Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА ЖУРНАЛИСТА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Церковь как орган регулирования медиасферы

Научных работ, в которых исследовалась бы проблематика влияния церкви на медиа, немного[1].

Христианское богословие утверждает, что церковь — это не историческая организация, а мистическое образование, земная, телесная форма существования Иисуса Христа. Как утверждает крупнейший русский религиозный философ В. С. Соловьев, «Церковь есть тело Христово не в смысле метафоры, а в смысле метафизической формулы. Множественность отдельных людей, из которых слагается церковь, образует единую общность, в которой благодатно проявляется действие Духа Божия»[2]. В связи с этим православные богословы и католические теологи стремятся подчеркнуть специфичность церкви, ее отличие от любых форм социальной организации. Церковь — «это не смертный, рассыпающийся на индивиды коллектив, а как бы живое существо надмирной сверхчеловеческой природы, имеющее божественные свойства вечности, неразрешимости, нетления, святости, непогрешимости», — утверждает православный богослов А. В. Карташов[3].

Однако светские исследователи доказывают, что в интересующем нас аспекте любая Церковь представляет собой организацию со сложной внутренней иерархией. Логика построения этой иерархии имеет универсальный характер — близость к Божественному откровению. На вершине находятся иерархи. Это позиции, дающие право на «правильное», «истинное» толкование священных текстов, которые, как и большинство иных текстов, многозначны, открыты разным вариантам прочтения. Главная прерогатива иерархов — право интерпретировать самые туманные, многозначные, спорные места, формировать свод ритуалов, обеспечивающих «истинное» общение с Богом. Ниже — священнослужители, имеющие право разъяснять священные тексты, следуя логике и рамкам, установленным высшими (или высшим) лицами церкви. В самом низу церковной иерархии — рядовые члены. Что касается не-членов церкви, то это уровень, куда не пробилось божественное откровение, своего рода «обратная сторона Луны», закрытая от лучей истины. Люди, находящиеся в этой зоне, могут также иметь разные позиции в иерархии: ближе всего к границе — заблуждающиеся, которые по объективным причинам не приняли слово Божье (например, некому было им его разъяснить), дальше всего — те, кто сознательно борется с Богом и его слугами, следует указаниям Дьявола, нечистой силы и т.д.[4]

Церковные организации, независимо от вероучения, всегда очень внимательно относились к процессу производства и распространения информации. Вот лишь несколько примеров.

  • 1501 г. Папа Александр VI издал буллу, запрещавшую печатание книг (в Европе печатный станок был изобретен Иоганном Гутенбергом в 1450 г.). Таким образом католическая церковь пыталась бороться с набравшими силу еретиками-вольнодумцами. Папа рассчитывал, что переписчиков книг, в подавляющем большинстве монахов, будет значительно легче контролировать, чем издателей-мирян.
  • 1512 г. Пожалуй, первый широко известный случай борьбы цензуры с наукой. Польский ученый Николай Коперник опубликовал книгу «Комментарии», доказывавшую, что Земля вращается вокруг Солнца. В 1616 г. книга была занесена в «Папский Индекс». Астроному Галилео Галилею (которому приписывается авторство знаменитой фразы «И все-таки она вертится!») инквизиция, в частности, инкриминировала чтение запрещенной книги Коперника. Книга самого Галилея «Диалоги» находилась в «Папском Индексе» до 1822 г.
  • 1541 г. Знаковый случай применения цензуры в живописи — фреска Микеланджело «Страшный Суд» в Сикстинской капелле была признана безнравственной папой Павлом IV. Художнику пришлось задрапировать обнаженных персонажей фрески. Религиозные деятели к этому времени накопили значительный опыт уничтожения произведений античной культуры, а также цензурирования икон, фресок и витражей.
  • 1720 г. Петр I своим указом от 5 октября 1720 г. узаконил существовавший, хотя и не всегда соблюдавшийся порядок, запретив печатать религиозные книги без цензуры Духовной коллегии. Этот указ Петра иногда условно называют первым русским законом о печати.

Сегодня тенденция к медиатизации религиозных институтов уже очевидна[5]. В апреле 2010 г. в Ватикане проходил Всемирный день социальных коммуникаций под знаком «цифрового свидетельства». «Цифровые свидетели» (testimoni digitali) — такой «слоган» сопровождал ряд мероприятий, в том числе трехдневной конференции, по завершению которой папа Бенедикт XVI зачитал ежегодное послание, приуроченное к этому событию.

Тема послания в 2010 г.: «Священник и пастырское служение в цифровом мире: новые средства в служении Слову». Основной идеей этого послания было использование современных каналов и устройств коммуникации для распространения христианского учения, для новой евангелизации и катехизиса. Бенедикт XVI отметил, что при использовании многочисленных цифровых технологий недостаточно просто присутствовать в Сети и воспринимать ее как некое пространство для заполнения идеями, но важно вести диалог с аудиторией. По словам папы, священники должны присутствовать в цифровом пространстве как свидетели Евангелия, свидетели новой жизни и передавать таким образом учение Церкви верующим. В комментариях к посланию кардинал А. Баньяско определил понятие цифрового свидетельства как процесса вхождения христианской души в цифровое пространство, передачи всего богатого внутреннего мира через современные каналы коммуникации[6].

По данным итальянской Федерации католических еженедельников, за последнее десятилетие только в Италии было зарегистрировано более 180 специализированных католических изданий, общее количество экземпляров которых достигло 1 млн. Многие из них обзавелись электронными версиями, что увеличило их действительную аудиторию. В связи со все возрастающей ролью Интернета итальянская католическая церковь решила предложить свои услуги по созданию сайтов для приходов и церковных изданий. Так появилась ассоциация итальянских католических вебмастеров. Эта ассоциация стала ответом на быстро растущее количество католических сайтов, число которых только в Италии превышает 6 тыс. Именно она взяла на себя инициативу веб-образования для сотрудников католической церкви, периодически проводя специальные семинары и лекции. Наряду с ассоциацией католических веб-мастеров нельзя не отметить развитие службы информатики итальянской епископальной конференции и работу Папского совета по социальным коммуникациям[7].

В Материалах II Ватиканского собора указывается, что «особый нравственный долг в деле верного использования СМ К возлагается на журналистов, писателей, актеров, режиссеров, продюсеров, на лиц, занятых планированием и сбытом, на исполнителей, торговцев и критиков — словом, на всех, кто тем или иным образом участвует в производстве и передаче сообщений. Ведь вполне очевидно, сколь многие важнейшие обязанности должны возлагаться на них при современном состоянии человечества, поскольку они могут направлять род человеческий на добрый или дурной путь, знакомя его с информацией и оказывая на него воздействие.

Поэтому им нужно будет согласовать свои экономические, политические и художественные интересы таким образом, чтобы они никогда не оборачивались против общего блага. Дабы легче было добиться этого, им всячески рекомендуется вступать в профессиональные объединения, обязывающие своих членов — при необходимости даже посредством договора о верном соблюдении нравственного кодекса — уважать нравственные законы во всех своих профессиональных занятиях и делах.

Пусть они всегда помнят о том, что значительную часть читателей и зрителей составляет молодежь, которая нуждается в прессе и зрелищах, способных обеспечить ей достойное развлечение и привлечь души к предметам возвышенным. Кроме того, им следует заботиться о том, чтобы сообщения о делах, имеющих отношение к религии, поручались достойным и сведущим лицам и совершались с должным уважением»[8].

