Полная версия

Главная arrow Философия arrow ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ XX ВЕКА. СОВРЕМЕННАЯ ЗАРУБЕЖНАЯ ФИЛОСОФИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

СОВРЕМЕННЫЙ МАРКСИЗМ: ОТ НЕОМАРКСИЗМА К ПОСТМАРКСИЗМУ

В результате освоения материала главы студент должен:

знать

  • • основные философские взгляды К. Маркса и Ф. Энгельса, значимость их идей для философии;
  • • основную и дополнительную литературу по современной марксистской философии, уметь ее анализировать и классифицировать;

уметь

  • • проводить сравнительный анализ неомарксистских и других философских концепций;
  • • давать самостоятельную оценку роли и значения основных марксистских школ в истории западноевропейской и мировой философской мысли;

владеть

  • • основным понятийно-категориальным аппаратом марксистской и неомарксистской философии;
  • • навыками анализа особенностей разновидностей неомарксизма.

Марксистское наследие

Если марксизм в наши дни уже не является учением всего «революционного рабочего класса», вдохновителем борьбы за коммунизм, то буржуазные идеологи до сих пор не оставляют попыток его похоронить, умалить научную и нравственную ценность учения К. Маркса. Хотя современные мыслители Ю. Хабермас, Ж. Бодрийяр, П. Рикёр, Ж. Деррида, Ф. Джеймисон видят его актуальность и в XXI в. Неомарксизм отличается от «догматического» или «ортодоксального», свойственного большевизму и идеологии социалистического блока, и в своих модификациях в наши дни представляет разнородные теории, рефлексирующие проблемы позднего капитализма.

Более чем полуторавековая история этого учения включает теорию, практику, систему мировоззренческих установок с разными идеологиями и мифологемами. Среди версий марксизма выделяют классический марксизм основоположников К. Маркса и Ф. Энгельса, теории их соратников, ленинскую интерпретацию марксизма, сталинский тоталитаризм, социал- демократические версии марксизма, концепции Франкфуртской школы, югославского «Праксиса», евромарксизм, троцкизм, маоизм, национальный марксизм азиатского и африканского толка, кубинский марксизм, фрей- домарксизм, аналитический, структуралистский, деконструктивистский и постмодернистский марксизм. Эти теории, как правило, представляют национально-региональные версии строительства или трансформируемого, или посткапиталистического общества. После 1990-х гг. предубеждения против марксизма усилились, а посткоммунистические теории идейно разошлись с классическим марксизмом.

Заметим, что зарубежные историки философии не забывают марксизм в своих работах. Критический анализ его истории разнопланов, он включает и попытки разобраться в сути диалектического и исторического материализма, и непредвзятую критику, и своеобразные идентификации марксизма и его истоков с современными философскими школами. Так, «постмарксизм» пересматривает роль доктрины под влиянием феминизма, антиинституциональной экологии, этики ненасилия, идеологии национальных и сексуальных меньшинств и пр. В связи с изменением роли рабочего класса в общественных движениях, его гегемонии и понимания исторической необходимости «постмарксизм» раскрывает потерю иллюзий по отношению к марксизму, а не озабочен формированием концептуальных положений. Плюрализм и неолиберализм в социально-политических теориях сказывается и в марксистски ориентированных теориях, будь то Г. Маркузе, Э. Блох, Ю. Хабермас, Л. Альтюссер, Ж.-П. Сартр, М. Фуко, Ф. Джеймисон, Ж. Лакан, Ж. Деррида, С. Жижек и др. Знаменательно, что неизбежно признается важность экономической теории «Капитала» Маркса и указывается на прогнозы Маркса, которые грешат утопизмом и пророчествами, а понятия «производительная сила науки», «свободное время» как меры общественного богатства оказываются «символическими шифрами» развития общества.

Конечно, на теориях марксизма лежит отпечаток определенной социально-культурной эпохи, что говорит о необходимости их пересмотра. Но Маркс разработал теории формационного и цивилизационного анализа общества, показал тенденции общественного характера труда, превращение науки в производительную силу общества. У Маркса имеются некоторые заимствования у Ф. Фурье (учение о перемене труда, всесторонне и гармонично развитой личности), теорий Г. В. Ф. Гегеля, А. Смита, Д. Рикардо, К. Сен-Симона, Г. Бабёфа и др. В его теориях есть отдельные элементы позитивизма, религиозно-эсхатологические идеи и др. Марксизм соединяет неравноценные в научном отношении теории, между которыми отмечается концептуальная связь, не упраздняющая их значительной самостоятельности. В наследии Маркса были теории неверные, ошибочно отражающие действительность, и теории, пережившие время. Так, предсказания о мессианском назначении пролетариата оказались несостоятельными, как и ряд идеологом строительства социализма. Соединение Марксом научной теории и революционной практики в одном лице показало свою противоречивость. Из марксистского анализа выпали такие темы, как семья, сексуальность, гендерные проблемы, хотя Ф. Энгельс и прилагал усилия восполнить этот недостаток. Однако проблема осталась: есть ли связь между ликвидацией неравенства полов и построением бесклассового общества? По всей видимости, стоит переосмыслить социально-культурную модель «уравнивания свобод», т.е. средств уничтожения классового неравенства и неравенства между полами.

Исследователи марксизма отмечают, что на влиянии марксизма сказывается факт кризиса современной социально-философской теории. Экономистов не устраивает концепция «базиса и надстройки», гуманитарии обвиняют марксизм в потерянности человека в структурах общества, историки говорят о формальности «пятичленной» схемы формационного развития, политологи критикуют концепцию классов и т.д. Проблема, видимо, в том, что изменились движущие силы общественного процесса, ориентированного на будущее, и дело не в отмене марксистских «принципов», а в переводе их на новый уровень научного рассмотрения.

Марксистское наследие включает смысловые слои, которые требуют определения их ценности и перспектив развития. Среди основных: 1) общежитейские цели, таящиеся в структурах ценностей техногенной цивилизации; 2) идеи, детализирующие эти структуры для индустриального этапа развития общества; 3) предвидения и открытия, обозначающие выход за рамки ментальности техногенной культуры. Если первые два слоя локальны, то третий может играть важную роль в разыскании новых мировоззренческих установок. Сюда относятся марксовы методы анализа социоисторического процесса; представление им идеала будущего как интегрированного человечества, строящего свои взаимоотношения на главенстве общечеловеческих ценностей, заменяющих классовые приоритеты; видение природы как «неорганического тела человека»; такое развитие научно-технического прогресса, когда формирование человека становятся исходными целями технологического прогресса, когда совершается синтез наук о природе и наук об обществе в единую науку о человеке, и т.д.

Запад прошел три революции — промышленную, демократическую и революцию в образовании. В XX в. идеологи компартий капиталистических стран не оценили глубину совершающихся перемен в социуме, самообучение капитализма в новых условиях. Оперирование марксистскими догмами, «кардинальное» решение проблем не дало реального эффекта: теория и практика не совпали. Уже в конце 1940-х гг. югославские теоретики предлагают «критический марксизм», выработанный на основе юношеских работ Маркса (журнал «Праксис»); затем формируется альтернативный «гуманный марксизм» (журнал «Телос»). Это была критика советского марксизма с его практикой в Польше, Венгрии, Чехословакии. Кризисные тенденции в обществе (в Италии, Франции, китайский маоизм и т.д.) показали, что время догматического подхода к марксистской теории строительства нового общества закончилось.

Не остались в «долгу» и отечественные теоретики, которые в истоках марксизма усматривали причину краха эксперимента в России, а в современных условиях информационной революции, глобализации, становления наднациональной бюрократии и т.п. видят стимул для развития марксистской мысли. Правда, марксизм нередко отождествляется с его советской версией, а последняя видится некоей мягкой формой сталинского догматизма. Подобные скоропалительные выводы сталкиваются с ростом левых настроений и интересом к марксизму. Постсоветский марксизм будет развиваться в направлении углубления марксистской социальной теории, эффективного употребления диалектического метода к социальным процессам, преодоления советских догматических установок, критики сциентизма советского марксизма, «натурализации» социальных феноменов, преодлоления культурно-цивилизационного партикуляризма. «Догоняющий» характер экономического и социального развития, длительное сохранение сельской общины, преобладание коллективистских ценностей над индивидуализмом и т.д. — предопределяют то обстоятельство, что в России закономерно формируется идеология национального и культурного своеобразия, апологетика национальной исключительности и нр.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>