Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVII-XVIII ВЕКОВ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Проза классицизма

Классицисты разработали продуманную систему жанров литературы, подчинив ее принципам жанровой иерархии и чистоты жанров. Но в этой детализированной системе, где представлены жанры драматургии и поэзии, не нашлось места прозе. В сущности, для классицистов искусство слова — это то, что сказано стихами. Проза к искусству не отнесена. Но в XVII в. во Франции появились несколько прозаиков такого уровня, что теории пришлось чаще всего путем умалчивания признать право прозы входить в систему жанров искусства. Правда, признание получили жанры, пограничные между искусством и другими областями словесности. Так признается полемическая проза (Паскаль), философская проза (Паскаль), проповедническая проза (Боссюэ), моральная проза (Лабрюйер), эпистолярная проза (М. де Севинье), мемуарная проза («Мемуары» кардинала де Ретца, которые, правда, могут быть включены и в прециозную литературу), афористическая проза (Паскаль, Ларошфуко, Лабрюйер). Появляется и классицистический роман (высшее достижение — «Принцесса Клевская» М. де Лафайет), но наличие романов, относящихся к прециозной литературе и к бытовому реализму, не позволяет классицистскому роману снискать уверенное признание, а поэтому классицисты избегают этот жанр.

Ученый, философ и писатель Блез Паскаль (1623—1662) был выдающимся мастером афористической, полемической, философской прозы, одним из создателей французского литературного языка. Он родился в семье крупного чиновника. Его отец, Этьен Паскаль, заметив выдающиеся дарования мальчика, дал ему хорошее образование, а по прибытии в Париж (1631) ввел его в кружок ученых, группировавшихся вокруг аббата Мерсена. В 11 лет Паскаль написал «Трактат о звуках», в 16 лет — «Опыт о конических сечениях» (опубл. 1640), в котором развил идеи математика Виета и изложил одну из основных теорем проективной геометрии («теорему Паскаля») и который принес ему признание всего ученого мира. В 1642 г. он изобрел первую счетную машину. В 1647 г. Паскаль, повторив опыты Торичелли, опубликовал работу «Новые эксперименты относительно пустоты», подтвердив несостоятельность теории, согласно которой «природа боится пустоты», став первым исследователем тяжести атмосферы, затем открыл основной закон гидростатики — закон равномерного распределения давления жидкости («закон Паскаля», его обоснование опубликовано в 1663 г. посмертно). Переписка Паскаля с математиком Ферма (1654), «Трактат об арифметическом треугольнике» (опубл. 1665, посмертно) сделали его основоположником (наряду с Ферма и Гюйгенсом) теории вероятностей.

В 26 лет Паскаль узнал приговор врачей: если он не оставит научную деятельность, его ждет сумасшествие. Тогда он бросается в водоворот светской жизни, наслаждений и страстей, что привело к появлению трактата «Рассуждение о любовной страсти» (1652).

В возрасте 31 года Паскаль испытывает глубокий кризис, вызванный несчастным случаем, едва не приведшем его к гибели (23 ноября 1654 г.). Паскаль истолковал его как божье предупреждение. Он удалился от света, в 1654 г. на некоторое время переселился в монастырь Пор-Рояль, где послушницей жила его сестра Жаклин и где известные богословы и мыслители Арно и Николь, представители янсенизма (учения, требовавшего от католиков высокой нравственности, аскетизма), вели борьбу с иезуитами. Паскаль включился в эту борьбу. В январе 1656 г. он опубликовал «Письмо Луи де Монтальта одному из его провинциальных друзей» - первое из знаменитых «Писем к провинциалу», в марте 1657 г. появилось последнее, 18-е письмо. В первых письмах Паскаль использовал пародийный прием: недалекий и не искушенный в вопросах религии провинциал пытается понять доктрину иезуитов на основании того, что ему говорит случайно им встреченный «преподобный отец иезуит». Противники Паскаля представлены в самом смешном свете, их хитрость и лицемерие становятся для читателей очевидными. От вопросов религии Паскаль переходит к вопросам морали, а с 12-го письма оставляет пародирование и иронию и обращается к яростному сарказму. Письма чрезвычайно насыщены значимым содержанием, над их лаконизмом и выразительностью писатель тщательно работает (по свидетельству Лрно, переведшего письма на латинский язык, Паскаль переделывал 18-е письмо не менее тринадцати раз; в 16-м письме автор, извиняясь перед читателями, сообщает, что «он не имел времени сделать его более коротким» — эта фраза стала крылатой). «Письма» оказали влияние на Мольера (особенно в «Дон Жуане» и «Тартюфе»), Ларошфуко, Севинье, Перро и многих других современников Паскаля. Вольтер, восхищавшийся содержанием и формой этого произведения, писал: «Первой гениальной книгой, написанной прозой, было собрание “Писем к провинциалу”. Этому произведению суждено было создать эпоху в окончательном оформлении языка».

Другое великое произведение Паскаля — «Мысли». Оно было издано посмертно и представляет собой заметки Паскаля, которые должны были послужить материалом для главного труда его жизни — создания апологии христианской религии (о замысле этого произведения он сообщил деятелям Пор-Рояля осенью 1658 г.). Паскаль не успел написать эту апологию и даже определить план сочинения. Остались только наброски. Паскаль их писал на больших листах, разделяя мысли жирными чертами. В ходе подготовки к выступлению в Пор-Рояле но поводу «Апологии» он разрезал листы на фрагменты и разобрал их по связкам, или сериям. Сам автор успел сгруппировать материал первых 28 серий, но в январе 1659 г. заболел, и работа была прервана. В 1662 г. Паскаль умер. Вслед за 28 сериями выделено еще 34, а также дополнительные отрывки, выявленные по другим источникам. Всего оказалось 993 фрагмента (и еще 15 дополнительных). В «Мыслях» Паскаль первым из философов рационализма поставил вопрос о границах «научности», противопоставив «доводам разума» «доводы сердца» и тем самым заложив основы для развития иррационали- стических философских систем.

Интерес к «Мыслям» Паскаля особенно усилился в XX в. Во многом это связано с особым восхищением, которым окружили Паскаля экзистенциалисты, назвав его одним из своих предшественников. Паскалевский образ человека как «мыслящего тростника» (точнее по смыслу — мыслящей тростинки) приобретает широкую известность.

Герцог Франсуа де Ларошфуко (1613—1680), представитель древнего аристократического рода, — самый значительный представитель французской афористической прозы. Он был государственным деятелем, философом, писателем, воином, завсегдатаем аристократических салонов. Ларошфуко прожил бурную жизнь, участвовал в Итальянских походах (1629), в заговорах против Ришелье и Мазарини, испытал заключение в Бастилию и ссылку. Так что он знал жизнь не только по книгам, что позволило ему высказать бесценные истины, которые были заключены в изысканную афористическую форму. Ларошфуко — гений в этой области. В своей книге «Максимы» (т.с. краткие изреченияя, афоризмы, впервые опубликованные в 1659 г.; в последнем прижизненном издании 1678 г. их было 504) он в коротких фразах нарисовал портрет современника, живущего двойной жизнью: «Наши добродетели — это чаще всего искусно переряженные пороки».

С иронией, подчас горькой, Ларошфуко констатирует: «У нас у всех достанет сил, чтобы перенести несчастье ближнего»; «Зло, которое мы причиняем, навлекает на нас меньше ненависти и преследований, чем наши достоинства»; «Истинная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто ее видел»; «Все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой разум»; «Старики потому так любят давать хорошие советы, что уже не способны подавать дурные примеры»; «Изысканность ума сказывается в умении тонко льстить»; «Уклонение от похвалы — это просьба повторить ее»; «Добродетели теряются в своекорыстии, как реки в море».

Мари Мадлен де Лафайет (1634—1693), урожденная Пиош де ла Вернь, происходила из знатного рода, была заметной фигурой в аристократических салонах, испытала большое влияние Франсуа де Ларошфуко. Среди произведений, написанных Лафайет, особое место не только в ее творчестве, но и во всей литературе классицизма занимает роман «Принцесса Клевская» (1678). Эта книга (как и романы «Принцесса Монпансье», 1662; «Заида», 1670—1671) — одно из редчайших исключений в классицистической литературе, произведение собственно романного жанра. Написан роман в соответствии с правилами классицизма ясным, отточенным языком, сжато, без лишних сюжетных линий, гармонично по композиции. Это история о несчастной любви замужней женщины — принцессы Клсв- ской к молодому дворянину Немуру, которой героиня не может предаться, строго соблюдая верность мужу, но и после его смерти нереализованная под грузом сомнений в постоянстве Немура и в том, может ли вообще брак быть построенным на любви. Действие романа соотнесено с исторической эпохой — XVI веком, среди персонажей есть исторические лица, например Мария Стюарт, живущая при французском дворе. Но исторический колорит пока отсутствует. Главное внимание писательницы сосредоточено на внутренней жизни героини. Лафайет вместе с Расином справедливо признаются основоположниками психологизма во французской литературе. Считается также, что роман «Принцесса Клевская» положил начало так называемому женскому роману в литературе Франции.

Жан де Лабрюйер (1645—1696) прославился книгой «Характеры, или Нравы нашего века» (1688; при жизни Лабрюйера вышло восемь раз с большими дополнениями; 9-е изд. поем., 1696). Будучи выходцем из буржуазно-чиновничьей среды, Лабрюйер как бы со стороны наблюдал аристократов, классифицировал наблюдаемые им типы и описывал их в соответствии с античным образцом — книгой «Характеры» Теофраста, ученика Аристотеля. Лабрюйер — аналитик и сатирик, он дает характеристики и общечеловеческим порокам («О скупости», «О лести», «О тщеславии»), и типам своих современников («О дворе», «О вельможах» и т.д.). Создавая шедевр моральной прозы классицизма, Лабрюйер вслед за Паскалем и Ларошфуко придает огромное значение афористичности языка, оттачивая каждую фразу.

Проза классицизма XVII в. при своих скромных объемах оказала огромное влияние на французскую литературу, создав тот классический стиль, на который ориентировались и романтики, и реалисты, и даже модернисты (так, связь с классической традицией обнаруживается в знаменитом романе Ф. Саган «Здравствуй, грусть!», а паскалевская традиция сильна в творениях Ж.-П. Сартра и А. Камю).

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>