Логический позитивизм

«Логико-философский трактат» Л. Витгенштейна — одна из метафизических работ, когда-либо написанных: многие отмечают ее сходство с работой «Этика» Б. Спинозы. Трактат был взят в качестве библии одной из большинства антиметафизических групп философов — Венским кружком. Совместив традиционные идеи эмпиризма Д. Юма с идеей Витгенштейна, что осмысленные предложения описывают определенные факты, логические позитивисты выдвинули программу обновления научного и философского знания. Антиметафизическая программа эксплуатировала некоторые идеи Трактата, полагая, что очевидные истины были необходимы только потому, что они были тавтологиями: последователи Венского кружка верили, что это позволило им совместить потребность математики с тщательным эмпиризмом. При этом они использовали принцип проверки как оружие, которое разрешало отклонить все метафизические заявления как бессмысленные. Математическая логика совместно с принципом верификации, по их мнению, были способны создать совершенный язык, подобно языку Трактата.

Мориц Шлик (1882—1936) сформулировал одним из первых принцип верификации, согласно которому все истинно научное знание должно быть сведено к «чувственно данному», критерием значения предложения является возможность его проверки. Существенной функцией этого принципа является предсказание, которое проверяется опытом, и при подтверждении считается, что цель науки достигнута. Тезис о том, что значение суждения было способом его проверки, т.е. принцип верификации, был важным инструментом в нападении на метафизику. Шлик согласился и с утверждением Витгенштейна, что логическую форму невозможно описать, а философия должна быть деятельностью. В свою очередь Рудольф Карнап (1891— 1970) отвергал идею невыразимости логической формы, оставляя место метафизике. Таким образом, анализ логической формы высказываний, заявляющих о мире, оборачивается «логикой науки». Так как логические истины не имеют фактуального содержания, его лишалась и философия: если она и могла обладать осмысленными утверждениями, но без денотатов, т.е. пустыми. Метафизика отвергалась по причине условия значения.

По возвращении в Вену Витгенштейн был представлен профессору философии науки в Венском университете Морицу Шлику, который организовал Венский кружок в 1922 г. Кружок сформировался на базе семинара кафедры философии индуктивных наук Венского университета. Были встречи по понедельникам вечером в 1927 и 1928 гг., к которым присоединились другие, включая Р. Карнапа, О. Нейрата, Г. Фейгля, К. Геделя, Г. Хана и Ф. Вайсмана. В 1929 г. Витгенштейн вернулся в Кембридж, чтобы работать над философской рукописью (изданной посмертно в 1953 г. как «Философские исследования»). Во время его отсутствия группа развилась в философское движение, был опубликован манифест «Научное миропонимание. Венский кружок» (1929), начавший кампанию против метафизики как устаревшей системы, которая должна уступить научному мировоззрению.

Быстро вспыхнули споры о статусе и формулировке принципа верификации. Анализ гносеологического редукционизма был призван обосновать значение высказываний на элементарной гносеологической основе и прояснял суждения для синтеза. Процесс заключался в строительстве из «абсолютно достоверных» «базисных предложений» (проверяемых, по Попперу, через наблюдение) «унифицированного знания», «единого языка науки», основанного на физическом знании. Гносеолого-методологическая несостоятельность принципа верификации (нельзя всецело проверить ни одно утверждение науки) привела к смягчению принципа верификации, который был заменен идеей подтверждаемости. Однако и он вскоре утратил значение базового критерия анализа. Верификация элиминировала интуитивно допустимое.

Вскоре Р. Карнап ввел в язык науки теоретические термины, которые «открыты» и несводимы принципиально к терминам языка наблюдения. Затем он предлагает тип анализа с опорой на идею единой науки и построения идеального языка. Анализ языка науки он представил как вопрос логического синтаксиса языка науки, покоящейся на формализации правил построения и трансформации языка науки. Построение все более полных формальных языков, по мысли Карнапа, приближает язык к естественному и способствует выявлению концептуального каркаса, структуры и обыденных способов мышления. Влияние верификационного критерия значения привело к физикалистской программе, предполагавшей перевод всех дисциплин, включая психологию, на «базисный» язык физических наблюдений. Намечавшееся разделение метафизических и научных предложений было подвергнуто критике и пересмотру. Уже К. Г. Гемиель увидел в научной теории существование метафизических терминов и предложений. Этой точке зрения способствовали исследования И. Мейерсона, Э. Берта, А. Койре, показавших, что в истории науки неминуемо столкновение с философскими проблемами в устоявшихся формулировках. Построение модели исторического развития знания неминуемо потребует обращения к метафизике.

Витгенштейн был не удовлетворен этими спорами и дистанцировался от Венского кружка. Представив в Кембридже Трактат как диссертацию доктора философии, он стал преподавателем Тринити-колледжа. Кружок продолжал свою антиметафизическую программу, особенно в журнале «Erkenntnis» под редакцией М. Шлика и X. Райхенбаха. Его идеи были широко поданы в Великобритании публикацией в 1936 г. книги А. Дж. Айера «Язык, истина и логика». В 1939 г. кружок прекратил существование, а некоторые его самые видные участники эмигрировали. Заметным наследием Венского кружка была публикация в 1935 г. работы «Логика научного открытия» К. Поппера, который примыкал к кружку.

Заметим, что позитивистские черты и тенденции были присущи отдельным учениям аналитической философии на начальных стадиях ее развития. Позитивистские тенденции преобладали в учениях членов Венского кружка. К ним относится ряд физикалистских концепций 1940—1950-х гг.: попытка создания «унифицированной науки» и «натурализированной эпистемологии», ставившими знак равенства между философским и естественнонаучным знанием; подчиненность анализа языковому каркасу установленного контекста и для определенных целей; направленность на то, что онтология создается в рамках языка физической теории, и т.п. Выявление реальных слабостей программы Венского кружка (аитиметафизическая направленность, однобокий индуктивизм, верификационизм и редукти- визм в методологии науки, разделение аналитического и синтетического, формализм в эпистемологии и др.) способствовало преодолению этого этапа логического позитивизма.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >