тренин считает, что рассосется этот конфликтный потенциал не скоро. Заметим, что возвращение Путина в Кремль в 2012 г. только усугубило ситуацию.

Развивая мысль о конфликтном потенциале в отношениях между Россией и США, американский политолог Р. Легволд подходит к проблеме с позиций российской стороны. Он отмечает три давние обиды, которые Россия испытывает по отношению к США. Первая (и самая старая) связана с болезненным ощущением того, что в Америке не осознают ни вклада Советского Союза в окончание холодной войны, пи цену, которую России пришлось за это заплатить. Там уверены, что речь идет исключительно о заслуге Вашингтона и плоды и победы должны достаться ему. Вторая обида (прямое следствие первой) заключается в том, что в последнее время отношение США к России варьировалось от благодушной снисходительности (поучения клинтоновской администрации, невыполненные обещания, полное равнодушие к мнению Москвы по таким вопросам, как расширение НАТО) до двусмысленного равнодушия (например, восприятие содействия со стороны Москвы в афганской операции как нечто само собой разумеющееся). В-третьих, россиян раздражает критика со стороны Соединенных Штатов. В России считают, что, высказывая несогласие с ее внешней и внутренней политикой, американцы преследуют собственные интересы — обусловленные конкурентной борьбой (реакция на напористую дипломатию "Газпрома") либо стремлением ограничить влияние Москвы на постсоветском пространстве (подвергая сомнению ее роль в грузино-южноосетинском и грузино-абхазском конфликтах). Поэтому в России так широко распространенно убеждение в том, что Америка живет по двойным стандартам.

Перейдем от оценок отдельных экспертов к фактам. Что объединяет Россию и США? Это совместные действия по отражению общих угроз, будь то терроризм, экологические катастрофы, противодействие разрастанию клуба ядерных стран. У России немалые экономические интересы в США: в 2006 г. 40% общего объема российских инвестиций за рубежом пришлось на США. Правда, в последние годы этот показатель снизился.

И все же па сегодняшний день противоречий больше, чем совместных интересов. США вместе с коллегами по НАТО обещали России, что Альянс не будет расширяться и западное оружие не приблизится к российским границам. Сегодня мы видим совершенно обратную картину. Еще несколько лет назад казалось немыслимым, что бывшие советские республики Прибалтики войдут в НАТО. Это произошло. На очереди Украина и Грузия. Не следует всю вину за происходящее возлагать на "страны-новобранцы", хотя их заинтересованность играет большую роль. Активную, продуманную, хорошо организованную политику проводят Соединенные Штаты и даже не очень-то скрывают это. Так называемые цветные революции в Грузии и на Украине хорошо спонсировались и организовывались из Вашингтона.

Ни одна страна западного блока, включая и США, не ратифицировала ДОВСЕ. Россия соблюдала его в одностороннем порядке. В декабре 2007 г. она наложила мораторий на Договор, что вызвало жесткую критику со стороны западного сообщества.

Наибольшим раздражителем в военно-политической сфере в последнее время оказалась проблема ПРО. Как известно, страны НАТО во главе с США первоначально выдвинули идею "своей" системы ПРО в Европе, с чем Россия была категорически не согласна. На саммите в Лиссабоне (2010) Россия и Североатлантический союз приняли решение начать диалог о перспективах выстраивания совместной противоракетной системы. Заявление было сделано с очевидным намерением продемонстрировать неудовлетворенность российской стороны ходом переговоров по этой проблеме. Совместная ПРО, конечно, была бы колоссальным достижением и подлинным прорывом в двусторонних отношениях. Однако по ряду объективных причин и в силу дефицита доверия сторон друг к другу решение этой задачи оказалось не по плечу современным политикам.

В настоящее время США ориентированы на систему ЕвроПРО — объединение уже имеющихся национальных компонентов систем ПРО стран — членов НАТО, а также использование развернутых в Европе элементов ПРО США, дислоцированных, в частности, на кораблях, находящихся в акваториях морей и океанов, омывающих Европу. Перед ними поставлена задача: защитить страны-участницы "от небольшого количества относительно несложных ракет с юга". В России эта ситуация воспринята двояко: от алармистского подхода, который оценивает сложившееся положение вещей как подготовку к ядерному удару по России до альтернативной точки зрения, в соответствие с которой ядерный удар невозможен как с позиций военно-технических (способность ядерных сил РФ нанести неприемлемый ущерб ответным ударом), так и с политических позиций (превращение США в мирового изгоя, резкое осложнение международной среды для США, прежде всего по причине позиции Китая). Альтернативщики, позиция которых представляется более взвешенной, предлагают следующее: вести диалог не о подключении России к программе ЕвроПРО и не о допуске к американской системе ПРО, а о равноправной совместимости систем ПРО НАТО и российской системы военно-космической обороны для отражения ракетных ударов третьих стран.

