Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА ЖУРНАЛИСТА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Гражданская журналистика

Это прямой перевод американского понятия civic journalismГ Гражданская журналистика возникла в США в конце 80-х гг. XX в. как комплекс предвыборных проектов, где журналисты отождествляли свой долг с «поиском проблем избирателей, а не кандидатов»[1] [2] (газеты The Charlotte Observer и The Wichita Eagle).

Гражданская активность тогда волновала (и продолжает волновать сейчас) многих исследователей и политиков. Американский политолог Р. Патнэм установил, что длительное устранение от гражданского участия в местном сообществе приводит к тому, что граждане все меньше и меньше доверяют друг другу и реже участвуют в публичных делах. Патнэм призывал развивать социальный капитал, который он определяет как сети, нормы и социальное доверие, что помогает объединяться и координировать действия для взаимной выгоды[3].

Р. Харвуд в работе «Гражданин и политика», основываясь на дискуссиях фокус-групп, констатировал, что мнение о том, будто граждане не заинтересованы в политике и не хотят активно участвовать в публичной жизни, некорректно. Скорее, заключает Харвуд, граждане чувствуют себя исключенными из пространства публичной жизни по причине закрытости политической системы и не могут предположить для себя никакой политической роли. Граждане хотят быть вовлеченными в гражданские дела их сообщества, но только когда они верят, что такое вовлечение действительно принесет изменения. Журналисту следует переориентироваться с информирования элиты на проблемы, которые касаются граждан, и в то же время он должен помогать создавать пространство, где граждане могут обсуждать проблемы и предпринимать действия для их решения. При таком подходе исключается суждение, что граждане пассивны. Речь идет о том, что журналисты должны создавать условия для участия[4].

Теоретической основой гражданской журналистики стали идеи делибера- тивной демократии (от лат. deliberation — размышлять, советоваться, взвешивать за и против, проводить консультации; англ, deliberation — обсуждения, дискуссии; т.е. делиберация — это размышления, обсуждения, экспертиза). Таким образом, «делиберативная демократия опирается на идеал сообщества свободных и равных индивидов, которые в политической коммуникации определяют формы своей совместной жизни»[5]. Основы делиберативной демократии изложены в работах Ю. Хабермаса «Вовлечение другого. Очерки политической теории», «Демократия. Разум. Нравственность», «Моральное сознание и коммуникативное действие». Хабермас предлагал решать проблемы демократии через формирование общей воли в процессе рационального, разумного обсуждения. В сферу обсуждения попадают и законы власти, так что любой гражданин может и должен стать их автором. Через коммуникативные действия власть становится легитимной[6].

Понятно, что обсуждение возможно, когда создано единое пространство для этого и когда к нему имеют доступ все участники, выступающие в этом пространстве как равные, независимо от социального статуса. Кроме того, вопрос должен быть одинаково значимым для всех членов сообщества. При этом предполагается, что обсуждение должно происходить сначала в близких по духу группах, затем его следует продвигать в более широкое публичное пространство[7]. Роль журналиста при этом сводится к тому, чтобы находить людей и проблемы, создавать условия и поощрять участников к обсуждению, так как они могут считать проблемы своим частным делом, недостойным обсуждения.

Американский исследователь Д. Фишкин[8] предлагает развивать опрос мнений, в котором граждане в маленьких группах и на пленарных заседаниях могут обсуждать политические проблемы в течение продолжительного времени. Этот эксперимент обеспечивает возможность воспроизведения условий «лицом к лицу», что служит продвижению демократии в большом национальном государстве.

Другой автор, Д. Янкслович, предлагает журналистам, вместо того чтобы информировать публику, «формировать публику», проводя граждан через следующий процесс: сообщать, что проблема существует и должна быть решена; помогать гражданам прорабатывать проблему, формулируя альтернативные варианты решений, артикулируя ценности, на основе которых делается выбор. Как только проблема решена, об этом выносится публичное суждение. Оно представляет собой высокоразвитое публичное мнение, которое появляется после того, как народ рассмотрел проблему со всех сторон и подтвердил выбор, направленный на решение[9].

