Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА ЖУРНАЛИСТА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Медиаудитория

Потребители контента (которых обычно обозначают понятием «аудитория») влияют па медиаконтент двояко. С одной стороны, именно на потребителей ссылаются владельцы СМИ, объясняя причины преимущественно развлекательной и криминальной тематики. С другой стороны, многие потребители выражают свое отношение к той продукции, которую производят современные СМИ. При этом довольно часто негативное отношение к определенной медиапродукции сопровождается повышенным потреблением именно этой продукции.

Объяснить данную особенность массовой аудитории можно следующим образом. Медиапотребление представляет собой использование ресурсов медиапространства для каких-то целей. Выбор цели и необходимых ресурсов определяется тремя группами факторов. Социальные факторы требуют от индивида как члена определенной социальной общности регулярного участия в процессах медиапотребления. Анализом этих факторов занимается медиасоциология — отрасль социологической науки, изучающей поведение людей в современной медийной среде[1]. Экономические факторы, с точки зрения которых медиапотребление представляет собой процесс удовлетворения какой-то потребности, определяют объемы затрат, которые индивид готов использовать для удовлетворения своих потребностей[2].

Немаловажное значение имеет и психологический фактор «демонстративности» процесса медиапотребления. Демонстрация потребления в условиях урбанизации и опосредованности информационных связей больших городов часто становится единственным средством выражения статуса человека. Таким образом, потребление приобретает иррациональные мотивы и символический смысл. По мнению Ж. Бодрийяра, для людей главным становится знак, который несет в себе потребляемая вещь, а полезность вещи служит лишь прагматическим подтверждением покупки[3].

Противоречие между этими тремя мотивами определяет противоречивую практику медиапотребления и не менее противоречивые оценки качества медиаконтента[4].

Средства массовой информации содержатся гражданами. Именно граждане платят налоги, пополняющие бюджет государственных и общественных СМИ. Они же фактически финансируют и коммерчески ориентированные СМИ, покупая товары и услуги, в стоимость которых включены расходы на их рекламирование в печатных изданиях, на телеканалах, по радио и в Интернете. Уже поэтому граждане имеют право наблюдать за деятельностью печатной и электронной прессы, публично высказывать свои суждения о ней, контролировать и критиковать СМИ, добиваться изменений к лучшему в их деятельности. В демократическом обществе ни один из социальных институтов не должен находиться вне критики. Печатная и электронная пресса не может быть исключением. Она должна подвергаться систематическому общественному мониторингу и критике, быть подотчетной обществу.

Закономерен вопрос о том, каким образом граждане могут реализовать свои права наблюдения за СМИ и контроля их деятельности. В некоторых странах (например, в Великобритании, Германии, США и др.) существует практика, когда специальные регулирующие органы и инстанции — советы и комиссии по прессе, омбудсмены, наблюдательные советы — осуществляют прием и рассмотрение индивидуальных жалоб граждан по отдельным аспектам деятельности СМИ. Регулирующие органы и инстанции реагируют лишь на весьма ограниченный набор нарушений прессы - в основном на несоблюдение требований фактической точности информации и невмешательства журналистов в личную жизнь людей. Значительная же часть поступающих жалоб отклоняется задолго до рассмотрения, в результате чего деятельность этих структур не обеспечивает полную реализацию и защиту прав аудитории. К тому же такие органы отсутствуют во многих странах с рыночной экономикой, включая и Россию.

Существующие за рубежом наблюдательные общественные органы, призванные обеспечить «гражданскую составляющую» регулирования деятельности СМИ (наряду с «государственной составляющей»), распространяют свою деятельность только на общественные же медийные организации. В странах Западной Европы есть наблюдательные органы и советы, соучаствующие от имени общественности в регулировании деятельности общественных вещательных организаций — как правило, на совещательной, рекомендательной основе. Не отрицая их позитивной роли, следует признать, что влияние этих органов зачастую оказывается недостаточным, чтобы нейтрализовать негативные тенденции в деятельности общественных вещательных организаций — например, связанные с прогрессирующей коммерциализацией вещания. Это заставляет усомниться в эффективности наблюдательных советов как органов общественного влияния на медийную деятельность, тем более если учесть, что воздействие таких советов обычно не распространяется на коммерчески ориентированные СМИ, доминирующие в национальных системах СМИ.

Надежды на то, что проблема обеспечения ответственности СМИ перед обществом, соблюдения ими информационных прав медийной аудитории может быть эффективно решена методами внутреннего саморегулирования печатной и электронной прессы, профессиональных сообществ создателей медийного содержания, не получила убедительного подтверждения даже в тех странах, где созданы и действуют соответствующие регуляционные механизмы.

Это заставляет вновь усомниться в способности и готовности членов журналистского сообщества и других групп медийных работников всегда добровольно идти навстречу интересам и пожеланиям общественности. К тому же идеи саморегулирования СМИ и журналистов, распространенные в ряде западных стран, пока еще имеют не так уж много приверженцев среди российских журналистов и других творческих работников, создающих медийное содержание. Многие отечественные практики не осведомлены о мировом опыте саморегулирования прессы, что послужило причиной опубликования в «Журналисте» ознакомительной статьи, характеризующей этот опыт в самых общих чертах. Сложившаяся в ряде зарубежных стран культура саморегулирования СМИ и журналистов недостаточно изучена и российскими учеными — исследователями журналистики.

Зарубежный опыт свидетельствует об ограниченности возможностей саморегулирования, которое обычно получает развитие в качестве альтернате тивы усилению правового регулирования СМИ. Внутри профессиональных сообществ работников СМИ (как и внутри любой корпорации профессионалов) существуют вполне определенные узкокорпоративные интересы и действуют мощные силы, консолидирующие эти сообщества перед лицом критики извне и попыток внешнего регулирования их деятельности. Находясь вне эффективного воздействия со стороны общественности, любое профессиональное сообщество определяет для себя регулирующие «правила игры» самостоятельно, будучи «занято механизмами собственного воспроизводства, лоббируя свои интересы в качестве общественных с тем, чтобы стянуть на себя общественные ресурсы»[5]. На этом фоне распространенное мнение, согласно которому пресса всегда следует интересам граждан и выражает их, выступая в роли голоса и совести общества (в частности, в его отношениях с властью), выглядит не более чем предположением. Существует множество примеров из медийной практики, доказывающих, что голос СМИ нередко является своекорыстным голосом его собственников, руководителей, ведущих высокооплачиваемых журналистов — и ничьим более.

  • [1] Коломиец В. П. Медиасоциология — наука о социальном функционировании медиа //Теория и социология СМИ. М., 2012. С. 84.
  • [2] Овруцкий А. В. Социальная философия потребления: методологические и теоретические аспекты. Ростов н/Д., 2010. С. 15.
  • [3] Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры. М., 2006. С. 51.
  • [4] Подробнее см.: Дзялошинский И. М. Медиапростраиство России: коммуникационныестратегии социальных институтов. М.: Изд-во АПК и ППРО, 2013.
  • [5] Сазонов Б. В. Вторичный анализ как новый подход в организации социальных исследований. URL: http://www.labl-3.narod.ru/pagc22.html (дата обращения: 09.10.2016).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>