Антропологический поворот в социальных и гуманитарных науках в 1990-е годы

В начале 1990-х гг. в российских социальных и гуманитарных науках наметился антропологический поворот, означающий повышение внимания к проблемам человека и культуры. Были предприняты настойчивые попытки обоснования новых научных и учебных дисциплин, связанных с антропологией, прежде всего, социальной и культурной антропологии. На социологических факультетах и факультетах культурологии университетов были введены курсы по указанным учебным дисциплинам.

Введение новых курсов вызвало необходимость разработки учебных программ, подготовки и переподготовки преподавателей, а также издания учебников и учебных пособий. В ведущих университетах страны стали организовываться курсы для преподавателей по социальной и культурной антропологии. Так, в МГУ им. М. В. Ломоносова в 1996 г. при активном участии профессора Института переподготовки и повышения квалификации преподавателей социальных и гуманитарных наук В. С. Барулина были проведены курсы, на которых ведущими специалистами страны для преподавателей вузов Москвы были прочитаны лекции по основным направлениям и разделам антропологии, в том числе: философской, социальной, культурной, политической, религиозной, психоаналитической и др. В ряды антропологов вливались представители различных наук: философии, социологии, психологии, культурологии и, конечно, этнологии и этнографии.

Освоению новой области научных знаний способствовало издание на русском языке фундаментальных трудов известных зарубежных антропологов: Л. Г. Моргана, К. Леви-Стросса, М. Мид, Э. Б. Тайлора, К. Клакхона, Б. Малиновского, А. Р. Рэдклифф-Брауна, Л. А. Крёбера, Р. Бенедикт, М. Мосса, Д. П. Мёрдока и многих других. В серии «Этнографическая библиотека», основанной в 1983 г. Институтом этнологии и антропологии РАН имени Н. Н. Миклухо-Маклая, к 2014 г. вышло в свет 17 томов известных отечественных и зарубежных авторов, большей частью антропологического характера. Существенный вклад в публикацию трудов зарубежных антропологов вносит редакционная коллегия серии «Культурология. XX век». Благодаря ее деятельности в России вышли в свет обстоятельные труды по антропологии: словари, сборники статей, отдельные крупные работы известных ученых.

Перевод и издание фундаментальных трудов зарубежных антропологов, бесспорно, способствовали оживлению изучения в России человековедче- ской и культурологической проблематики, развитию социального и гуманитарного знания. Российское научное сообщество получило возможность самостоятельно ознакомиться с достижениями зарубежной антропологической мысли и оценить их без помощи идеологов и пропагандистов.

Изучение новых учебных дисциплин в вузах страны было невозможно без доступных и популярных учебников и учебных пособий. В 1990-е гг. в России начинает появляться учебная и учебно-методическая литература, подготовленная отечественными авторами. К настоящему времени издано несколько десятков работ, как учебников, так и учебных пособий. В числе первых изданий учебного характера следует назвать работы Ю. Н. Емельянова, Э. А. Орловой, Л. П. Воронковой, Ф. И. Минюшева, А. А. Белика, Ю. М. Резника, Н. Н. Козловой, Е. Р. Ярской-Смирновой, П. В. Романова, С. А. Арутюнова, С. И. Рыжаковой, В. И. Добренькова, А. И. Кравченко и других[1]. В учебных пособиях утверждалась идея о необходимости и важности социальной и культурной антропологии, подчеркивалась практическая значимость антропологического знания. «В настоящее время, — отмечает Э. А. Орлова, — эта область познания считается самой мощной по своим материальным и человеческим ресурсам в ряду мировых наук о культуре»[2].

Характерными чертами учебной антропологической литературы были большое разнообразие подходов и точек зрения, различное понимание предметной области изучаемой науки, значительное расхождение в построении структуры и в содержании; учебные пособия отличались друг от друга разнообразием выделяемых разделов и рассмотренных тем. Одни авторы, рассматривая человека, делали упор на его социальности, подчеркивали влияние на его формирование общества, другие указывали на роль и значение культуры, третьи пытались соединить оба предыдущих подхода и рассматривать взаимодействие человека как с обществом, так и с культурой. Отдельные авторы строили свою концепцию социальной антропологии, основываясь только на философском знании.

Проводя критический разбор учебников и учебных пособий по социальной и культурной антропологии, российский социолог Ю. М. Резник отмечает: «Поскольку отечественная социальная и культурная антропология находится еще на стадии освоения теоретического и эмпирического уровня, достигнутого в целом мировой антропологической мыслью, постольку для многих пособий характерно стремление охватить и описать как можно большее число концепций и подходов, выработанных антропологами более чем за два века существования их науки»[3].

Несмотря на свое несовершенство, первые учебники и учебные пособия по социальной и культурной антропологии выполняли свою задачу — оказать помощь студентам в освоении новых учебных курсов, они способствовали знакомству с мировой этнологической и антропологической мыслью, играли положительную роль в актуализации и популяризации знаний о человеке и культуре.

Введение курсов по социальной и культурной антропологии в университетах страны вызвало среди российской научной общественности дискуссии и споры, которые не утихают по сей день. Среди ученых и преподавателей вузов обозначились два лагеря: «старых» антропологов и «новых» антропологов. В качестве «старых» антропологов выступали профессиональные российские этнографы, имевшие специальное историческое образование и опыт этнографических исследований. Лагерь «новых» антропологов образовали представители различных наук: философии, социологии, психологии, культурологии. Их отличали отсутствие специального антропологического образования, различный профессиональный опыт и специфические подходы к пониманию предмета социальной и культурной антропологии. При этом необходимо заметить, что большая часть учебников и учебных пособий по социальной и культурной антропологии, изданных в последние два десятилетия в России, была подготовлена «новыми» антропологами, что не могло не сказаться на их качестве. В учебных пособиях имелись слабые стороны, например, недостаточная определенность предметной области, различия в подходах и направленности, которые давали повод для критики и сомнений в целесообразности введения в вузах России новых антропологических курсов.