Существенное влияние на взгляды американских журналистов того времени оказал социолог А. Этциони из Университета Джорджа Вашингтона, издавший в 1994 г. книгу «Дух общины», в которой сформулировал концепцию «нового коммунитаризма». Последователи коммунитаризма считают традиционную американскую журналистику, основанную на свободе воли, непродуктивной или даже вредной для общества. Апологеты этого направления выступают против просветительского либерализма, индивидуализма и приверженцев концепции свободы воли (либертарианства). Ком- мунитаризм ставит объединение людей или сообщество выше индивидуума. Обязанности ставятся выше прав. Коммунитаризм (и близкие ему по духу понятия гражданской или общественной журналистики) составляет теорию, которая ставит превыше всего этические нормы журналистики, продвигает позитивные и полезные для общества новости, презирает негативизм и индивидуализм в журналистике, отрицает концепцию «четвертой власти».

Коммунитаристы выступают за подчинение редакционной политики целям гражданского общества; хотят, чтобы народ, а не журналисты определяли профессиональную повестку дня в СМИ. Вместо индивидуализма коммунитаристы предлагают и отстаивают более ответственное отношение СМИ к своей роли, при которой журналисты и работники СМИ приносят в жертву личную свободу слова и самовыражения ради общественного блага. Вот несколько примеров из списка рекомендаций журналистам, предложенных коммунитарианцами:

  • • журналисты должны публиковать материалы, которые объединяют людей, а не разъединяют;
  • • журналисты должны отказаться от устаревшей концепции профессиональной автономии и редакционной независимости, а также от индивидуализма и того, что коммунитаринцы называют «негативной свободой»;
  • • журналисты должны освещать новости точно, с учетом разных точек зрения, по существу и полно;
  • • журналистам следовало бы придерживаться «незыблемых» нормативных принципов правдивого изложения фактов и соблюдать право общественности на информацию;

журналисты должны понимать, что «моральные принципы универсальны и абсолютны».

В дальнейшем концептуализация этих идей[10] стала возможна при участии различных исследовательских и научных центров (Центр гражданской журналистики Пью, Школа журналистики и массовых коммуникаций Университета Висконсин-Мэдисон, Центр коммуникаций и демократии и др.), благодаря чему «322 американские ежедневные газеты занимались некоторой формой гражданской журналистики между 1994—2001 гг.»[11]

Исследователи предлагают следующую периодизацию гражданской журналистики в США, которая сводится к трем основным этапам:

  • • первый этап (конец 1980-х — начало 1990-х гг.). Происходит обоснование принципов, появляются первые проекты, связанные с выборами;
  • • на втором этапе (середина 1990-х гг.) достигаются лучшие результаты, реализуются проекты, связанные с решением проблем сообщества;
  • • третий этап (конец 1990-х — 2003 г.). Осваиваются интернет-технологии и начинается новый период в развитии гражданской журналистики, обусловленный Интернетом[12]. Период наиболее активного развития гражданской журналистики в США датируется историческим отрезком 1993— 2003 гг. и характеризуется становлением направления «общественная журналистика» {public journalism)[13].

Непосредственным толчком для развития гражданской журналистики стали выборы президента США в 1988 г., в которых главными претендентами были республиканец Д. Буш и демократ М. Дукакис. Многие эксперты оценивали освещение выборов как провал СМИ: внимание журналистов было сфокусировано на шансах кандидатов, их сравнивали между собой, как сравнивают лошадей на скачках, призывая избирателей голосовать за того или другого. Критики призывали к радикальным переменам, выдвижению на первый план проблем, касающихся избирателей[14].

В частности, за это высказывался Д. Меррит, редактор газеты «Уичита Игл» {Wichita Eagle) из сети «Найт-Риддер» {Knight-Ridder Inc ), одной из крупнейших в США. Когда подошли губернаторские выборы 1990 г., Д. Меррит решил, что силы журналистов его редакции будут направлены на освещение проблем, которые стоят перед избирателями, а не на стратегии кандидатов. Это решение привело к возникновению «Проекта голосующих», хотя термин «гражданская журналистика» еще не существовал.

Действия Д. Меррита поддержал Д. Баттен, новый управляющий компании «Найт-Риддер». В период между 1989 и 1990 г. он выступал с публичными речами, основная мысль которых заключалась в констатации глубокого разрыва между местными газетами и сообществами, в которых они действовали. Его выступления помогли донести новые идеи в журналистике до широкой публики.

Другое направление начиналось в академической среде, его инициатором был профессор Нью-Йоркского университета Д. Розен. Его проект «Общественная жизнь и пресса» (1993—1997) был поддержан фондом Кеттеринга {Kettering Foundation) и фондом С. Джона и Дж. Л. Найта {John S. andJames L. Knight Foundation). Этот проект объединил Д. Меррита и Д. Розена. Они подготовили программный документ «Общественная журналистика: теория и практика»[15]. В ходе работы над документом соратники остановились на названии «общественная журналистика» {public journalism)[16].

Д. Розен утверждает, что с самого начала новая журналистика представлялась как сеть экспериментов, а нс копирование идей или исполнение официальной версии[17].

В рамках проекта проводились семинары для журналистов, в том числе и зарубежных. Второй и третий этапы в значительной мере связаны с новым методологическим, организационным и образовательным центром гражданской журналистики — Центром Пью (Pew Center For Civic Journalism', 1993—2003), который финансировала благотворительная организация «Пью Траст» (Pew Charitable Trusts)[18]. Администрация этого проекта, в которую входила ставшая позже исполнительным директором Д. Шаффер, предпочла название «гражданская журналистика» (civic journalism), чтобы избежать путаницы[19].

Таким образом, название «общественная журналистика» укоренилось раньше и носит более общий характер, а «гражданская» — связана с проектами Центра Пью.

Основной его деятельностью была организация проектов и конкурсов в локальных газетах. Всего было профинансировано 120 экспериментальных проектов, по итогам конкурсов и других мероприятий эксперты оценили более 600 проектов. Центр тесно сотрудничал с крупнейшей газетной сетью «Найт-Риддер», где были осуществлены многие проекты. Кроме того, центр администрировал премию за успешные инициативы в гражданской журналистике имени Д. Баттена. Центр Пыо готовил специальные ежеквартальные выпуски но теории и практике гражданской журналистики, спонсировал эмпирические исследования.

Основные различия между традиционной и гражданской журналистикой формулируются следующим образом. Традиционной журналистике не нужны партнеры, в то время как гражданская журналистика невозможна без партнеров. Кроме сообщения новости, у репортеров традиционных СМИ нет никаких обязательств перед читателями. Гражданская журналистика старается вовлечь читателей в публичную жизнь. Понятие «свобода прессы» обязывает традиционного репортера давать хорошую информацию. Новая концепция соединяет идею независимости журналиста с идеей взаимозависимости журналиста и граждан в том сообществе, где они живут. Традиционная журналистика формирует образ журналиста- героя, разоблачающего обман, коррупцию, зло. Гражданская журналистика убеждает, что имеется и другой вид героизма, когда журналист действует как коммуникатор[20].

Основная особенность гражданской журналистики заключается в формах и методах журналистской работы. Главный организатор проекгов гражданской журналистики Д. Шаффер[21] насчитывает четыре инструмента гражданской журналистики, составляющие единый комплект: 1) новое определение новостей; 2) новые источники новостей; 3) новое взаимодействие с читателями; 4) список вопросов для самопроверки.

Определение новостей, так же как и теоретических основ, было выработано методом отрицания текущей практики. Если в традиционной прессе стало значительно меньше сообщений о деятельности правительства и больше о жизни звезд, скандалах и преступлениях, а в основу новости легли конфликт, скандал и подсчет очков победителя и проигравшего независимо от того, в какой сфере они конфликтуют, то гражданские журналисты расширяют тематику для того, чтобы новость приносила читателю пользу, стараются сделать притягательным для читателя не конфликт и скандал, а диалог.

Традиционная журналистика выражает две крайние точки зрения и считает материал сбалансированным. Гражданская журналистика предлагает, чтобы были отражены мнения и четырех, и восьми сторон, если это необходимо.

Новые источники новостей привели к технологии «гражданской картографии». Ее суть заключается в поиске граждан, неформальных лидеров, способных обсуждать и решать проблемы своего сообщества. Граждане играют в сообществе разные роли: коммуникаторов, переносчиков информации. Данный метод рекомендует журналисту не интервьюировать этих людей, а беседовать с ними, чтобы лучше понять проблему, за освещение которой он берется, и разрушать свои стереотипы. «Гражданская картография» стала основой обучающих программ Центра Пью.

Новое взаимодействие с читателями предполагает, что гражданская журналистика стремится организовать нс поток информации, а двусторонний разговор с читателями. Этот разговор происходит прежде всего в реальной жизни, а также на страницах газет, в эфире, а позже — и в Интернете. Такая установка предполагает, что журналисты должны быть легко доступны читателям и гражданам. С этой целью были определены «точки входа» для людей, которые хотят быть вовлеченными в проект, — специальные места встреч, в числе которых была и городская ратуша.

Гражданская журналистика вышла за пределы США и стала платформой для международных явлений: совместная журналистика профессионалов и любителей (jproam-journalism), партиципаторная журналистика (participatory journalism), интерактивная журналистика (interactive journalism), веб 2.0-журналистика (web 2.0-journalism), журналистика, которую делают граждане (citizen journalism), и др.

Что касается citizen journalism, т.е. журналистики, которую делают граждане, то в данном случае, по меткому замечанию Д. Шаффер, из гражданской журналистики «были похищены инструменты, в то время как была потеряна цель»[22]. Этими словами можно охарактеризовать не случай, а целое явление. Как оказалось, основное свойство Интернета — интерактивность — широко используется с развлекательными и даже сомнительными для общества целями, все с той же ориентацией на увеличение прибыли и пренебрежением к общественному предназначению журналистики.

В России импульсом для осмысления новых функций и задач СМИ стали политические и социальные реформы[23]. Само понятие «гражданская журналистика» стало известно после выхода на русском языке книги Э. Миллера «Шарлотский проект. Как помочь гражданам взять демократию в свои руки»[24]. Интерес к этой идее проявили некоторые исследователи и практики[25]. Реализацией проектов, построенных на принципах гражданской журналистики, занимались в основном общественные объединения, привлекавшие журналистов. Эти проекты сыграли большую роль, однако не решили интегрирующих задач, объективно стоящих перед их инициаторами. Само понятие «гражданская журналистика» не очень прижилось. Автор данного учебника в то время писал: «Прямое использование понятия “гражданская журналистика” представляется не совсем корректным. В российском сознании слово “гражданин” имеет несколько иной, нежели в американской ментальности, смысл. Гражданин у нас — это не обыватель. Это вместилище общественных добродетелей»[26].

В период с 1999 г. по настоящее время были реализованы несколько крупных проектов гражданской журналистики. К их числу можно отнести проект АНО «Интерньюс» и НП «Социальные инвестиции» «Усиление влияния СМИ в местных сообществах», в котором участвовали региональные телекомпании[27], а также всероссийский конкурс «Время действовать» (2004—2005)[28] и проект «Повышение устойчивости и профессионализма региональных телекомпаний» (2005)[29]; проекты РОО «Мурманская ассоциация журналисток» «Модульная обучающая программа для журналистов “Прозрачный бюджет”» и «Информационная кампания в городских газетах Северо-Запада “Граждане за прозрачный бюджет”»[30] и некоторые другие.

Центр общественного телевидения Великого Новгорода реализовал несколько проектов под общей программой «Гражданская журналистика для гражданского образования» (2004—2006). В частности, были реализованы проекты «Гражданская журналистика — социальная ответственность СМИ» (2004) и «Гражданская журналистика в поддержку независимости СМИ и демократии» (2005)[31].

Институт развития прессы «Сибирь» (Новосибирск) реализует проекты «Успех на малом медиарынке» (2005—2006)[32]; «Новая жизнь старых газет: модель достижения независимости местной прессы в российских регионах», где рассматривается социальное проектирование в местной газете (2007—2008)[33]; «Как муниципальной газете стать лидером общественного диалога» (2007—2008)[34].

Однако мысль о том, что гражданская журналистика — возможная перспектива современной журналистики, вызывает неприятие и раздражение у многих именитых журналистов. Гражданской журналистике противостоят те, в ком глубоко укоренилось убеждение в том, что пресса должна быть нейтральной и отстраненной. Впрочем, сейчас дебаты идут с гораздо меньшей интенсивностью — видимо, потому, что и сторонники, и противники гражданской журналистики в равной степени озабочены будущим журналистики как таковой и имеют много общего в основополагающих ценностях. И те и другие убеждены, что у журналистики есть обязательство перед общественностью. Их идейное расхождение проявляется в вопросе, насколько сами журналисты могут быть вовлечены в общественные мероприятия[35] [36].

