Революционные организации и кружки середины 60-х - начала 70-х годов XIX века

Революционно-демократическое направление в русском освободительном движении середины 60-х начала 70-х годов XIX в. было представлено деятельностью различных кружков интеллигенции в Москве, Петербурге и в ряде провинциальных, в основном университетских, городов.

Наиболее значительным из них был кружок "ишутинцев", действовавший в 1863—1866 гг. в Москве и Петербурге. Основателем его стал вольнослушатель Московского университета Н. А. Ишутин. Кружок первоначально составили Д. В. Каракозов (двоюродный брат Ишутина), П. Д. Ермолов, П. Ф. Николаев и другие члены пензенского землячества, учившиеся в Московском университете. В кружок был вовлечен принадлежавший к пензенскому землячеству будущий знаменитый историк В. О. Ключевский. В Петербурге действовало отделение этого кружка, руководимое талантливым литератором-фольклористом И. А. Худяковым.

"Ишутинцы" считали себя учениками II. Г. Чернышевского и по примеру героев его романа "Что делать?" пытались организовать разного рода производственно-бытовые артели. В Москве ими были открыты переплетная и швейная мастерские, воскресная школа и Общество взаимного вспомоществования для бедных студентов. На артельных началах они намеревались организовать труд на одной из фабрик Можайского уезда, но приобрести фабрику им не удалось, хотя они и вели переговоры о ее покупке. Они строили также планы освобождения Чернышевского из сибирской ссылки.

В 1865 г. "ишутинцы" пришли к мысли о необходимости более активной деятельности. В феврале 1866 г. они образовали тайное общество под названием "Организация", намереваясь создать в провинции ее филиалы. Член ишутинского кружка Д. В. Каракозов по своей инициативе совершил покушение на Александра II. 4 апреля 1866 г. он стрелял в императора у Летнего сада в Петербурге, но промахнулся и был схвачен. Суд приговорил его к повешению, остальных членов кружка к разным срокам каторги и ссылки.

Покушение на царя послужило предлогом заметного поворота к политической реакции. Указом 13 мая 1866 г. была усилена власть губернаторов. Реакция обрушилась на демократическую печать: были закрыты "Современник" и "Русское слово". Усилились гонения на высшую школу и студенчество. Последовали отступления от проведенных реформ, в частности, подверглись ограничению права земств и задержана подготовка реформы городского самоуправления.

Однако реакция не могла приостановить развитие революционно-демократического движения. Осенью 1868 -весной 1869 г. прокатилась волна студенческих "беспорядков" в высших учебных заведениях Петербурга -в университете, Технологическом институте и Медико-хирургической академии. Студенческие волнения захватили и Московский университет. Возникли новые конспиративные студенческие кружки.

Активный участник студенческих волнений 1868 1869 гг. в Петербурге, приходский учитель, вольнослушатель университета С. П. Нечаев совместно с молодым журналистом П. Н. Ткачевым создали зимой 1868/69 г. нелегальную группу петербургских студентов. Ими была разработана "Программа революционных действий", которая предусматривала "радикальную перестройку нелепых и несправедливых общественных отношений" посредством "политической революции". Ближайшей практической задачей члены кружка поставили расширение круга революционно настроенных лиц путем распространения прокламаций, устройства сходок, проведения "частных протестов" и организации кружков и касс взаимопомощи. Предполагалось, что до мая 1869 г. эта деятельность должна сосредоточиться в Петербурге и Москве, затем будет перенесена в учащуюся среду губернских и уездных городов, а к осени 1869 г. и "в саму массу парода". Нечаев был уверен в близости крестьянского восстания, которое, как он рассчитывал, должно было начаться весной 1870 г.