Аналогичные процессы происходят в многоконфессиональной России[9]. Еще в 2004 г. в рамках II Межрелигиозного миротворческого форума состоялся круглый стол «Религия и СМИ». На заседании присутствовали муфтии из Узбекистана, Татарстана, Республики Коми, других республик, а также раввины из Нижнего Новгорода, Москвы, Костромы, государственные чиновники, представитель Албано-Удинской христианской общины из Азербайджана. Православную сторону представлял митрополит Кишиневский и всея Молдовы Владимир (Каптарян). Координировали работу круглого стола ответственный редактор газеты «Церковный вестник» С. Чапнин и раввин из Волгограда 3. Йоффе. В ходе обсуждения участники высказали ряд практических предложений. Раввин из Москвы А. Лакшин предложил обратиться к Правительству России от имени всех традиционных религий с просьбой о выделении на государственных телеканалах эфирного времени для просветительских передач, которые готовили бы сами религиозные организации. Раввин поддержал опасения относительно использования религиозных символов в рекламе и высказал пожелание, чтобы традиционные религии выработали общее мнение по этому поводу. Пресс-секретарь Союза православных граждан К. Фролов коснулся проблемы конфессиональной анонимности журналистов. По его мнению, «конфессиональная открытость — залог против манипуляций, а конфессиональная этика журналиста — это защита от экстремизма». Представитель Южнороссийского гуманитарного университета А. Саввин высказал мысль о том, что пора поднять вопрос о включении этических норм в образовательный госстандарт по специальностям «реклама» и «журналистика», а также проводить мониторинг наиболее агрессивных выпадов против религиозных организаций в СМИ. Представитель духовного управления мусульман Республики Коми предложил создать комиссию по типу суда присяжных для контроля деятельности СМИ. С ним не согласился раввин — профессор М. Сиротинский, который считает более целесообразным выражение общего мнения различных религий по «наиболее вопиющим» поводам на местах. С. Чапнин высказал мнение, что на сегодняшний день общество не готово к введению цензуры, и негативных последствий здесь было бы заведомо больше, чем позитивных. Он предложил создать общественный орган в рамках Межрелигиозного совета СНГ, который мог бы формировать и высказывать единое мнение традиционных конфессий по конкретным проблемам работы СМИ, в особенности в связи с пропагандой насилия и пороков как нормы жизни. С одобрением было встречено предложение раввина из Костромы Н. Руппо о создании специального интернет-портала Межрелигиозного совета СНГ, который будет «усиливать наши общие позиции» и даст возможность обсуждать насущные проблемы на интернет-форуме[10].

Многое из сказанного тогда воплощено в жизнь. Например, РПЦ обладает достаточно развитой сетью собственных медиаресурсов[11], реализует большую программу взаимодействия с региональными православными журналистами[12]. Есть яркие православные публицисты: Андрей Кураев, Алексий У минский, Андрей Десницкий[13].

Однако приходится признать, что взаимоотношения РПЦ со СМИ логично вытекают из выраженной в ряде официальных документов и программных речей патриарха позиции церкви в социально-политической области. Л эта позиция проста. Идеальными для православия считаются принципы государственного устройства абсолютной монархии Византии с ее принципами симфонии церкви и государства. Но идеальным ее воплощением признается монархия российская: «У русских государей, в отличие от византийских василевсов, было иное наследие. Поэтому, а также в силу других исторических причин, взаимоотношения церковной и государственной власти в русской древности были более гармоничными»[14]. Демократическое правовое государство признается лишь как результат секуляризации, с которым по необходимости приходится примириться: «Форма и методы правления во многом обусловливаются духовным и нравственным состоянием общества. Зная это, Церковь принимает соответствующий выбор людей или, по крайней мере, не противится ему»[15].

  • [1] Хруль В. М. Религиозный этос как фактор регулирования журналистской деятельности: теоретические предпосылки и практические препятствия // Вести. Моек, ун-та. Сер. 10 :Журналистика. 2010. № 5. С. 18—35; Хруль В. М. Религия и журналистика: христианскиеинициативы для преодоления «кризиса саморегулирования» СМИ // Правовые и этическиеаспекты журналистики. М.: Фак-т. журналистики МГУ, 2010. С. 53—66.
  • [2] Соловьев В. С. Духовные основы жизни // Собр. соч. В 10 т. СПб., 1903. Т. 3. С. 388.
  • [3] Карташов А. В. Православие — свет истинный опровержения безбожия // Свет истинный. Женева, 1938. С. 205.
  • [4] Ильин В. Социология пространства. URL: http://www.studfilcs.ru/prcvicw/4279698/(дата обращения: 07.10.2016).
  • [5] Под медиатизацией религии понимают процесс, связанный с представлением религии в информационном пространстве, взаимопроникновение СМИ и СМ К в религию и, какследствие, изменение религиозного содержания в соответствии с логикой медиа. По мнениюисследователей, медиатизация религии возможна в обществе, где медиа представляют собойнезависимые институты (Iljarvard 5. The Mediatization of Religion. A Theory of the Media asAgents of Religious Change. Copenhagen, 2008).
  • [6] Подробнее см.: Клименко Д. Л. Ватикан и «медиаевангелизация» в XXI веке // ТеорияСМИ и массовой коммуникации. 2011. Вын. 2. URL: http://www.mediascope.ru/node/787(дата обращения: 07.10.2016).
  • [7] Подробнее см.: Там же.
  • [8] О средствах массовой коммуникации. Материалы II Ватиканского собора. URL: http://lib.babr.ru/index.php?book=1012 (дата обращения: 09.10.2016).
  • [9] Следует учитывать, что помимо четырех обозначенных в Конституции РФ «традиционных религий» в России довольно много так называемых сект, деятельность которыхвызывает особый интерес у медиа. Достаточно назвать свидетелей Иеговы, Богородичныйцентр, Общество сознания Кришны, церковь объединения (муниты), церковь сайентологии(дианетика), секту Виссариона, такие откровенно оккультные течения, как теософия, антропософия, агни-йога, трансцендентальная медитация и т.д.
  • [10] Круглый стол «Религия и СМИ» состоялся в рамках II Межрелигиозного миротворческого форума. URL: http://www.religare.ru/article8637.htm (дата обращения: 09.10.2016).
  • [11] Жегулев И. Медийные скрепы. URL: https://meduza.io/feature/2015/04/23/mediynye-skrepy (дата обращения: 09.10.2016).
  • [12] Митрохин Н. Дух и буква. URL: http://mirror577.graniru.info/opinion/mitrokhin/m.247159.html (дата обращения: 09.10.2016).
  • [13] Более подробно о взаимоотношениях РПЦ и СМИ можно узнать из следующих публикаций: Монтаж и демонтаж секулярного мира / под ред. А. Малашенко, С. Филатова ; Моек,центр Карнеги. М. : РОССПЭН, 2014; Чапнин С. Православие в публичном пространстве:война и насилие, герои и святые : доклад в Московском центре Карнеги 9 декабря 2015 года.URL: http://chapnin.ru/articlcs/pravoslavie_v_publichnom_prostranstve_266/ (дата обращения: 07.10.2016); Митрохин Н. Дух и буква. URL: http://mirror577.graniru.info/opinion/mitrokhin/m.247159.html (дата обращения: 07.10.2016); Новые времена без Чаплина. URL:http://mirror577.graniru.info/opinion/mitrokhin/rn.247398.html (дата обращения: 07.10.2016);Khroul V. Communicating Christian «Good Life» Values in a Secular Public Sphere. World ofMedia //Journal of Russian Media and Journalism Studies. M. : Изд-во Национальной ассоциации массмсдиа исследователей. С. 64—92; Хрулъ В. М. Вера «своя» и «чужая»: аудиторныепредставления о новых религиозных движениях как эффект воздействия СМИ // Медиаскоп (электрон, жури.). 2014. № 4. URL: http://www.mediascope.ru/node/1666 (дата обращения: 07.10.2016); Khroul V. Religious Impacton Media Co-regulation: a Case Study of Russia //Journalism Research. Vol. XXX. № 6. P. 90—109; Khroul V. Initiatives of TV Ethics Control byReligions in Russia: Challenges for the Implementation // Religion in Eastern Europe Journal.2010. Vol. XXX. № 1. P. 1—9; Хрулъ В. M. Религиозные инициативы в области информационной этики и медиаобразования // Медиаобразование в России. М., 2010; Хрулъ В. М. Религия и журналистика: проблемы этического регулирования российского телевещания. Минск :Изд-во БДУ, 2009.
  • [14] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М. : Изд-во Моек.Патриархии, 2000.
  • [15] Там же.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>