Гражданская журналистика в Рунете в значении citizen journalism[30] ограниченно практиковалась с начала нулевых годов. Перелом случился в 2007 г., когда в России произошел массовый выход в блогосферу, точнее, на сервер «Живого Журнала» (https://www.livejournal.com/) В этом же году инициаторы во главе с известным блогером и активистом Рунета

В. Вылегжаниным провели первый в России форум гражданских журналистов[38]. Начиная с 2007 г. термин «гражданская журналистика» стал привычным в Интернете. Примерно через два года, в 2009-м, этот термин в значении citizen journalism уже присутствует в академической сфере[39].

На наш взгляд, непрофессиональная информационная и коммуникативная деятельность в Интернете часто характеризуется отсутствием гражданственности, производит информационный шум. Безусловно, блогеры еще раз доказали растущую важность Интернета в освещении событий. Однако называть блогерство на этом основании «гражданской журналистикой» вряд ли целесообразно. Перед наукой стоит задача раскрыть потенциал классической гражданской журналистики, который может быть использован профессиональными журналистами и медиактивистами в Интернете. Особенно востребованы работы, обобщающие реальный опыт до уровня тиражируемых технологий, т.е. те, в которых излагается ответ на вопрос, каким образом развивать общественные инициативы.

  • [1] Эту журналистику называют также общественной (public journalism), общинной, иликоммунитарной (community journalism), рефлексивной, гуманитарной, проектной.
  • [2] SchafferJ. Civic Journalism: A Decade of Civic Innovation. URL: http://www.pewcenter.org/doingcj/civiccat/index.php (дата обращения: 03.10.2016).
  • [3] Putnam R. Bowling Alone: The Collapse and Revival of American Community. N. Y.: Simon& Schuster, 1995.
  • [4] Harwood R. Citizens and Politics: A View from Main Street America. Bethesda, MD : TheKettering Foundation and The Harwood Group ; Dayton, Oil : Kettering Foundation, 1991.
  • [5] Хабермас /О. Демократия. Разум. Нравственность. Московские лекции и интервью.М.: KAMI; Akademia, 1995. С. 194.
  • [6] Шанин С. В. Коммуникативная теория разума Юргена Хабермаса. Мурманск : Изд-воМГПУ, 2010.
  • [7] Haas Т. The Pursuit of Public Journalism: Theory, Practice and Criticism. N. Y.; London :Routledge, 2007. P. 46-47.
  • [8] FishkinJ. Democracy and Deliberation. New Haven CT : Yale University Press, 1991.
  • [9] Jankelovich D. Coming to Public Judgment. Making Democracy Work in a Complex World.Syracuse ; N. Y.: Syracuse University Press, 1991.
  • [10] Преодолев политическую направленность, гражданская журналистика стала некоейметодологией для малой (региональной) прессы в вопросах расширения «гражданскогокапитала» — преодоление не только отчуждения между прессой и обществом, но и развитиесоциального диалога, организация совместной с аудиторией деятельности на пути к гражданскому обществу.
  • [11] Fnedland L. Community Impact, Journalism Shifts Cited in New Civic Journalism Study.URL: http://www.pewcenter.org/doingcj/speeches/index.html (дата обращения: 03.10.2016).
  • [12] Public Journalism. 2.0. The Promise and Realty of a Citizen — Engaged Press /J. Rosenberry,Burton St.John III (cds.) N. Y.; London : Routledge, 2010. P. 38,184.
  • [13] Ibid.
  • [14] Haas T. The Pursuit of Public Journalism: Theory, Practice and Criticism. N. Y.; London :Routledge, 2007. P. 10.
  • [15] Rosen J., Merritt D. Public Journalism: Theory and Practice. Dayton : The KetteringFoundation, 1994.
  • [16] Merritt D. What Citizen Journalism Can Lean From Public Journalism Public Journalism.2.0. The Promise and Realty of a Citizen — Engaged Press / J. Rosenberry, Burton St.John III(eds.). N. Y.; London : Routledge, 2010. P. 23—24.
  • [17] Rosen J. What Are Journalists For? New Haven : Yale University Press, 1999. P. 73.
  • [18] URL: http://www.pewcenter.org (дата обращения: 03.10.2016).
  • [19] Merritt D. What Citizen Journalism Can Lean From Public Journalism // Public Journalism.2.0. The Promise and Realty of a Citizen — Engaged Press / J. Rosenberry, Burton St.John III(eds.). N. Y. ; London : Routledge, 2010. P. 25—26.
  • [20] Rosen J. What Will Historians Say? // Civic Journalism: a Living Legacy. 2002; James K.Batten Awards and Symposium for Excellence in Civic Journalism. Pew Center for CivicJournalism, 2002.
  • [21] Schaffer J. The Role of Newspapers in Building Citizenship // 5th Brazilian NewspaperCongress. Sao Paulo, Brazil. 2004. September, 13. URL: http://www.pewcenter.org/doingcj/speeches/s_brazil.html (дата обращения: 03.10.2016).
  • [22] Schaffer J. Civic Journalism: A Decade of Civic Innovation at Society of ProfessionalJournalists National Convention, Fort Worth, TX. September 13, 2002. URL: http://www.pcwccnter.org/doingcj/spccches/s_spjheadline.html (дата обращения: 03.10.2016).
  • [23] См.: Роль прессы в формировании в России гражданского общества. М., 1999; Рольпрессы в формировании в России гражданского общества. День сегодняшний. М., 2000;Гражданские коммуникации и гражданское общество. М., 2009.
  • [24] Миллер Э. Шарлоттский проект: как помочь гражданам взять демократию в свои руки.М.: Виоланта, 1998.
  • [25] См.'.Дзялошинский И. М. Журналистика соучастия. Как сделать СМИ полезнымилюдям. М. : Престиж, 2006; Местная газета — инициатор общественного диалога / под ред. B. Юксчсва. Новосибирск : ИРП-Сибирь, 2009; Городская газета организует информационную кампанию на принципах гражданской журналистики / под ред. Н. В. Хлебниковой.Мурманск, 2008.
  • [26] D Дзялошинский И. М. Журналистика соучастия. Как сделать СМИ полезными людям. C. 31.
  • [27] МагиЪ К. Общественная журналистика в России. Опыт региональных телекомпаний.М.: Интерньюс, 2002. С. 3—5.
  • [28] Всероссийский конкурс программ региональных телекомпаний «Время действовать».URL: http://www.rsci.ru/grants/grant_news/287/187760.php (дата обращения: 03.10.2016).
  • [29] Дзялошинский И. М. Журналистика соучастия. Как сделать СМИ полезными людям.С. 57.
  • [30] Городская газета организует информационную кампанию на принципах гражданскойжурналистики / под ред. Н. В. Хлебниковой. Мурманск, 2008. С. 164—165.
  • [31] Там же. С. 43—44.
  • [32] 13 шагов к успеху на малом медиарынке / под ред. В. Юкечева. Новосибирск, 2006.С. 179-216.
  • [33] Новая жизнь старых газет / под ред. В. Юкечева. Новосибирск, 2008. С. 151 — 157.
  • [34] Местная газета — инициатор общественного диалога / под ред. В. Юкечева. Новосибирск, 2009. С. 130-171.
  • [35] Размышления по этому поводу можно прочесть в книге Т. Розснстила и Б. Ковача«Элементы журналистики», изданной на русском языке АНО «Иитерныос». Т. Розенстилявляется лидером проекта «За качество в журналистике», а Б. Ковач — председателем Комитета заинтересованных журналистов. И тот и другой критикуют парадигму гражданскойжурналистики. Тем не менее многие принципы, которым следуют в своей работе упомянутыеорганизации, перекликаются с принципами гражданской журналистики.
  • [36] В данном случае речь идет исключительно о технологических навыках; содержательный аспект гражданской журналистики теряется.
  • [37] Городская газета организует информационную кампанию на принципах гражданскойжурналистики / под ред. Н. В. Хлебниковой. Мурманск, 2008. С. 164—165.
  • [38] URL: www.realno.info (дата обращения: 03.10.2016).
  • [39] См.: Новые медиа в коммуникативном процессе // Общественная повестка дня и коммуникативные практики СМИ : материалы Всерос. науч.-практ. конф. «Журналистика-2008».М.: Фак-т журналистики МГУ, 2009. С. 270—295.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>