В ходе дискуссий и споров по поводу введения социальной и культурной антропологии в адрес «новых» антропологов высказывалось много упреков и претензий. Одним из активных критиков выступил известный российский этнолог Ю. И. Семёнов. В ходе научных чтений «Наука о культуре и социальная перспектива», проходивших в 1998 г., им было высказано несколько существенных возражений против введения социальной и культурной антропологии.

  • 1. Введение курсов социальной и культурной антропологии, по его мнению, противоречит российской традиции, в рамках которой понятие «антропология» применялось только по отношению к физической антропологии.
  • 2. Термин «социальная антропология» не отражает сущности этой науки, которая изучает не человека, а общество, преимущественно первобытное.
  • 3. Антропологи, исследующие современное общество, превращаются в социологов, а антропологи, занимающиеся разработкой теоретических концепций культуры, превращаются в теоретиков культуры, или культурологов. При этом Ю. И. Семёнов высказал сомнение в научной ценности западных антропологических теорий о культуре.
  • 4. В выступлении К). И. Семёнова были подвергнуты жесткой критике первые учебные пособия по социальной и культурной антропологии, докладчик резко осудил поклонение многих «наших соотечественников западной неклассической культурной и социальной антропологии»[4].

Подобные упреки в адрес сторонников социальной и культурной антропологии существуют до сих пор, однако необходимо признать, что ситуация изменяется. Понятие «социальная и культурная антропология» находит все большее признание среди российских этнологов и этнографов. В 1989 г. Институт этнографии был переименован в Институт этнологии и антропологии. В работах крупнейших российских этиологов широко применяется понятие «антропология». Успешно развиваются такие направления и разделы антропологического знания, как экономическая, политическая, юридическая, психологическая антропологии. Директор Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН В. А. Тишков, выступая на Международной научной конференции в Москве в 2008 г., сделал несколько важных признаний.

Он отметил, что с момента своего вступления в должность директора института он выступал за его переименование и введение понятия «этнология». Дело в том, что с 1931 г., по его мнению, этнология в нашей стране была «закрыта», и это понятие не применялось. Такое положение противоречило тому, что было принято в мировой науке, в частности, международный союз, вице-президентом которого он являлся, назывался Международный союз антропологических и этнологических наук. Такими аргументами В. А. Тишков объяснил свои действия по переименованию института. Используя в названии института понятия «этнология» и «антропология», он высказывался за восстановление в правах этнологии и признание социальной и культурной антропологии. Ученый отметил, что уже тогда, когда решался вопрос о переименовании института, он четко представлял себе место социальной и культурной в структуре антропологии. Отвечая критикам переименования института, он подчеркивал: «Мы уже жестко стоим на позиции антропологии, потому как она включает все — и этнологию, и социально-культурную, физическую и биологическую антропологии»[5]. В то же время В. А. Тишков высказывал сомнение в том, чтобы социологи узурпировали право на конституирование социальной антропологии.

  • [1] Емельянов Ю. Н. Введение в культурантронологию : учебное пособие. СПб. : СПбГУ,1992; Орлова Э. А. Социальная (культурная) антропология. М. : МГИК, 2004; Воронкова Л. П. Культурная антропология как наука : учебное пособие. Серия: Науки о человекеи культуре. Вып. 4. М.: iYIAKC-Пресс, 1997; Минюшев Ф. И. Социальная антропология : курслекций. М. : Мсжд. ун-т бизнеса и управления, 1997; Велик А. А., Резник Ю. М. Социокультурная антропология (Историко-теоретическое введение) : учебное пособие. М. : Изд-воМГСУ «Союз», 1998; Козлова Н. Социально-историческая антропология : учебник. М. :Ключ-С, 1999; Ярская-Смирнова Е. Р.у Романов П. В. Социальная антропология : учебноепособие. Ростов н/Д. : Феникс, 2004; Арутюнов С. А., Рыжакова С. И. Культурная антропология. М. : Весь мир, 2004 Добренькое В. И., Кравченко А. И. Социальная антропология :учебник. М.: ИНФРА-М, 2005.
  • [2] Орлова Э. А. Культурная (социальная) антропология : учебное пособие. М. : Академический Проект, 2004. С. 18.
  • [3] Резник Ю. М. Современные учебные пособия по общим социальным наукам (критический обзор отечественной литературы) // Личность. Культура. Общество: Научно-практический журнал. 2000. Том II. Вып. 2 (3). С. 283.
  • [4] Семёнов 10. И. Предмет этнографии (этнологии) и проблема его соотношения с предметом социальной антропологии // Наука о культуре и социальная практика: Антропологическая перспектива/ под ред. Ю. М. Резника. М.: ИКАР, 1998. С. 19—34.
  • [5] Тишков В. А. Категории и смыслы в социально-культурной антропологии // Этнология — антропология — культурология: Новые водоразделы и перспективы взаимодействия :матер. Межд. науч. конф., состоявшейся 3—5 апреля 2008 г. М.: Весь мир, 2008. С. 25.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >