Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVII-XVIII ВЕКОВ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Пуританское движение и творчество Джона Баньяна

Пуританизм как религиозное движение зарождается в XVI в. вскоре после Реформации английской церкви. Пуритане полагали, что Реформация еще не получила окончательного завершения, и необходимо очистить англиканскую церковь от остатков католического влияния. Отсюда и название движения «пуританизм» (от лат. puritas — «чистота»). Пуритане испытали воздействие учения Кальвина, с кальвинистами их сближало убеждение, что спасение человечества полностью зависит от воли Бога. Они также требовали упрощения религиозных церемоний, освобождения церковных зданий от украшающих декоративных элементов. Как и представители англиканской церкви, пуритане признавали главенство Библии в отношениях человека с Богом. Однако в этом вопросе между ними существовали и серьезные противоречия: пуритане настаивали на том, что христиане обязаны делать то, к чему призывает их Библия, англикане же утверждали, что гораздо важнее не делать того, что запрещено Священным Писанием.

Когда попытки пуритан провести серьезные реформы в английском обществе встретили сопротивление властей, они переключили свое внимание на семью. Именно здесь они постарались утвердить нормы религиозной морали и лишить семейную жизнь роскоши и развлечений. В период обострения отношений между королем и парламентом у пуритан появилась новая возможность оказать серьезное влияние на жизнь английского государства. Довольно много пуритан было среди членов парламента, когда в стране началась гражданская война. К данному религиозному движению принадлежал и Оливер Кромвель, который позднее стал лорд-протектором республики, в пуританской семье воспитывался и парламентский секретарь при латинской корреспонденции Джон Мильтон. Именно иод давлением пуритан в 1640-е гг. были закрыты театры и запрещены многие зрелища и светские праздники.

Пуританская литература главным образом была тесно связана с религиозными вопросами. Среди наиболее популярных авторов этой группы можно упомянуть Джона Оуэна, который в годы гражданской войны был капелланом в армии парламента. После него осталось 24 тома теологических сочинений. Самой известной работой Ричарда Бакстера стало

«Христианское руководство», в котором даются советы по практическому применению содержания Евангелия в повседневной жизни. Обращались пуритане и к публицистическим жанрам. Пуританским духом проникнуты работы Генри Паркера, в которых в 1640-е гг. он обсуждал вопросы конституции. Его идеи о происхождении власти путем общественного договора, перекликавшиеся с учением Гоббса, оказали заметное воздействие на участников английской буржуазной революции XVII в. Однако самой значительной фигурой пуританского движения, чье творчество оказало заметное воздействие на литературный процесс, стал Джон Бэньян.

Джон Бэньян (1628—1688) был на 20 лет моложе Мильтона, происходил из бедной семьи, жившей неподалеку от Бедфорда, но в годы революции сражался в войсках на стороне короля. Не обладавший с детства особой набожностью и росший без строгого воспитания, по мере взросления он пришел к осознанию необходимости соблюдения нравственных законов, пережил пробуждение совести в пограничных ситуациях между жизнью и смертью, ощущение того, что его бережет некая высшая сила, и стал рассказывать о своих открытиях окружающим, постепенно становясь народным проповедником. За несанкционированные проповеди был посажен в тюрьму, что придало ему статус страдальца за веру, закрепившийся при повторном заключении под стражу. Находясь на свободе с 1672 по 1675 г., в промежуток, когда действовала изданная Карлом II Декларация Веротерпимости, Бэньян читал проповеди в церкви Бэдфорда. Число его прихожан увеличилось до четырех тысяч человек. Им было основано более 30 религиозных общин.

Путь к вере Бэньян описал в автобиографической книге «Милость Божья». В течение жизни он написал около 60 произведений. Самыми популярными из них стали «Путешествия Пилигрима» (в двух частях, первая из которых была опубликована в Лондоне в 1678 г., вторая — в 1684 г.) и «Духовная Война» (1682). Таким образом, его произведения появились в печати десятилетием позже знаменитых поэм Мильтона. Напомним, что «Потерянный рай» появился в 1667 г., «Возвращенный рай» и «Самсон- борец» в 1670 г.

«Путешествия Пилигрима» (вариант перевода — «Путь паломника в Небесную страну» или буквально «Путь Пилигрима из этого мира в тот, что грядет, явленный в виде сновидения», «The Pilgrim’s Progress from This World to That. Which Is to Come; Delivered under the Similitude of a Dream») выполнен в традициях видения — жанра духовной словесности, известного со времен Средневековья, и представляет собой аллегорическое повествование о пути духовного восхождения всякого человека, ищущего «духовные богатства, их можно почувствовать, но очень трудно описать словами». Именно стремление рассказать об узнаваемых ситуациях, встречающихся в жизни каждого, о возможных путях преодоления житейских превратностей, стоящих па пути обретения покоя и радости, сохранения самоуважения, делает это произведение востребованным читателями разных эпох, наиболее читаемым, тиражи которого соизмеримы с тиражами Библии. Автор намечает пути обретения благодати: важно встать на путь веры и отправиться к спасению, не упуская из вида путеводного света, идя при этом срединным путем.

Обращаясь к жанру видения, Бэньян в то же время предостерегает от сна разума. На пути Паломника встречаются спящие с именами Глупость, Лень и Самонадеянность. Сон путников не приветствуется, особенно в Очарованной стране: он ведет к расслаблению и потере бдительности. От сна погибели хранит путников Святое товарищество. События на пути Паломника передаются в иносказательно-притчевой манере. В Очарованной стране путников встречает садовник, предлагая им в винограднике отведать сладкого винограда, сок которого развязывает языки спящим. В одной из прекрасных беседок Паломник крепко засыпает, а проснувшись, не замечает выпавшей грамоты, без которой невозможен вход в Небесную страну. Пропажу он обнаруживает, лишь проделав значительную часть пути, после чего ему приходится вернуться к тому месту, где он потерял бдительность.

Помимо вставных притч в тексте имеются проповеди, вставные песни, тексты молитв.

Путнику предстоит повстречаться с жителями страны Тщеславия, великанами Язычеством и Папством, сторожем по имени Бдительный, пастухами с именами Познание, Опытный и Искренний, девами по имени Благоразумие, Мудрость, Благочестие и Милосердие, Угодливостью, который «несмотря на все свои изысканные манеры и приветливость, никто иной, как лицемер. Он проповедует только истины мира сего, <...> рассуждает по-земному, а не духовно» (глава 3 «Мирской Мудрец»). Ему придется пройти дорогами Опасность и Погибель, но Долине Смертной Тени, по равнине по имени Покой, преодолеть Топь Уныния, побывать в Отрадных горах, в городе Обмана, местности по имени Самомнение, на холме Выгода, увидеть неугасимый огонь благодати, пылающий в сердце человека и постоянно поддерживаемый Христом (глава 5). В этой же главе возникает картина Страшного суда, личностно переживаемая человеком, которому суждено видеть, как многих вокруг него ангелы подняли на Небеса, но он был оставлен. Перед ужасом отверзшейся у его ног бездны ада он принимает решение встать на праведный путь, ведущий в Светлому Граду.

Находя нужные слова и образы для того, чтобы быть убедительным, Бэньян касается вопроса искусства слова. В главе 12, озаглавленной «Краснобай», он указывает на людей, наделенных талантом красноречия, но не обладающих истинной верой. Именно их, напоминает он, Апостол Павел называл «медью звенящей или кимвалом звучащим».

Один из самых важных эпизодов «Пути паломника» — глава 13, озаглавленная «Ярмарка Суеты», или «Ярмарка Тщеславия». Город Суеты, по словам Бэиьяна, «если положить его на весы, легче пустоты». На ярмарке можно купить «дома, имения, фирмы, ремесла, должности, почести, титулы, чины, звания, страны, царства, страсти, удовольствия и всякого рода плотские наслаждения. Не брезгуют и живым товаром: проститутки, развратные мужчины, богатые жены и мужья, дети, слуги обоего пола, жизнь, кровь, тела, души <...> Круглосуточно можно созерцать всевозможные зрелища, и притом бесплатно, — воровство, убийство, прелюбодеяние, клятвопреступление». Хозяин ярмарки — Князь Вельзевул. В рядах товаров из Рима председательствует Старец. «В одной руке у него огромный ключ, которым, по его словам, можно отпереть врата Небесного Града. В другой руке он держит бич, называемый «анафема», которым он беспощадно избивает всех, не внимающих его увещаниям». Он заставляет приходящих целовать ногу, выставляемую им вперед. Так протестант Бзньян безжалостно бичует главу католической церкви.

Путников, одетых как нищие и заявляющих о том, что они ищут Истину, увлекают на суд, оскорбляют, но многих трогает их незлобивость, что крайне раздражает мучителей, готовых отправить путников на казнь. Свидетелями на суде выступают Зависть, Суеверие и Угодничество; присяжными Слепой, Нестоящий, Злобный, Интриган, Беспринципный, Опрометчивый, Враждебный, Надменный, Лгун, Беспощадный, Светоне- навистник и Неумолимый. Выручает путников никем не видимая огненная колесница, запряженная парой чудных коней, увлекающая их к Небесному Граду, путь к которому остается по-прежнему неблизким.

Интересный эпизод возникает в главе 18, когда Паломник встречает на пути юношу по имени Невежда, не прошедшего через Узкие Врата, идущего совсем иным путем, но не сомневающегося в том, что достигнет Небесного Града. Его убежденность основана на том, что он хороший, о чем, по его словам, говорит ему сердце. Паломник же убежден в том, что нельзя нарушать заветы: нужно их точно исполнять, идти указанным путем, и оказывается прав. Последнее испытание он проходит, одолев стремнину сомнений: перебираясь через бурную реку, вдруг чувствует, как дно уходит из-под ног. Но как только находит в себе силы поверить, что сможет с Божьей помощью достичь Града, открывшегося на противоположном берегу, вновь нащупывает опору иод ногами. Паломнику дано увидеть Град Небесный, одеяния ангелов, сияющие, как золото, и слышать звуки арф и приветственный колокольный звон. Из-за незакрытых ворот он видит гибель Невежды, срывающегося в адский ров.

Может быть, именно недоверие к знакам, которые подает сердце, становится одной из причин не слишком высокой популярности книги Бэньяна в русской культуре. Первый перевод «Пути паломника» на русский язык был сделан Н. И. Новиковым с французского перевода через сто лет после появления произведения, а прямой перевод с английского появился еще шестьдесят лет спустя. При невнимании к появившемуся переводу русской читательской публики на него обратил внимание Л. С. Пушкин, отозвавшийся на текст Бэньяна стихотворением «Странник».

Второе наиболее известное произведение Бэньяна «Духовная война» (1682).

Метафора оружия в отношении средств, которыми ведется борьба за душу человека, в самом начале XVI в. была вынесена Эразмом Роттердамским в название трактата «Оружие христианского воина» («Энхори- диоп», Enchiridion militis Christiani), написанного в 1501 г. и изданного в 1504 г. Католик по вероисповеданию, Эразм следует в этом Библейскому посланию, рассказывающему о силе Божественного Слова и огненном мече Архангела Михаила.

Те же два инструмента ведения войны воспроизводятся в «Духовной войне» Джоном Бэньяном. Полный вариант названия произведения Бэньяна указывает на борьбу за восстановление столицы мира и на потерю и обретение города (в военной лексике его «сдачу» и «взятие») — «Духовная война, ведущаяся Царем Шаддаем с Дьяволом, за восстановление метрополии и Мира, или сдача и взятие Города». Город, за который ведется сражение — Душа человека. За обладание им ведут войну силы тьмы и света. Имя божества Шаддая переводится как «Бог Всемогущий» и встречается в Книгах «Бытия», «Исхода», «Чисел», «Руфи» и «Иова». Его греческий эквивалент — Куриос Пантократор. Имя может также иметь значение «излучающий».

Эразм, отталкиваясь от средневековых традиций, которые представляют овнешненную борьбу добродетелей и пороков, присущих человеку, в жанрах словесного поединка и моралите, и усложнил исследование внутреннего мира человека введением «срединных фигур», которые не хороши и не дурны сами по себе, но проявляют свои качества в зависимости от того, в союзе с чем выступают. К таким качествам Эразм отнес, к примеру, Здоровье, Знание, Красноречие, Славу, Родовитость, которые, по его логике, могли служить не только во благо, но и во вред, если принадлежали дурному человеку.

Бэньян исследует поведение срединных фигур в жанре аллегорической повести, которая близка моралите визуализацией противостояния между пороками и добродетелями. Как в моралите, пороки здесь возглавляет Дьявол. Во главе добродетелей встает Сын Бога (Prince Emmanuel) — персонаж в средневековой системе жанров возможный в мистериях и мираклях. Его присутствие в повести отдаляет ее от традиций моралите.

Как у Эразма, помимо безусловных пороков и добродетелей, здесь присутствуют начала, способные выступать на стороне, как сил добра, так и сил зла, что усложняет повествование, выводя его за грань жанровых возможностей моралите. Стихотворное обращение к читателю, предпосланное повести, Бэньян начинает с выражения удивления тем, что любители говорить о деяниях прошлого, рассказывают о чем угодно: о том, что было и чего не было, но только не о войнах, идущих в душе человека.

Говоря о местоположении города, Бэньян заручается традицией заметок о путешествиях, описывающих географическое положение и климат упоминаемых местностей, и утверждает, что он находится на известном континенте Вселенной между двух полюсов, что обычно для структуры моралите. В числе важных сановников города указаны князь Непорочность, князь Свободная Воля, городской глава Разумение, летописец Совесть и вождь Сопротивление.

Всего у города пять врат: Слуха, Зрения, Речи, Обоняния и Осязания. Поскольку война ведется с помощью слова, особой обороны требуют врата Слуха. Как и Мильтон, стремившийся доискаться до истоков причин грехопадения, Бэньян прописывает искусителыюсть речей и поступков Дьявола, который у стен города заявляет о том, что пришел указать его обитателям на средство избавления от рабства, в котором жители города, сами того не ведая, страдают (у Мильтона речь его направлена на противоречие между свободой и запретом). Важно отметить, что при этих словах община стала вслушиваться внимательнее. Как и у Мильтона, Дьявол обещает, что вкусив плод с древа познания добра и зла, человек сравняется с Богом.

Бэньян делает предводителя Свободную волю срединной фигурой, которую можно увлечь как на сторону добра, так и на сторону зла. За этим персонажем признается масса достоинств: он обладал огромной силой, решительностью и отвагой, и никто без его согласия не мог сбить его с пути. Но, как и авторы эпохи Возрождения, Бэньян показывает, что порок может быть продолжением достоинства, если его носитель не имеет чувства меры и не обладает разумением (в концепции Возрождения «острым умом») Именно осознание своих достоинств приводит к тому, что Свободная воля стыдится рабства, на которое указал Дьявол, и по собственной воле открывает врата Слуха, так оказываясь сторонником зла и становясь комендантом замка противников.

Рядом со Свободной волей оказываются беспринципный секретарь Мнение, всегда согласный со своим господином и господин Постыдная Страсть. Следующим шагом сил тьмы становится попытка умертвить Совесть. Она осуждена на страдание и оковы, лучшие чувства оказываются убитыми.

Такой же срединной фигурой оказывается оставленное без поддержки Разумение, окна которого пропускают еще много света, но Разумение его страшится и перестает выносить даже сияния простой свечи, везде желая видеть мрак, в чем потакает Дьяволу. Но поскольку срединность Разумения достаточно ощутима, персонаж достаточно силен, на его место силы зла назначают Сластолюбие. Летописцем на месте Совести оказывается Забвение Добра.

В числе срединных персонажей оказываются и другие умственные способности человека. Как три юноши, переходящие из стана в стан и согласующие свои поступки и решения не с верой, а со случаем и обстоятельствами, представлены Старый обычай (Tradition; варианты перевода — «По старинке», «Привычка»), Человеческая Мудрость и Выдумки Людей.

Срединность и непостоянство проявляют отмеченные письмоводителем Мнением Мудрый Нажиток и Безвредное Веселье, которые скоро перестают быть безвредными и дурно влияют на своего хозяина Свободную Волю, заражая его своей испорченностью и хитростью.

Опасным в концепции Бэньяна оказывается и Похвальное Рвение, поскольку смущает Душу желанием поставить себе в заслугу добрые дела, начиная торговлю за спасение. Однако, по Бэньяну, сами по себе добрые дела не спасают душу, если они не внушены верой в спасение через подвиг Христа.

Бэньян подчеркивает лицемерную изменчивость срединных фигур, которые ведут себя нагло и напыщенно, кичась своей мнимой важностью, но перед нечистым делаются гибкими и расторопными.

Автор утверждает: чрезвычайно важен знак поступка, осознание того, чему служит то или иное качество. После победы над пороками во время суда господину Надменности (Высокомерию), неустрашимому, твердому в бою, вменяется в вину то, что храбрость и стойкость свою он употреблял против законного Царя своего.

Разрастание пороков идет по пути их союзов и родства: господин Постыдная страсть вступает в брак с дочерью секретаря Мнения Плотской

Похотью. От их союза рождаются три черных сына: Бесстыдство, Сквернословие и Хуление (Hate-Reproof) и три дочери: Лжелюбие, Святотатство и Месть. Высокие должности в городе занимают Неверие {Mr. Incredulity, вариант перевода — «Недоверчивость»), Гордость, Богохульство, Разврат, Жестокосердие, Безжалостность, Ярость, Без-истины (Mr. No-Truth), Лжесвидетельство, Пьянство, Воровство, Ложный мир, Атеизм. Неверие был старше всех, а моложе всех — Атеизм, утверждает автор.

Сложность вопроса о свободе воли Бэньян воспроизводит и разрешает следующим образом. Дьявол заявляет, что человек принял его власть добровольно. Штурмующие город-душу силы Света знают, что он был создан Всевышним для себя и был любимым местом его обитания, поэтому считают правомерным занять город силой. При этом начинают действовать сначала объяснениями и увещеваниями, полагая, что душа не все поняла и осознала. Душа отвечает половинчатыми решениями. Дьявол вступает в словопрения на адском, не понятном Душе языке.

Помимо словесной войны, которую ведут участники спора за Душу, они вступают и в оружейную схватку. Оружие Дьявола аллегорически описывается во второй главе повести. Вооружая защитников зла, нечистый вручает им шлем-заклепку, не впускающий в голову никакого инакомыслия, способствующий тому, чтобы человек жил, как жил, не меняя убеждений с развращенным сердцем. Такой шлем защищает от стрелы, дротика, меча, и щитом его не пробить. Затем защитникам дается железный нагрудник жестокосердия, который позволяет устоять перед мольбами и угрозами, а также непобедимый меч богохульства, закаленный на адском огне. Лучшей же защитой им послужит щит безверия, ставящий иод сомнение любое слово правды и Божественное увещевание, направленное к дурному человеку. Укрепит все немой дух, не способный к молитве.

Сорокатысячную армию Света в аллегорической повести возглавили четыре непоколебимых генерала: Воанарги — прозвище, которое дал Иисус сыновьям рыбака Зеведея — апостолам Иакову и Иоанну, имеющее значение «сыны грома», генералы Убеждение, Решение и Свершение. Во внешнем плане эти имена соответствуют суду и казни. Повесть описывает цвет их одежд и штандарты.

Прорыв к Вратам слуха осуществляет Трубач Замечай, что слышишь, уступая место вождю Убеждение, ведущему борьбу Словом. Защитникам сил Света даются самые важные слова-пароли. Первый из них: «Вы должны родиться свыше». При штурме города паролем станет имя Сына Всевышнего — Эммануил.

Сторонники зла укрепляют Врата слуха двумя пушками огромной величины — Гордостью Ума и Опрометчивостью, сооруженные господином Напыщенностью. Пока силы зла полагаются на предводителя Абы как (Captain Anything, вариант перевода — Равнодушие), силы Света разбивают башню, в которую заточено Разумение и уничтожают сразу шестерых предводителей: Богохульство (Swearing; вариант перевода — Сквернословие), Распутство, Ярость, Лжесвидетельство (Stand-to-Lies; вариант перевода — Лживость), Пьянство и Мошенничество, после чего новые мысли стали проникать в головы жителей, поддерживаемые летописцем Совестью.

Тексту повести свойственна многократно повторенная эпическая трое- кратность. Трижды Трубач увещевает жителей, призывая открыть ворота города, с тремя посланиями обращаются к ним генералы сил Света, на которые жители города отвечают неприемлемыми вариантами соглашения. И тогда Признание вины принимает решение не оставлять в покое город ни днем, ни ночью, а Создатель направляет к нему войска под предводительством Сына Эммануила и пятерых вождей. У каждого из вождей штандарты своего цвета. Красный стяг вождя Веры нес знаменосец Обещание. На гербе этого полководца был белый агнец и золотой щит. Вождь Добрая Надежда (Captain Good-Hope) шел под знаменем небесно-голубого цвета, означающего невидимый свет, который озаряет душу даже в окружении мрака, с тремя золотыми якорями на гербе. Нес его знаменосец Ожидание. Третьим храбрым вождем был Любовь (Captain Chanty). Отметим, что Бэньяи, как и Мильтон, определяет Любовь, как сострадание. Он шел под стягом нежно-зеленого цвета, который нес знаменосец Милосердие (Mr. Pitiful). Кроме Веры, Надежды и Любви вождями выступили Непорочность под знаменем белого цвета с тремя золотыми голубями на гербе и вождь Терпение под черным стягом, призывающим спокойно и твердо переносить невзгоды и гонения. Его нес знаменосец Долготерпеливый (Mr. Sujfer- Long; вариант перевода — Долго страдающий). На гербе Терпения изображены три стрелы, пронзающие золотое сердце. Вооружение Эммануила было из чистого золота, сияло, как солнце. Войско имело золотые тараны и пращи.

У стен города возводят фортификационные сооружения с аллегорическими названиями: с одной стороны гору Милости, с другой Правосудия, и невысокие валы и форпосты, как, например, вал Истины (Plain-Truth ПИТ, вариант перевода — Ясная Правда) и форпост Без-Греха (No-Sin Banks). Поочередно вывешиваются белое, красное и черное знамя, каждое развевается несколько дней. То есть трижды меняется цвет поднятых для увещевания штандартов перед тем, как начнется штурм города. Стяг белого цвета вождя Непорочности символизирует духовную чистоту, красное полотнище Веры — кровь Агнца, черный стяг полководца Терпения — умение ждать. Но город не хочет сдаваться.

Обитатели города ведут переговоры с осаждающими их силами Света. Бэньян регистрирует движения Души, меняющей свой настрой от потребности жить к жажде пробуждения, описывает все страхи добровольно предавших Христа и неистребимую, неиссякаемую любовь сил света к Душе.

Бэньян описывает схватку и взятие города, при котором все действия направлены только против пороков, ни один из добрых жителей города не подвергается нападению. Паролем дня становятся слова «Душа обретена!» Приступом берутся врата Слуха, от которых путь ведет к Сердцу через Совесть. Но свободу обитатели города могут обрести лишь через молитву. Молитва не может быть услышана до тех пор, пока Христа не впустили в Сердце и не изгнали оттуда врага. Враг при этом должен быть уничтожен.

Обессилевшая душа обращается за помощью к Святому Духу с просьбой составить мольбу-нрошение к Всевышнему. В концепции Бэньяна, спасение даруется Богом при искреннем к нему обращении. Над чистотой помыслов и устремлений человек должен работать самостоятельно.

После победы сил Света следует суд над пороками, в ходе которого их предводитель и они сами пытаются подменять имена, так продолжая войну словом: Алчность пытаются назвать Хозяйственностью (Good-Husbandly] вариант перевода — Домовитость), Спесь (Mr. Prid) Аккуратностью (Mr. Neat; вариант перевода — Подтянутость) или Привлекательностью (Mr. Handsome). Самыми опасными оказываются Вредное Исследование, пытающееся предстать под именем Разумная справка, а также всевозможные Сомнения.

Продолжая размышлять над особенностями умственных возможностей человека, Бэньян описывает суд над Вредным Исследованием, который проявлял лукавство, сомневался в истине законов и устава сил Света и приглашал десять тысяч Сомнений: Сомнение в избранности, которое потрясает веру в Слово и дает ложное убеждение, что человек может получить спасение по своим делам, а не по благодати; Сомнение в предопределении, Сомнение в призвании, а Божественное призвание пробуждает Душу, Сомнение в благодати.

Завершается книга Бэньяна тем, что в помощь Душе даются два Учителя: Небесный и земной. Без них человек будет спотыкаться и падать, как ребенок, не умеющий ходить. Небесный учитель — Дух Святой. Он один объяснит тайны истины, приведет на память забытое и откроет грядущее. Земной учитель — Совесть — должен заботиться только о гражданских, нравственных и семейных добродетелях и не должен брать на себя объяснения высших тайн. Его касаются только земные вопросы.

Высокий читательский интерес к книге Бэньяна основан на явной узнаваемости моментов внутренней жизни человека — сомнений, отчаяния, треволнений, хорошо знакомых читателям, и тщательно исследованных автором, делающим попытку проанализировать причины их возникновения и указывающим способы их преодоления.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>