В марте 1869 г. Нечаевская группа была разгромлена полицией. Нечаеву удалось бежать за границу. В Женеве он встречался с А. И. Герценом и Н. П. Огаревым, сблизился с М. А. Бакуниным, выдавая себя за эмиссара якобы существующего в России революционного центра. Бакунин решил использовать Нечаева как своего агента в России. Вместе они задумали создать в России под руководством Нечаева тайное общество. С этой целью ими был написан ряд прокламаций и зашифрованный "Катехизис революционера" — своеобразная "этика" революционного экстремизма. "Революционер, — говорится в "Катехизисе", — человек обреченный. У него нет своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанности, ни собственности, ни даже имени. Все в нем поглощено единым исключительным интересом, единою мыслью, единою страстью — революцией... Революционер презирает всякое доктринерство и отказался от мирской науки, предоставляя ее будущим поколениям. Он знает только одну науку — науку разрушения... Он презирает и ненавидит во всех побуждениях и проявлениях нынешнюю общественную нравственность. Нравственно для него все то, что способствует торжеству революции. Безнравственно и преступно все то, что помешает ему". Следуя иезуитскому правилу "цель оправдывает средства", Нечаев не гнушался методами мистификации, шантажа, запугивания, террора. Однако сам Бакунин выступал против применения подобных методов.

В Россию Нечаев вернулся с выданным Бакуниным мандатом "доверенного представителя" русского отдела Всемирного революционного союза и приступил к созданию тайного общества "Народная расправа". В короткое время он привлек в свою организацию несколько десятков человек. Члены его организации были разбиты на пятерки, каждая из которых действовала самостоятельно, не зная о существовании другой и подчиняясь "Центру", т.е. на деле Нечаеву, который действовал как диктатор, требуя слепого и беспрекословного себе повиновения. Он намеревался уже к лету 1870 г. приступить к "разрушительной деятельности": создать боевые отряды, привлекая в них и "разбойные" элементы, уничтожать путем террора представителей власти, конфисковывать "частные капиталы". По приказу Нечаева в ноябре 1869 г. в Москве был убит не пожелавший беспрекословно подчиняться его требованиям активный участник "Народной расправы" студент И. И. Иванов. Дело было раскрыто и привело к разгрому организации. Арестам подверглись 80 человек. Нечаеву удалось вторично скрыться за границу.

С целью дискредитации революционного движения правительство в 1871 г. устроило над "нечаевцами" показательный процесс. Материалы его широко публиковались в правительственной прессе. Нечаевское "дело" послужило сюжетом для романа Ф. М. Достоевского "Бесы". В 1872 г. Нечаев был выдан швейцарскими властями русскому правительству как уголовный преступник, заключен в Алексеевский равелин Петропавловской крепости, где и умер в 1882 г.

Представители революционного подполья в большинстве своем осудили методы "нечаевщины" (хотя были и ее сторонники). Созданный в 1869 г. в Петербурге студентом Медико-хирургической академии М. А. Натансоном кружок поставил целью "противодействовать нечаевским способам деятельности". В Москве, Киеве и Одессе образовались отделения этого кружка, носившего пропагандистско-просветительский характер, в основном в виде распространения среди интеллигенции и рабочих научной и публицистической литературы. В перспективе они предполагали создать "единую рабочую организацию". П. А. Кропоткин составил программу деятельности этого кружка. Летом 1871 г. путем его объединения с кружком С. Л. Перовской образовалась организация под названием "Большое общество пропаганды". В нее входило до 60 человек. Представлял эту организацию в сношениях с "внешним миром" студент Петербургского университета Н. В. Чайковский, поэтому за ней утвердилось название "кружка чайковцев". В 1874 г. она была разгромлена. Позже многие ее члены стали активными участниками "хождения в народ", а затем вошли в народнические организации "Земля и воля" и "Народная воля".

Задачу революционной агитации среди народа поставил и действовавший в 1872—1873 гг. кружок студента-технолога А. В. Долгушина. В кружке "долгушинцев" состояло до 20 человек. Он был основан в Петербурге, но затем перенес свою деятельность в Москву. В Подмосковье была оборудована его подпольная типография, в которой удалось напечатать воззвания "Как должно жить по закону природы и правды", "Русскому народу", "К интеллигентным людям". При попытке перейти к непосредственной пропаганде среди рабочих и крестьян Подмосковья кружок был выявлен полицией и разгромлен.

В конце 1860-х годов русские народнические кружки стали создаваться и за границей. В 1868 г. в Женеве образовался кружок русских эмигрантов, в основном из бывших участников "Земли и воли" 1860-х годов. Они издавали свой журнал "Народное дело". В 1870 г. кружок вошел в состав созданного в 1864 г. К. Марксом I Интернационала в качестве его "Русской секции", его члены принимали участие в Парижской коммуне 1871 г.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >