Полная версия

Главная arrow Философия arrow ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ XX ВЕКА. СОВРЕМЕННАЯ ЗАРУБЕЖНАЯ ФИЛОСОФИЯ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Мельбурнское витгенштейнианство

Доминирование реалистов в Сиднее вскоре было нивелировано витген- штейнианством в Мельбурне, оказавшим заметное влияние на философию в Канберре и других университетах. Трактат Витгенштейна с небольшим комментарием и верными оценками опубликовал австралийский «Журнал психологии и философии» (июнь 1923 г.). Самыми влиятельными фигурами были Дуглас Гаскинг и А. К. (Камо) Джексон. В 1951 г., когда Витгенштейн умер, они написали некролог, в котором отметили его огромное влияние на австралазийскую и англо-американскую философию. Первым представил философию Витгенштейна Джордж Пол. Он и Гаскинг посещали лекции Витгенштейна несколько лет перед войной. Влияние Пола было существенно не только в пределах Отдела философии, но также и в Отделе истории и университете Мельбурна вообще. По его мнению, Витгенштейн показывает, что сама природа философского исследования заставляет человека путешествовать по широкой области применения, крест-накрест в каждом направлении, с различными точками зрения и разнообразными результатами. Так различные эскизы формируют картину места или области, которую вы могли получить. Вот почему Витгенштейн не представляет методики в философии; никакие методы не способствуют изобретению случаев и их познанию.

Стивен Тулмин замечает, что университет Мельбурна в 1940-х гг. был центром энергичного дискурса в сфере философской литературы. Студентами Джорджа Пола была группа немцев и австрийцев, которые случайно попали в Австралию в разгар войны, после интернирования в Великобритании как «угрозы национальной безопасности» и высылки, чтобы избавиться от них. Среди других европейцев — Курт Байер и Герд Бухдаль, Петер Хербст и позже Дэвид Фальк из Лондона. Они работали в Мельбурнском отделе философии наряду с такими австралийскими студентами, как Камо Джексон, Дон Ганнер, Брюс Бенджамин, Майкл Скривен и Алан Донэгэн. Они испытали воздействие аналитической философии в ее самой энергичной, оригинальной и творческой стадии.

Дж. Пол уехал в 1945 г. в Оксфорд, а Гаскинг приехал в Мельбурн ему на замену. Он вел себя как «старый большевик» Витгенштейна. И коллеги, и студенты отмечают ясность и прямоту Гаскинга в обсуждении проблем философии. При этом он беспокоился о том, что терминологические различия между Трактатом и философами в Сиднее могли помешать им схватывать его «философски осветительные» доктрины. Хотя он ничего не издал, А. К. Джексон считал его одним из самых влиятельных философов в Австралии. Свою репутацию он поддержал в Локковских лекциях в 1958 г. в Оксфорде. Он был «великим техником», по словам одного из его бывших студентов. На семинарах он «был пророческим и неясным», действуя в течение нескольких поколений как философский катализатор Мельбурнских студентов философии (Армстронг). Он очень хотел, чтобы его студенты остались независимыми, и упорно трудился, чтобы позволить им быть такими, помогая им избежать ловушек, тупиков, упрощенных решений и поверхностных суждений. Это было превосходным введением в философский стиль Витгенштейна и идеи, когда гарантия Мудрости уничтожала банальность. Таков путь в метафизике. Философия Витгенштейна вдвойне охватывалась с фланга: слева литературной теорией, процветающей на континенте через Ж. Дерриду и Ж. Лакана; и справа перепод- тверждением метафизической теории под американской гегемонией через У. Куайна. Действительно, философия нс может игнорировать особенности и должна быть написана только как поэтический состав. Дж. Уиздом умерил его, говоря, что философия — то, где логика и риторика встречаются. Д. Армстронг повторил общее мнение: Витгенштейн — теперь великий философ в прошлом, как все другие. Только для немногих он до сих пор исключителен и продолжает приносить плоды.

В противовес высокомерию реалистов Сиднея в 1950-е гг., Мельбурн был космополитическим, оказывая гостеприимство разнообразным перспективам и профессионалам с проблемно ориентированным подходом к предмету исследования. Влияние Витгенштейна было сильным, но не подавляющим. Быстрое расширение сети университетов в Австралии с 1960-х гг. ликвидировало противостояние философских школ Сиднея и Мельбурна. В наши дни австралийское поле философии сочетает гегелевский метафизический интерес Сиднея с интернационализмом «аналитиков» Мельбурна.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>