Еще одной проблемой двусторонних отношений стал так называемый закон Магницкого, принятый сенатом США вместо отмененной в конце 2012 г. поправки Джексона — Вэника, просуществовавшей с 1970-х гг. и давно исчерпавшей себя. "Закон Магницкого" предполагает введение визовых и финансовых санкций по отношению к довольно обширному списку представителей российских силовых и властных структур и обосновывается нарушением прав человека в России. Российская сторона предприняла ответные шаги, объявив о довольно широком списке американских граждан, предположительно причастных к нарушению прав человека, которым будет отказано во въезде в Россию. Это только подогрело общую ситуацию.

Россия и США расходятся по некоторым важным текущим вопросам мировой политики, например о признании независимости Косово, Южной Осетии и Абхазии. Соединенные Штаты признали независимость Косово, но при этом категорически выступают против аналогичного признания независимости Абхазии и Южной Осетии, уверяя мир, что Косово — уникальный случай. Россия считает это политикой двойных стандартов.

Впрочем, США также имеют претензии к России. Прежде всего, это касается ее политики в мусульманском мире — контактов с "Хамас", военно-технического сотрудничества с Сирией, сотрудничества с Ираном. Американцы хотели бы, чтобы Россия приняла участие в операции в Афганистане, а также прекратила военно-коммерческое сотрудничество со странами Латинской Америки.

В контексте расхождения интересов России и США важно помнить, что Россия со своей стороны сделала ряд важных шагов навстречу США. Она закрыла военные базы за рубежом, которые особенно сильно раздражали американцев, — Камрань (Вьетнам) и Лурдес (Куба). Москва не препятствовала открытию американских баз в Средней Азии после терактов 11 сентября 2001 г. (в Кыргызстане и Узбекистане), российские власти не очень сильно возмущались, когда США вышли из Договора по ПРО, а также вовлекли в НАТО страны Восточной Европы и Прибалтики.

Общая оценка ситуации в российско-американских отношениях состоит в следующем. США разительно превосходят Россию по обеспеченности внешнеполитическими ресурсами. Россия отстает по всем показателям, включая военно-силовой, а особенно экономическим, являясь страной, зависимой от экспорта сырья и с отсталой технологической базой. В военном отношении Россия катастрофически отстает от Евроатлантического сообщества в вопросах материально-технического оснащения войск и особенно электронного управления войсками. Так что говорить о военном паритете, которым так дорожил СССР, сегодня не приходится. Надо сказать, что Соединенные Штаты, в отличие от Евросоюза, практически не зависят от российских углеводородов.

Конечно, потребность в сотрудничестве двух держав существует: в борьбе против международного терроризма, распространения ОМУ, урегулирования ситуации на Ближнем Востоке, решения вопросов с ядерными программами КНДР и Ирана. И все же говорить о равноправном партнерстве между двумя странами приходится только как о желанной и пока недосягаемой цели. Противодействовать напору США по всем азимутам России достаточно трудно.

Некоторые перемены к лучшему со стороны США обозначились после прихода в Белый дом Б. Обамы. Первой ласточкой стал отказ от размещения ПРО в Чехии и Польше, однако, как было сказано выше, довести это решение до логического конца не удалось. Как полагает Богатуров, дело не в изменении стратегических приоритетов США, а в большей прагматичности демократов по сравнению с их предшественниками республиканцами. Внешняя политика американской администрации — это в первую очередь не политика в отношении России. Поиск пути к замирению в Ираке на американских условиях, предупреждение возвращения талибов к власти в Афганистане, оказание поддержки любому жизнеспособному правительству в Пакистане с целью исключения угрозы попадания пакистанского ядерного оружия в руки антиамерикански настроенных радикалов, выработка эффективной формулы удержания Ирана на доядерном уровне его международных амбиций — вот далеко не полный перечень сложнейших внешнеполитических задач США. В этих условиях важно иметь в тылу верных или хотя бы благожелательно нейтральных партнеров1.

Большое значение не только для России и США, но и для всего мирового сообщества имело подписание в апреле 2010 г. нового договора СНВ взамен утратившего силу СНВ-1. Новый договор СПИ, будучи обоюдовыгодным, имеет особое значение для России. В 1991 г., когда Россия и США подписывали первый договор СНВ, они имели сопоставимые по количеству и боевым возможностям стратегические арсеналы. Сегодня ситуация иная. Российские стратегические ракеты неумолимо стареют, а американский ядерный щит, напротив, набирает силу. Кроме того, по всем трем основным видам ядерного вооружения — шахтовым пусковым установкам, атомным подводным лодкам, бомбардировщикам — Россия количественно уступает США. Только сокращение ядерных потенциалов до 1500—1600 ед., как предусмотрено новым договором СНВ, поставит стороны на протяжении 10 ближайших лет в абсолютно равные условия.

И все же весомая позиция республиканцев в США в целом направлена против политики "перезагрузки" демократической администрации Обамы. Это во многом способствует тому, что политика "перезагрузки" практически исчерпала собственную повестку дня, а приведенные выше факты расхождений говорят о том, что российско-американские отношения находятся в стадии "глубокой политической поляризации".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >