Теоретический синтез А. Маршалла: преемственность и новаторство

Маршалл: классик неоклассики

Альфред Маршалл (1842-1924), ставший центральной фигурой завершающего этапа маржиналистской революции, был наименее "революционером" из всех ее "творцов" и единственным, кто начал профессиональную деятельность как преподаватель-математик. Но, будучи более сведущим в математике, чем Джевонс и Вальрас, Маршалл считал, что математический аппарат, эффективный для получения четкой картины функциональных связей в экономике, может отвлечь в сторону и помешать разглядеть реальные проблемы и органические закономерности хозяйственной жизни. Эта позиция Маршалла1 отражала его опасения, что математизация экономической теории может увести ее в мир гипотетических и поверхностных конструкций, не пригодных для экономической повседневности. В своих "Принципах экономической науки" ("The Principles of Economics"), ставших "новым заветом" экономической теории, Маршалл поместил диаграммы, графики и формулы в подстрочные примечания и математическое приложение.

Современник жарких дебатов вокруг эволюционных доктрин (Дарвина - Уоллеса в биологии и Конта - Спенсера в социологии), Маршалл считал необходимым для экономической науки уделять большее внимание изменчивости человеческой природы, понимать стадиальность органической жизни и несводимость к механическим элементам. Маршалл приветствовал усилия экономистов германской исторической школы (несмотря на их националистические преувеличения) по сравнительно-историческому изучению экономических обычаев и институтов в этическом и правовом контексте. Правда, выступая против отрыва абстракции "экономического человека" от "человека во плоти и крови", сам Маршалл не преуспел в реализации предпосылки о широте проявлений человеческой природы: его "нормальный" хозяйствующий субъект, подсчитывающий выгоды и невыгоды конкретных действий, мало отличается от модели рационального максимизатора.

Маршалл не принимал ни "узколобого презрения" немецких экономистов, ни критической остроты Джевонса по отношению к доводам классической школы; он проявил себя как лидер, считавший своим долгом поддержание национальной традиции. Скуповатый в признании вклада ближайших предшественников (Джевонса, Менгера, Вальраса, Дюпюи, Дженкина), он настойчиво подчеркивал свою преемственность с "великими" - число ссылок на Смита, Рикардо и Милля в "Принципах" Маршалла превосходит количество упоминаний всех маржиналистов, вместе взятых.

Но все же в заглавии "Принципов" Маршалл, подчеркнув отличие от apolitical economyf" классиков, вынес понятие economics. Впервые он использовал этот термин в названии учебника "Экономия промышленности" (Economics of Industry), написанного (1879) в соавторстве с женой, своей бывшей ученицей Мэри Пэйли. С публикацией своего главного труда "The Principles of economics"(1890) Маршалл сильно затянул, стремясь к возможно более тщательной "смазке" своих теоретических конструкций. Зато сразу после выхода "Принципов" он был признан "новым Рикардо" (М. Панталеони), а позднее - основателем современной графической экономической науки (Дж. М. Кейнс), теоретиком, который больше, чем любой другой из маржиналистов, "указывал в будущее" (Й. А. Шумпетер).

В противоположность основоположникам маржиналистской революции и таким ярым полемистам ее второго этапа, как Бем-Баверк и Парето, Маршалл избегал споров. Использование им исторического материала вызвало резкую критику ведущего в Англии представителя исторического направления (не сложившегося, в отличие от Германии, в отдельную школу) У. Каннингема (1849-1919), тоже профессора в Кембридже. Каннингем озаглавил свою рецензию на Маршалловы "The Principles ofeconomics" в "Экономическом журнале" не иначе, как "Искажение экономической истории" (1892). Маршалл не пошел на британский вариант германского "спора о методах", а лишь перенес в переизданиях исторический материал в приложения.

Сказанное о стиле научной деятельности Маршалла позволяет отметить полное соответствие выделенным его современником В. Оствальдом1 (одним из первых Нобелевских лауреатов) типологическим чертам ученого-"классика". Это: выбор темы исследования на долгие годы, терпеливое и настойчивое углубление в проблему, скрупулезность и т.д. - в отличие от порывистости "романтика" (Джевонса, например), склонного прибегать к дерзким гипотезам, методу проб и ошибок, быстро переходить от одной области исследований к другой. Научные результаты неторопливого классика солидны и очевидны, предопределяют сполна и точно, куда двинутся последователи.

 
Внимание, данный материал имеет низкое качество распознавания
Для получения качественного изображения воспользуйтесь загрузкой
одним файлом в формате Djvu на странице Содержание
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >