Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVII-XVIII ВЕКОВ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Литература рококо

В аристократической среде господствующее положение заняла культура рококо, нашедшая отражение в литературе. Этому утонченному, но поверхностному направлению противостоит литература Просвещения, в которой выделяются несколько направлений: просветительский классицизм, просветительский реализм, сентиментализм. Параллельно Просвещению все более набирает силу антипросветительское течение, которое сейчас именуют предромантизмом.

Со времен Регентства в аристократической среде наблюдается упадок нравственности. Аристократы, чувствующие приближение конца своего благополучия, хотят получить от жизни все доступные им наслаждения. Героем дворянского общества стал итальянский авантюрист Джованни Казанова, посвятивший свою жизнь поискам любовных приключений, богатства и успеха, впоследствии описавший свою жизнь в знаменитых «Мемуарах», написанных по-французски. Рушились понятия дворянской чести и долга. Самые знатные женщины бесстыдно выставляли напоказ свою развращенность. Дело дошло до того, что дочь регента герцога Орлеанского похвалялась своей любовной связью с отцом. Огромные средства аристократы тратили на роскошь. Каждый день они надевали новый костюм, повинуясь капризам моды, которая становится все более изощренной. Маркиза Помпадур, отличавшаяся малым ростом, изобрела высокие каблуки. Королева Мария Антуанетта первой появилась в брюках. Дамы делали такие высокие и сложные прически, что ездили в каретах, стоя на коленях. Архитектура подчинилась новым требованиям: вместо огромных залов барокко и классицизма строились небольшие уютные помещения, в которых было удобно принимать ближайших друзей («будуары»). Их украшали с большим изяществом и роскошью. Особенно широко использовался лепной узор в виде раковины. По-французски раковина называется «рокай», отсюда слово «рококо», первоначально относившееся к архитектурному стилю, а позже распространенное и на другие виды искусства, в том числе и на литературу.

Известный литературовед Б. И. Пуришев дал замечательную характеристику рококо в литературе: «В литературе рококо нет места героизму и долг}'; царят галантная игривость, фривольная беззаботность. Гедонизм становится высшей мудростью рококо. Поэты воспевают праздность, сладострастие, дары Вакха и Цереры, сельское уединение, отдаляющее человека от треволнений общественной жизни. Распространенным мотивом становится путешествие на остров Дитеру (остров Любви). Всем богам поэты рококо предпочитают улыбающуюся Афродиту. Мир рококо дышит негой и беззаботностью. Но есть в нем нечто эфемерное, хрупкое, словно он сделан из фарфора. Рококо тяготеет к камерности, миниатюрности. Это мир малых форм и неглубоких чувств». Мариво, Казанова и Парни замечательно вписались в этот иллюзорный мир.

Излюбленные жанры писателей рококо — пастораль, стихотворная новелла-сказка, галантный и фривольный роман, мемуары, гривуазные (т.е. игривые, легкомысленные, не вполне пристойные) комедии, короткие стихотворения (эпиграммы, романсы, послания), которые обычно называют «легкой поэзией».

Некоторые произведения рококо оказали известное влияние на литературу. Таковы ранние галантно-авантюрные романы Пьера де Мариво (1688—1763) «Фарзамон» (1712, опубл. 1737), «Приключения ***, или Удивительные действия симпатии» (в 5 т., 1713—1714), его любовно-психологические комедии «Сюрприз любви» (1723), «Двойное непостоянство» (1723), «Игра любви и случая» (1730) и др.; образцы «легкой поэзии» Эвариста Парни (1753—1814), вошедшие в сборники «Эротические стихотворения» (1778), «Поэтические безделки» (1779); фривольно-авантюрный роман Жана Батиста Луве де Кувре (1760—1797) «Любовные похождения кавалера де Фобласа» (в 13 т., 1792—1796). Мотивы рококо можно встретить в творчестве вождей Просвещения Вольтера и Дидро. Стихи Парни высоко ценил юный А. С. Пушкин. Писатели рококо освобождали литературу от высокопарности классицизма, пробивали дорогу новой, более свободной поэзии.

Но, как писал проф. Б. И. Пуришев, «только жизнерадостное вольномыслие просветителей развенчивало старый порядок, в то время как рококо часто его украшало, порой превращая в игривую нарядную сказку».

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>